Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

стояла новенькая кровать с никелированными головками и матрацем. Русинов лег
и покачался - мягкая пружинистая сетка...
А участковый не уходил, торчал в дверях. И спичек больше не зажигал.
- Ты вот что, парень,- наконец сказал он из темноты.- Мою дочь не трогай,
понял? Еще раз увижу тебя с ней- ноги переломаю без всякого ордера. Жених
нашелся...
- Иди, иди, дорогой тесть,- съязвил Русинов.- Тебя служба ждет. Да накажи
теще, чтобы утром мне горяченьких блинчиков принесла. Со сметанкой!
Он шарахнул дверь и зло забряцал запором. И еще, кажется, пнул дверь,
прежде чем уйти. Почему-то в сознании Русинов не воспринимал его как отца
Ольги. Но тут же из защитника правопорядка участковый превратился в
защитника своей дочери. И сразу исчез куда-то весь его опыт,
профессиональная наблюдательность и милицейский гонор. Русинов посмотрел в
окно: капитан прошел напрямую по картошке, перелез через изгородь и пропал в
темноте. Любовь Николаевна знала, что такое нефритовая обезьянка. Этот
опознавательный знак, пароль, если его не спас, то, по крайней мере,
остановил арест и выдачу Русинова Службе. Участковый посадил его в этот
склад скорее из боязни, что он может встретиться с его дочерью, ибо старуха
была права- зачем ему бежать? Она прекрасно знает его цель, иначе бы не
откликнулась на обезьянку, и теперь, возможно, хранители должны
посоветоваться, как поступить с Русиновым дальше. Сдать его в прокуратуру, в
клинику для душевнобольных либо найти иной способ нейтрализовать Мамонта.
Но если капитан боится за свою капитанскую дочку, то надо немедленно
бежать из этого амбара к ней. Русинов ощупал решетки на двух небольших
окнах- сделано на совесть, наверное, еще до войны: гвозди самокованые,
прутья не расшатать. И срублен склад крепко, бревна посажены на мох и на
шканты (круглые куски дерева); пол же, судя по его непоколебимости, собран
из толстых, распущенных надвое, бревен. Без лома ничего не взять... Он
пошарил на стеллажах - чисто. "Мешок" был на сей раз деревянный, с видом на
реку, но ничуть не уступал каменному. Там хоть была зажигалка...
Он снова лег на кровать и мысленно стал искать самое уязвимое место.
Выходило, что все-таки окна и простенок между ними. Он подождал, когда
начнет светать, встал и ощупал косяки. Пазух над верхними почти не
оставалось, осевшее строение давным-давно сомкнуло все щели, мох между
бревен спрессовался до крепости картона. Даже если выковырнуть его, на что
потребуется полдня, все равно не осадить бревна простенка так, чтобы верхнее
освободилось и шкант вышел из гнезда в верхнем бревне. К тому же концы
бревен простенка имели шипы, прочно стоящие в пазах косяков: все сделано по
правилам плотницкого искусства. Но над окнами было всего два ряда и ко
второму было прибито железо. Амбар небольшой, лес давно просох, и крыша
легкая. Оставалось единственное - поднять верхние ряды бревен вместе с
потолком и выломать простенок.
Стараясь особенно не шуметь- хозяин, на чьей территории стояла эта
тюрьма, наверняка предупрежден,- Русинов начал разбирать стеллажи. Снял
доски с полок, оголив каркас, а затем оторвал четыре вертикальных стойки,
сделанные из толстых брусков. Самый длинный он упер в верхний косяк окна,
поставив второй конец на широкую доску, и другой стойкой стал распирать эту
конструкцию, стремясь поставить первый брусок в вертикальное положение.
Получался довольно мощный клин и одновременно рычаг, на который можно было
давить всем телом. После нескольких рывков послышался треск вверху- ряд,
перекрывающий окна, тронулся с места. Русинов ощупал пазы и с удовольствием
отметил, что спрессованный мох освободился от давления. Но дальше все
замерло: слишком велико стало трение вертикального бруска о доску, лежащую
на полу. Требовалось смочить, но участковый не оставил ни капли воды.
Пришлось использовать подручные и не совсем приличные средства.
Еще минут через пять верхние ряды бревен вместе с потолком и крышей
приподнялись на два сантиметра. Можно было пальцами выковыривать мох.
Оконный блок поднимался вверх вместе с косяками и решеткой. Русинов расшатал
простенок, убрал мох из пазов, и образовалась щель в ширину спичечного
коробка. Однако плоский и довольно толстый шкант сидел в верхнем бревне еще
глубоко и прочно. Тогда он вставил доску под оконную подушку, встал на нее
ногами и стал давить одновременно двумя рычагами. Заскрипели шканты, из
щелей посыпался растертый в пыль мох. Он подстраховался, загнав брусок между
бревен, и теперь оставалось вывернуть хотя бы одно бревно из простенка.
Русинов снял головку с кровати, вставил ее между косяком и торцом бревна и,
расшатывая, постепенно вытащил его из проушины. С улицы подул свежий
предутренний ветер. Можно было уже с трудом, но выбраться наружу, однако он
вывернул еще одно бревно и, не убирая конструкции рычагов, вылез через дыру
вперед ногами: под стеной тюрьмы густо росла крапива.
Амбар стоял на задворках поселкового магазина. Рядом - еще один сарай,
длинный, широкий, как ангар. Вокруг - картошка. И не подумаешь, что здесь
есть тюрьма... Пригибаясь, Русинов пробежал вдоль изгороди, перескочил ее и
направился к дому Ольги. Крался осторожно, чтобы не будить собак, но пройти
по этому поселку незамеченным оказалось невозможно. В чьем-то дворе
послышался лай, немедленно подхваченный хором во всех концах.


Машины Русинова возле ворот уже не было. За калиткой трубно лаял пес, но
почему-то никто не выходил. Тогда Русинов бросил камешек во двор, чтобы
разозлить собаку, а сам проскочил через ограду палисадника. Прошло минут
пять- дверь так и не скрипнула. По всей вероятности, дома никого не было. Он
побежал к больнице и еще издалека заметил, что на крыльцо вышла мать Ольги.
Русинов стал к забору. Надежда Васильевна постояла, посмотрела в сторону
своего дома- видимо, встревожилась от лая собаки, и скоро вернулась назад.
Ольга бы обязательно вышла, если бы находилась в больнице...
Он развернулся и пошел в переулок, вдоль огородов - к дому Любови
Николаевны. Все было, как вчера, только он бежал один по чистой песчаной
дороге. И здесь не было никого! Стеклянная дверь оказалась запертой на
внутренний замок...
Русинов посидел на скамеечке возле цветов и медленно побрел назад, к
своей тюрьме.
Повинуюсь року!
Он залез в амбар, разобрал все свои приспособления и рычаги и лег на
матрац. Столько трудов приложил" чтобы вырваться на волю, а теперь
приходится возвращаться, ибо ждать больше негде. Свежий ветер на восходе,
врывавшийся сквозь дыру, знобил его, пока не взошло солнце. Однако все
равно, скрючившись в позе эмбриона, он долго не мог согреться и, едва ощутив
теплые лучи, тихо и незаметно уснул. А проснулся с испугом, что спал долго и
за это время что-то произошло! Он прислушался- на улице тихий, знойный день
и всего двенадцатый час. От жажды пересохло во рту, болела голова и чесалось
изжаленное комарами лицо. Он осторожно выбрался на улицу; где-то трещала
бензопила, доносились удары топоров- на другом конце поселка рубили дом. Он
сходил на реку, напился и умыл лицо. Вдруг стало обидно, что о нем все
забыли!
Не скрываясь, он подошел к дому участкового, постучал в калитку. Днем пес
залаял лениво, без азарта. Калитка оказалась незапертой, и Русинов вошел во
двор. "Уазик" стоял под навесом, а под ним, в холодке, лежала черная
немецкая овчарка - точь-в-точь как у серогонов! Возможно, из одного гнезда,
поскольку породистых собак в деревне заводят редко. Он взошел на крыльцо и
постучал в дверь. На стук выскочил пес из-под машины и залаял сильнее.
Надежда Васильевна вышла из сеней и отшатнулась:
- Это вы?! Опять вы?!
- Представьте себе! - с легким вызовом сказал Русинов.- Опять я!
- А где Сережа?.. Где мой муж? - чего-то испугалась она.
- Хотел у вас спросить,- он развел руками.- Ваш муж меня арестовал, запер
в амбар и забыл.
- Но он повез вас в Ныроб! Хотел везти...
- Не знаю, что он хотел, но сидеть под замком мне надоело,- заявил
Русинов.
- Олю... не видели?- вдруг с опаской спросила она.
- Последний раз видел вчера ночью,- признался Русинов.- Потом пришел ваш
муж...
- Не знаю, что и думать,- загоревала Надежда Васильевна.- Она ушла к вам
и больше не возвращалась. А теперь и отец пропал...
- А вместе они не могут быть?
- Да нет... Зачем она поедет в Ныроб?..- Она подняла усталые глаза.-
Послушайте меня... Уезжайте, пожалуйста! Я даже ничего не скажу мужу. Вашу
машину он исправил... Уезжайте, а?
- Не поеду,- он решительно помотал головой.- Не уговаривайте.
Надежда Васильевна обняла себя, горько подперлась рукой:
- Как вы приехали, у нас начались несчастья... Вы же опытный и зрелый
человек, а Оля- совсем молодая и многого не понимает в жизни. К тому же вы -
женатый, есть семья...
- Это неправда,- проговорил он.- Я один... Я давно один. Рядом никого и
за спиной - никого. Хожу и оглядываюсь... Понимаю, я вам не ко двору. Вы
боитесь меня, потому что я - Мамонт... Но я не желаю никому здесь зла!
Можете в это поверить? Вот Ольга поверила!
- Потому что еще глупая и романтичная,- отпарировала Надежда Васильевна.-
Простите, но мне кажется, вы умышленно этим воспользовались, в своих целях.
Не знаю, что вы ищете, чего добиваетесь, но обманывать молодую девушку...
Впрочем, что вам говорить? Вы уже и так принесли нам много несчастья. И
принесете еще... Я вам должна сказать... У Ольги есть жених, суженый ей
человек. Они обручены еще в юности... Прошу вас, уезжайте.
В ушах зазвенела пещерная капель. На прямых ногах он неуверенно спустился
с крыльца - пес лаял злобно, открытая его пасть была рядом, обдавало руки
собачьим дыханием. Он потянулся и погладил овчарку по голове, клацнули зубы
возле пальцев - никого нельзя было в этом мире ни приучить, ни сблизиться ни
с кем. Пес огрызался и отторгал всякого, кто тянул к нему руку, и это горько
осознавать, однако все было справедливо: мир существовал лишь потому, что
умел защищаться...
Повинуюсь року!
Русинов долго бродил по песчаной чистой дороге между огородами и лесом,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 [ 65 ] 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Ликвидаторы
Корнев Павел
Ликвидаторы


Бажанов Олег - Пришедшие отцы
Бажанов Олег
Пришедшие отцы


Посняков Андрей - Кольцо зла
Посняков Андрей
Кольцо зла


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека