Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

сторона была намазана снотворным.
Бредшо помолчал. Налетел ветер. Закрутился по двору сор. Сзади, на
вязе, захлопали шелковые ленты и конопляное тряпье.
- Вешать надо, - сказал Даттам, - не бунтовщиков, а проповедников.
Это как капитал вкладывать: потратишь одного человека, а сбережешь тысячи.
- Простая арифметика.
- Простая арифметика, - подтвердил Даттам.
Заскрипели ворота, телеги поехали со двора. Дворовый человек,
кланяясь, подвел Даттаму коня.
- А соображения посложней арифметики к обществу неприложимы? -
спросил Бредшо.
- А соображения посложней - вранье, - ответил Даттам, вспрыгивая в
седло. - Про императора Иршахчана сказано, что он был строг и справедлив.
И про императора Меенуна сказано, что он был строг и справедлив. Слова -
одинаковые. В чем разница? В арифметике. При Иршахчане в исправительных
общинах жило полтора миллиона человек, а при Меенуне - двадцать тысяч.
- Кстати, чем вы пригрозили Шавии, если он не поможет вам в этом
паскудном договоре? Шавия говорит, - виселицей.
Даттам расхохотался.
- Я? Шавии? Виселицей? Зачем? Я просто пригрозил отнять у него
несколько зеленых камешков, которыми он завладел не совсем законным путем
и собирался провезти в империю, не доложив храму.

На следующее утро Бредшо проснулся совсем здоровым. Солнечные зайчики
прыгали по комнате, медные боги улыбались с полки над печкой, большой
рыжий кот пробрался на полку и грелся вместе с богами на солнце. Бредшо
поулыбался коту и другим богам, встал. Одежду в ларе пропарили с известью
и сезамом, вывели сглазы и дорожную грязь.
Бредшо спустился вниз, и прошел меж плетней местного значения,
мшаников и поветей к западному флигелю, в который по ночам летали бесы.
Волкодав, лежавший у двери флигеля, помер, действительно, нехорошо, с
синими пятнами и желтой пеной вокруг пасти.
В домике кто-то был. Бредшо зашел в соседний мшаник, проделал дырочку
в промасленной бумаге и стал ждать неизвестно чего. Минут через двадцать
прибежала дворовая девка, глянула на мертвого пса, кинула в окошко горстью
песка.
В домике завозились, через минуту в дверях показался молодой монашек.
- Хадар! Я лепешек тебе испекла.
- С петушком и курочкой?
- С петушком и курочкой! - Девушка засмеялась и стала обмахиваться
кончиком косы.
Хадар сказал жалобно:
- Мне не велено отлучаться.
Девка показала на мертвого пса:
- Я с тобой на глазах у бесов целоваться не буду.
Закинула косу и побежала: парень, смеясь, выскочил за ней.
Бредшо подождал и вошел во флигель.
Флигель был заставлен ретортами и пузатыми кувшинчиками с химическим
сырьем. В углу громоздились грубые ящики с прокаленным и протертым через
решета кизельгуром, - очевидно, наполнитель для динамитов. Надпись на
перегонном кубе советовала очищать мысли. В кубе плавали желтоватые
опивки. Бредшо сначала подумал, что из глицерина делали лишь динамит,
потом подошел к глиняным корчажкам в углу.
В таких корчажках обычно продавали дорогое инисское вино, и именно
эти корчажки проницательный Марбод заметил перед палаткой Арфарры
незадолго до страшной истории, приключившейся с замком герцога Нахии. От
обычных винных корчажек они отличались только жирным красным крестом на
донце, а на некоторых, помимо прочего, имелась грубая надпись из цифр и
букв. Бредшо, поразмыслив немного, сличил надпись с другими колбочками и
пробирками и решил, что это правильная формула акролеина, или схожего
отравляющего газа.
Было ясно, отчего умер щенок. Было также ясно, что Даттам полагался
не на одну арифметику, и газ был приготовлен на случай, если кому-то
захочется бунтовать: замок - вверху, осаждающие - внизу, газ - тяжелее
воздуха.
На столе лежали мятые черновики с графиками и расчетами, в которых,
после глубоких раздумий, можно было узнать расчет силы ударной волны.
Поверх расчетов Даттам рассеянно чертил пером: мертвая рябь
Серединного Океана и над ней: сук мирового дерева, изломанный, толстый,
обсыпанный снегом. На суку - нахохлившаяся птица. Картинка была бы
дьявольски грустна, если бы Даттам с редким садизмом не нарисовал под
суком мертвеца в том месте, где по канону висит золотой гранат.
"Уродился он, что ли, такой или его в детстве обидели?" - подумал
Бредшо. Потом сел на трехногий табурет и горько заплакал. Он надеялся, что



динамит - это так, случайность. Побочный продукт производства философского
камня. Увы! Алхимией здесь и не пахло, - пахло настоящей наукой. Оксиды,
конечно, именовались "убитыми металлами", автоклав в углу был украшен
чернью и серебряной насечкой в виде облаков и листьев. Но, судя по этой
лаборатории, Страна Великого Света могла столько понять в их корабле, что
Бредшо было даже страшно себе это представить.

Бредшо воротился в горницу. Босая девка, подоткнув паневу, скоблила
пол. Старик-колдун ждал его с зельями и травами.
Бредшо выпил отвар. Да, недаром господин Даттам продает варварам
высококачественные мечи, а они, идиоты, думают, что с мечами еще можно
завоевать империю. Или - можно? Ведь ни пушек, ни ружей у империи, видимо,
нет. Как так: иметь химическое оружие и не иметь огнестрельного? Должны же
быть закономерности, если не в истории общества, то хоть в истории науки?
- А где Даттам? В рудниках? - спросил Бредшо.
- С Серединным Океаном судится, - усмехнулся колдун.
- С каким Океаном, - не понял Бредшо.
- С Серединным. Озеро тут есть у горняцкой общины, так у них договор
с богом: быть общине свободной, пока озеро не провалится в землю...
- Свободной? Разве все вокруг - не графское?
- Земля - графская, а рудники - Варайортовы...
Девка шваркнула тряпкой об пол и встряла в мужской разговор:
- Варайорт - ложный бог, шельмец. Он как горы сделал? Спер у божьего
зятя шапку, растряс волосинки рудными жилами. Поэтому мир так дурно
устроен, что краден, как деньги торговца.
Старик сказал:
- Женщина, что ты понимаешь? Мир - как цветок, изукрашен дивным
узорочьем, и всякий человек из нашей деревни - образ и подобие божие. А
Варайорт сделал себе особых людей - не из глины, а из собственного кала, и
Серединный Океан на... из подражания. Заклял: "Быть вам свободными и
варайортовыми, пока стоит озеро"
- Пока стоит озеро, - с легким ужасом проговорил Бредшо, вспоминая
листки с расчетами. О господи! А он-то, дурак, подумал, что фургон с
динамитом был нужен Даттаму для облегчения горных работ!
Девка опять встряла в разговор:
- К ним приходили проповедовать, а они: "Мы в грязи не пашем, нам нет
дела до ваших королей - ни убитых, ни воскресших". Мы, мол, подданные
императора и свободные люди. И если есть на небе правда, - прибавила она,
- то из-за того, что они не пристали ни к графу, ни к божьим людям, им
сегодня будет плохо.
Бредшо подхватил меч, набросил на плечи ферязь и побежал к двери.

Хотя Золотой Государь запретил называть озеро Серединным Океаном,
никто по-другому никогда не говорил.
Посреди океана был островок не меньше доильного загона. На островке -
храм Варайорта и место для народных собраний под священной желтой
катальпой. По берегам было столько яиц, что трудно было их не раздавить:
утки-хохлатки, священные птицы Варайорта, гнездились невозбранно.
Всю ночь люди Даттама рыли шурфы и закладывали патроны. Утром
переправились на островок. Народное собрание было многочисленно, как
никогда, все съехались с оружием и стояли на том и этом берегу. Граф тоже
взял с собой всех дружинников, однако, большую их часть на остров не
пустили. Обе стороны знали, что законы законами, но на то и оружие, чтобы
добиваться исполнения законов. Граф смеялся: "Я над этой общиной имею ту
же власть, что и король, ибо здесь не считаются ни с моими, ни с его
распоряжениями".
Это было преувеличением: за уголь, за охоту в горных лесах граф
получал треть добываемого в рудниках. Однако ему хотелось большего, и он
обрадовался, когда в прошлом году Даттам предложил: храм вызовет общину на
божий суд, получит рудники и отдаст их в лен графу. Граф бы, конечно,
предпочел получить эти земли в собственность, а не во владение, однако
выбирать не приходилось.
Граф подозвал к себе своего домашнего колдуна и велел погадать: чем
кончится суд и много ли умрет людей? Колдун долго тряс свое лукошко, а
потом сказал:
- Кто выиграет тяжбу, я не знаю, потому что это не от тебя зависит.
Зато вижу, что ты еще до вечера поссоришься с Даттамом, а причиной ссоры
будет друг Даттама, чужеземец...
Горняки сошлись у алтарей, совершили жертвы. Даттам произнес
положенные формулы: мол, если бог этого хочет, пусть озеро уйдет в землю,
- и воздел руки к небу.
Как говорится: налетел вихрь, закружились голубые мечи. Рвануло так,
что своротило все каменные варайортовы челюсти, в положенных местах.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 [ 65 ] 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шидловский Дмитрий - Ритер
Шидловский Дмитрий
Ритер


Семенова Мария - Знамение пути
Семенова Мария
Знамение пути


Флинт Эрик - Окольный путь
Флинт Эрик
Окольный путь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека