Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Я задрал.
- Ясно? - спросил он.
- Ясно, - сказал я.
Он привел одежду в порядок, долго молчал, глядя, как ветер рябит холодную
гладь полноводной реки, величественной в своей несуетности.
Как Стикс.
Потом добавил:
- Скажу еще. Я смотрел пленку с допросами. Одно место смотрел два раза. С
допросом доктора. Он сказал: "Нас всех убили на той войне". Так вот, меня
тоже убили на той войне. Не на вашей, а на моей. В Афгане. Мы свои. А своих
я убивать не дам. Все. Подъем. Давай работать.
Работу мы сделали быстро, не отходя от берега. Рассудили, что нет резона
усложнять дело и нырять в ледяную воду. Мужики были жилистые и верткие, как
пантеры. Но на нашей стороне был эффект неожиданности и преимущества
молодости. И форма, понятно, у нас была получше.
В разработанный Сивоплясом план Док внес коррективы. Мы обрядили "черных"
в наши камуфляжки, а сами надели их униформу. Была откорректирована и роль
Сивопляса. Когда троих его парней умотали линями и уложили в кубрике, его
самого, тоже связанного и с кляпом из грязной тряпки во рту, вытащили на
берег и отволокли под навес. Он мычал и бился, как уссурийский тигр,
спеленутый сетью ловцов. Укоризненный взгляд его прожигал мне сердце
раскаленным железом, каким были изукрашены спина Боцмана и спина Сивопляса.
И я чувствовал, что, если не удастся убедить его в правильности того, что мы
делаем, этот взгляд до конца жизни будет преследовать меня в бессонницу, а
потом будет предъявлен мне первым номером в списке моих грехов на Страшном
суде.
Катер отплыл, на середине реки заглох. Его подхватило течение и медленно
повлекло к востоку. Мы освободили Сивопляса и вернули ему "калаш". Он
отплевался и сказал:
- Ну?
- Объясняй, - предложил я Доку.
У Дока, конечно, было много достоинств и среди них попадались даже
таланты, но умением жечь глаголом сердца людей природа его обделила. Его
объяснения Сивопляс слушал внимательно, но чувствовалось, что все эти дела
ему глубоко до фени. Его нисколько не ужаснула апокалипсическая картина
будущих локальных войн, в которых с помощью российских штурмовиков народы
мира будут превращать друг друга в кровавую лапшу, оставила совершенно
равнодушным угроза краха российской экономики, а когда Док упомянул о
международном престиже страны, который неминуемо будет подорван, если
агентура ЦРУ перехватит "Руслан", Сивопляс перебил:
- Кончай. Барабанишь, как попугай на базаре. Россия, Россия. Что такое
Россия?
Док посопел, попыхтел, потом показал на реку, которая все дальше уносила
катер, и сказал:
- Вот это и есть Россия. Понял? Сивопляс посмотрел на него как на
убогого. И ответил:
- Это река Ингода. А если ты еще хочешь сказать, то лучше молчи.
- Тихо! - вдруг приказал Артист. - Все под навес! Ложись!
Со стороны Потапова донесся гул вертолетного двигателя. Он приближался.
Это был хорошо знакомый нам патрульный Ми-28. Он тянул над рекой на высоте
метров триста. Потом пошел вниз, чуть клюнул носом и выплюнул одну из
шестнадцати ракет "Вихрь". Оставляя белый след, она прошла над водой, и там,
где только что был маленький силуэт катера, сверкнуло, вспух и лопнул
огненный шар и взметнулся водяной столб.
Сивопляс взревел, как раненый тигр, и рванулся из-под навеса. Боцман
успел схватить его за ногу, за другую ногу ухватился Артист, а Док навалился
сверху всей своей массой.
Вертолет вышел на второй заход и прошил фарватер из скорострельной
30-миллиметровой пушки 2А42. Еще раз развернулся, облетая на малой высоте
окрестности, прогрохотал двигателем над крышей навеса, заложил вираж и
отвалил в сторону аэродрома.
Сивопляс поднялся на ноги и машинально отряхнул форменку от сора. Потом
сел на краю обрыва, по-восточному скрестив ноги, и начал раскачиваться
вперед-назад. Мы расположились по сторонам от него и сидели, молча глядя на
хмурую воду сибирской реки Стикс. А что тут можно было сказать?
- Костя Сальников, - негромко проговорил Сивопляс и снова закачался.
Потом сказал:
- Младший сержант. Потом сказал:
- Он прикрыл меня во дворце Амина. Потом сказал:
- Гриша Майборода. Младший лейтенант. Мы вместе горели в бэтээре под
Урузганом. Потом сказал:
- Никита Петраков. Старший сержант. С ним мы были в плену.
Потом встал и сказал Доку:
- Теперь я понял, что такое Россия. Это и есть Россия. Она такой и



останется, если их не остановить. Говори, что делать.
Глава XIV
От одного человека не зависит ничего.
От одного человека зависит все.
Еще на даче в Архангельском генерал-лейтенант Ермаков понял, что стечение
обстоятельств поставило его в такое положение, когда только от него, как от
одного-единственного солдата на острие захлебнувшейся атаки, зависит исход
огромного дела. Дрогнет он, и запнется взвод, вожмется в землю на свинцовом
юру рота, залягут, а потом начнут пятиться батальоны, обнажая фланги
соседей, вовлекая в губительную воронку отступления полки и дивизии.
Решение, которое принял Ермаков, было инстинктивным, самопроизвольным,
как взмах руки и изгиб тела потерявшего равновесие канатоходца. В какой-то
момент он даже поразился себе: да не спятил ли я? Но уже заработал его
холодный практический ум, анализируя ситуацию, просчитывая варианты. И когда
приехал аль-Джаббар с тремя молодыми черноусыми арабами-телохранителями в
одинаковых черных костюмах и с одинаковыми черными кейсами, Ермаков уже был
готов к разговору.
Но он не стал начинать его на даче. Времени до отлета "Руслана" в
Потапово оставалось в обрез, это был хороший повод отложить разговор. В
машине тоже вести обсуждение нельзя из-за присутствия арабов, понимавших
по-русски и по-английски. На предложение Ермакова изложить дело уже на борту
"Руслана" аль-Джаббар немного подумал, легким касанием ладони поправил
безукоризненный пробор на иссиня-черных, набриолиненных волосах, повертел
массивный золотой перстень на маленьком пухлом пальце и согласился:
- Мы знаем господина Ермакова как очень серьезного человека. Мы не
сомневаемся, что наш высокочтимый друг отдает себе полный отчет в своих
действиях.
Круглое жирное лицо Джаббара с пышными черными усами излучало
доброжелательство, но глаза смотрели холодно, жестко.
Представитель ОПЕК при правительстве России (он же - доверенное лицо
могущественного миллиардера бен Ладена) гражданин Саудовской Аравии Мухаммед
Хасан аль-Джаббар был очень опытным бизнесменом и хладнокровным человеком.
Но и он окаменел, когда узнал, что афганские летчики, которые должны были
перегнать истребители из Потапова в Кабул, взяты под наблюдение и вот-вот
будут арестованы.
Второе сообщение Ермакова - о том, что прежний способ транспортировки
самолетов не может быть использован из-за противодействия неких влиятельных
сил в российском руководстве, - стерло последние остатки доброжелательства с
его лица.
Ермаков не стал объяснять, какие силы он имеет в виду, лишь сказал, что
эта часть российского руководства придерживается прозападной, а точнее,
проамериканской ориентации.
Как Ермаков и ожидал, его слова попали в болевую точку. У всех этих
воинов ислама была одна ахиллесова пята. При всей многоопытности и хитроумии
они забывали, что ненависть - очень плохой советчик в делах. Даже намек на
военную оснащенность Израиля приводил в ярость ближневосточных арабов и
заставлял их идти в переговорах с Ермаковым на большие уступки. Такой же
красной тряпкой для аль-Джаббара было упоминание США.
Он потребовал конкретизации, но Ермаков твердо ответил, что это
внутренние дела России и он не намерен обсуждать их с многоуважаемым и
высокочтимым партнером.
От Джаббара дохнуло угрозой, как от кобры перед смертельным броском.
Но и к этому Ермаков был готов.
Во время разговора в ЦКБ аль-Джаббар не скрывал своего превосходства. И
его позиция была действительно очень сильной. Но в ней таилась и уязвимость.
Она заключалась в том, что талибам нужны истребители, а купить их они могут
только у России.
Проблема не решалась такими частностями, как жизнь или смерть Ермакова
или жизнь или смерть самого аль-Джаббара. Ермаков даже допускал, что его
партнер настолько фанатичен, что готов пожертвовать своей жизнью во имя
священного дела. Но это было только на руку Ермакову.
Джаббар быстро понял, что невольно оказался в ловушке. Он напряженно
искал выход. Ермаков не торопился его подсказать. Партнер должен дозреть до
того состояния, когда в любом предложении он изначально станет искать
выгоды, а не опасности и подвохи, будет думать, почему это предложение нужно
принять, а не почему отвергнуть.
Над Волгой Ермаков понял, что клиент готов.
Он изложил свое предложение.
Афганской стороне нужны самолеты-"невидимки", России нужна валюта.
Расторжение ранее заключенного контракта на девятьсот шестьдесят миллионов
долларов невыгодно обеим сторонам.
В силу форс-мажорной ситуации российская сторона не может в настоящее


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 [ 65 ] 66 67 68 69 70 71 72
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Земляной Андрей - Один на миллион
Земляной Андрей
Один на миллион


Шилова Юлия - Знакомство по Интернету, или Жду, ищу, охочусь
Шилова Юлия
Знакомство по Интернету, или Жду, ищу, охочусь


Сертаков Виталий - Коготь берсерка
Сертаков Виталий
Коготь берсерка


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека