Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Существо на полу дернулось, и Рио невольно отшатнулся.
Отчаянно завизжала на кровати перепуганная до смерти женщина, зажав
ладонью рану на шее. Человек с тухлым взглядом рывком извлек из груди
меч аккуратно положил его возле стены и сел.
- Сале, беги! - в крике героя стыло отчаяние.
- Сале? Нет!.. Сале, это правда ты?
Голос - хриплый и одновременно пронзительный - безумным
скрежетом разорвал ночь, и даже Рио застыл на месте, словно налетев на
невидимую преграду.
Этот голос нельзя было не узнать.
- Хоста?! - выдохнул герой; и я проклял удачу, обернувшуюся
чудовищной насмешкой, - дважды просить у Заклятого смерть для одного и
того же человека и дважды не дотянуться до вожделенной цели!
- Хоста?!! Что с тобой? Ты... тебя же убили, я сам видел!
Обнаженный Рио присел на корточки перед живым мертвецом. Женщина,
кажется, начала мало-помалу приходить в себя, но по-прежнему не могла
вымолвить ни слова. Вместо лишних слов она молча потянулась к
изголовью, где стоял тяжелый подсвечник на семь свечей и лежало
огниво.
Я к тому времени обосновался на крючке стенной вешалки и мог
не опасаться, что при свете меня заметят.
- Убили, - прошептал тот, кого раньше звали Хостой, стараясь
пригасить свой жуткий голос. Это у него получилось плохо. - Убили
меня, Рио. Холодно мне. Мертвый я. Мысли... сгнили мысли. Сале... ты
хоть жива?
Вспыхнула свеча, за ней - другая, и люди наконец смогли
рассмотреть мертвеца.
- Жива, - проскрежетал мертвец, и в тухлом его взгляде
червями сплелись боль и облегчение. - Помрачение на меня нашло. После
смерти... бывает. Я палач; я слышал. Добей меня, Рио! Я для тебя
добивал, добей и ты... для меня. Крови я мало выпил. Вот-вот память
уйдет - тогда я опять на вас брошусь. Отруби мне голову, Рио...
пожалуйста. Ты не бойся, покойникам головы рубить - сущая безделица!..
я знаю, я палач...
- Я... я не могу, Хоста! Не могу!
- Добей! - бывший палач неожиданно вцепился в руку своего
бывшего спутника поистине мертвой хваткой. - Упокой мою душу! Не хочу
- так...
- А як же ты хочешь, катюга? - весело спрашивают от двери. -
У рай до святого боженьки хочешь?! Некрещена душа, в чужой землице
зарыта, чужими людьми кончена, - не, нема таким рая...
Старый ведьмач стоит на пороге. Хитро щурится на непотребную
картину: голые мужчина с женщиной и оживший мертвец на полу.
Одно неясно, Панько: зачем тебе я как соглядатай понадобился?
- Ну что, ведьма роблена, не сладила сама с моим опырякою? -
толстым ногтем пасичник скребет подбородок, ухмыляясь. - Велел же тебе
пятки салом смазать - а ты упираешься, лезешь поперед батьки в пекло!
Ладно, пани ясна, - на цей раз Панько тебя стращал, чтоб думала
впредь, як ведьмачей за кожух... Неделю даю, на сборы, а больше не
дам. Поняла, ясна пани?
- Зачем... зачем ты его? - вместо ответа на откровенную
угрозу женщина кивает в сторону притихшего, сжавшегося в комок Хосты.
- Зачем?!
- Я? - вожак местного Ковена пожимает плечами. - Та ваш
приятель я без Панька готовый опыряка был, когда я пришел. Ну, пособил
трошки, не без того...
- А... второй? Лекарь? - герою все с большим трудом удается
держать себя в руках.
- А, той парубок, что Крамольником кличут? Той помер совсем.
Як честные люди. Покрестить его успели, вот и помер, як всяка
християнська душа. Ликар, говоришь, был? Если добрый ликар - теперь в
раю вареники ест!
- Ухо ему отрубить, что ли? - скучным голосом интересуется
Рио у женщины. - Или язык отрезать, чтоб не болтал глупостей? Как
думаешь, Сале?
Кажется, на этот раз Панька проняло. Понял: этот убить не
убьет, а вот язык и впрямь отрежет - Глазом не моргнет.
- Ты, хлопче, думай, що балабонишь, - глядя в сторону,
бормочет он. - А то как бы не пришлось тебе завидовать тому бурсаку,
что панночку мертвую три ночи у церкви отчитывал...
- А ты думай, что делаешь, когда покойников поднимаешь!
Говори: чем теперь Хосте помочь можно?
- А чем опыряке допоможешь?! - пасичник искренне изумлен. -
Разве что отнести до кого, чтоб кровушки посмоктал? Так я и отнес!
- А покой дать ему можешь?


- Ну...
- Не "ну", а делай, что сказано!
- Больно ты прыткий, хлопче! Добрый опыряка всегда в
хозяйстве пригодится! Покой ему... Може, и упокою, если вы драпанете
отсюда без разговоров, та болтать лишнего не станете. А приятелю
вашему и так непогано! Був катом, заризяк всяких на той свет отправлял
- а теперь что? Да то же самое! Ему не привыкать... Ладно, ладно, иду,
- Панько явно заметил, как изменилось лицо Рио. - По рукам? Вы отсель
выметаетесь за неделю - а я тогда его, може, и упокою!
Ведьмач присел, ловко взвалил потянувшегося к нему мертвеца
на плечи и поковылял к выходу.
Я вылетел следом.
Я знал, чего добивался старый ведьмач, приглашая меня в
свидетели. Местный Ковен вынес приговор несговорчивому пану-
чернокнижнику, начав с первого, самого простого, - предупреждения его
пассии, - и бывший каф-Малах должен был это знать.
Зачем?
Неужели чтобы передать сыну?!
Старый, очень старый человек ругается.
...Ну вот, и так вечно: едва больной еврей, которому давно
пора на тот свет, собирается вздремнуть, как являешься ты! И гонишь
сон прочь своей дурацкой болтовней. Что тебя беспокоит на этот раз,
позор мироздания? Может быть, ты хочешь, чтобы я открыл тебе все
сокровенные замыслы и стремления Святого, благословен Он? Тогда я
должен сразу разочаровать тебя: я не знаю, каковы Его сокровенные
замыслы и стремления! - надтреснутый кувшин старческого бормотания
течет каплями язвительной надежды. - Если да, то можешь сразу уходить,
а мне таки удастся урвать клочок сна...
Он так и разговаривает со мной: лежа на кипарисовом топчане,
покрытом циновкой и поверх нее - одеялом из верблюжьей шерсти. Ему не
хочется вставать, и я его понимаю. Я выхожу из колонны портика; я
присаживаюсь рядом у изголовья, чтобы не возвышаться над стариком
Вавилонским Столпом.
Восковые веки смыкаются еще теснее - но он не спит, конечно,
он не спит. Все-таки ему тоже интересно: зачем я пришел сегодня?
- Поздравь меня, рав Элиша. У меня скоро родится сын!
- Я всегда подозревал, что ты не очень умный каф-Малах, -
один глаз приоткрывается и с влажной печалью смотрит на меня. - Но
сегодня ты оправдал мои подозрения с лихвой! Кто же, не боясь сглаза,
хвастается вслух еще не рожденным ребенком?! Всякое слово имеет свой
отзвук, а когда речь идет о том, что еще не случилось, особенно о
таинстве рождения... Глупый, глупый каф-Малах!.. кстати, кто она?
Я не сразу понимаю суть вопроса. Так всегда: вот почтенный
рав Элиша только что говорил о понятном - а вот он уже молчит,
позволяя собеседнику тупо моргать в недоумении.
- Женщина. Смертная. Не отсюда.
- Ясно, ясно, - с удовлетворением кивает старик, вновь
занавесив оба глаза мятыми шторками век.
- Что - ясно?
- Что женщина. Смертная. И не отсюда. Таких, как ты, всегда
тянуло к дочерям человеческим.
- Ты прав, рав Элиша. Но почему? Я видел тех, которых
называли богинями, - и они были действительно прекрасны! Я встречался
с теми, кого называли демоницами, - и они были чувственны и
сладострастны, и искушены, как никто, в плотских утехах. Я видел тех,
кому еще не придумали имен на известных людям языках, и облик их
завораживал. Но едва вблизи появлялись смертные дочери человеков...
- И с этим вопросом ты пришел к старому человеку, доверху
полному добродетели?! Уйди, бесстыжий выкидыш неизвестно чьей утробы!
Отыди от меня! Я-то думал, что ты пришел спрашивать о замыслах
Святого, благословен Он! - и надеялся быстро от тебя отделаться! А
ты... - старик наконец соизволяет открыть оба глаза, и оба этих хитрых
глаза смеются. - Ладно, разве что ради твоего будущего первенца,
трижды тьфу-тьфу-тьфу в его сторону и сторону его бедной матери!.. но
увы, болтливый отец! - начать придется все же с замыслов!..
Сказано в толковании каббалистов Цфата, чьи имена не называют
вслух, к Книге Берешит, иначе Бытие:
"В час, когда приступил Святой, благословен Он, к сотворению
первого Адама, увидел Он праведников и нечестивцев, что произойдут от
него. Сказал: "Если Я сотворю его, то выйдут из него нечестивцы. А
если не сотворю, то как появятся из него праведники?" Что сделал
Святой, благословен Он? Убрал он от своего лица дорогу нечестивцев. И
призвал к участию в нем Свойство Милосердия, и сотворил его. Об этом
написано в Тегилиме, иначе в Псалтыре: "...ибо знает Господь путь
праведных, а дорога нечестивцев исчезнет..."- И в час, когда приступил


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 [ 65 ] 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Якубенко Николай - Испытание огнем
Якубенко Николай
Испытание огнем


Ильин Андрей - Тень Конторы
Ильин Андрей
Тень Конторы


Журавлев Владимир - Неудачная реинкарнация
Журавлев Владимир
Неудачная реинкарнация


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека