Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

придерживайся порученного тебе досточтимым нашим Магистром Игры
и не менее строго тех правил поведения, которые мы преподали
тебе здесь. Мне доставило некоторое удовольствие оказать тебе
помощь; ты сам убедишься, что три недели, которые мы продержали
тебя здесь, прошли не без пользы. И если у тебя появится
желание выразить свое удовлетворение нашей информацией и нашим
знакомством, то я укажу тебе к тому путь. Ты отправляешься в
бенедиктинский монастырь и, проведя там некоторое время,
возможно, заслужишь доверие святых отцов. По всей вероятности,
тебе в кругу этих уважаемых господ и их гостей доведется
услышать политические разговоры, и ты легко поймешь, каковы их
политические настроения. Если при случае ты сообщишь мне о них,
я буду тебе признателен. Пойми меня правильно: ты никоим
образом не должен смотреть на себя как на некое подобие шпиона
или злоупотреблять доверием, которое окажут тебе
patres{2_4_01}. Ты не должен посылать мне ни единого сообщения,
которое обременило бы твою совесть. А что подобную информацию
мы принимаем к сведению и используем только в интересах Ордена
и Касталии, за это я тебе ручаюсь. Ведь подлинными политиками
нас не назовешь, у нас нет никакой власти, однако и мы должны
считаться с тем миром, который в нас нуждается или нас терпит.
При известных обстоятельствах для нас могло бы представлять
интерес сообщение, например, о том, что некий государственный
деятель посещал монастырь, что говорят о болезни папы, что в
список будущих кардиналов включены новые имена. Мы не зависим
от твоей информации, у нас имеются и другие источники, но
приобрести еще один, хотя бы небольшой, нам не повредит. А
теперь ступай, я истребую от тебя сегодня же решительного
ответа на мое предложение. Сейчас ни о чем другом не думай,
кроме возложенной на тебя миссии, и не осрами нас перед святыми
отцами. Итак, в добрый путь!
В "Книге перемен", которую Кнехт запросил перед отъездом,
предварительно проделав всю церемонию со стеблями
тысячелистника, он натолкнулся на иероглиф "Лю", означавший
"Странник", и на суждение "От малого к удаче. Страннику
благотворна настойчивость". Он отыскал шестерку на втором
месте, открыл толкование и прочел:
Странник приходит в приют,
Все его достояние при нем.
Молодой служка домогается его внимания.
Прощание не было ничем омрачено, лишь последний разговор с
Тегуляриусом оказался тяжким испытанием для обоих. Фриц силой
поборол себя и словно застыл, облачившись в ледяной панцирь: с
уходом друга он терял лучшее, что у него было. Характер Кнехта
не допускал столь страстной и исключительной привязанности к
одному-единственному другу, на худой конец он мог обойтись и
вовсе без друга, не колеблясь направить тепло своих чувств на
новые объекты и новых людей. Для Кнехта это прощание не было
особенно мучительной потерей, но он уже тогда хорошо знал друга
и понимал, какое потрясение, какое испытание оно означало для
последнего, и потому испытывал озабоченность. Не раз Кнехт
задумывался над этой дружбой, как-то даже заговорил о ней с
Магистром музыки и в какой-то мере постиг искусство объективно,
критически смотреть на собственные переживания и чувства. При
этом он осознал, что, по сути, не только и не столько большой
талант Тегуляриуса привлекал его и пробуждал в нем некую
любовь, но как раз сочетание таланта со столь крупными
недостатками, с такой немощью, осознал также, что однобокость и
исключительность любви, которой дарил его Тегуляриус, имела не
только хорошую, но и опасную сторону, ибо в ней таилось
искушение; дать почувствовать слабейшему силами, но не любовью
свою власть. В этой дружбе Иозеф считал себя обязанным до конца
проявлять определенную самодисциплину и сдержанность. Как ни
любил Кнехт Тегуляриуса, но тот не сыграл бы в его жизни
значительной роли, если бы дружба с этим нежным юношей,
обвороженным своим более сильным и самоуверенным другом; не
открыла бы Иозефу, что он наделен притягательной силой и
властью над людьми. Он знал: эта власть, этот дар привлекать
других и оказывать на них влияние в значительной мере есть дар
учителя и воспитателя, но в нем таится не одна опасность, он
возлагает определенную ответственность. Ведь Тегуляриус не был
исключением. Кнехт видел, что на него направлены многие
искательные взоры. Одновременно он все явственней ощущал



крайнюю напряженность всей обстановки, которая его окружала в
последний год, проведенный в Селении Игры. Он входил там в
официально не значащийся, однако строго ограниченный круг, или
сословие, избранных кандидатов и репетиторов Игры, в круг, из
которого время от времени того или другого привлекали для
выполнения различных поручений Магистра, Архивариуса или же для
ведения курсов Игры, но из которого уже не отбирали низших и
средних чиновников или учителей. То был как бы резерв для
замещения руководящих должностей. Здесь все друг друга знали
хорошо, даже очень хорошо, здесь никогда не ошибались
относительно способностей, характера и достижений друг друга. И
именно потому, что здесь, среди этих репетиторов Игpы и
кандидатов на высшие должности, каждый обладал талантами выше
среднего уровня, каждый но своим успехам, знаниям был лучшим из
лучших, именно поэтому всякая черта и оттенок характера,
предопределявшие будущего повелителя, человека, которому
сопутствует успех, играли особенно большую роль и за ними
неотступно и пристально следили. Избыток или недостаток
честолюбия, небольшие плюсы или минусы -- в манерах, росте,
внешности, наличие или отсутствие личного обаяния,
преимущество, выражающееся в большем влиянии на молодежь и на
Коллегию или просто в любезности, -- все имело здесь вес и
могло оказаться решающим в борьбе конкурентов. И если
Тегуляриус входил в этот круг только как аутсайдер, некий
гость, которого терпели, не подпуская близко, ибо у него не
было никаких данных вождя и повелителя, то Иозеф Кнехт был
полноправным членом самого узкого кружка. Должно быть, какая-то
особая свежесть и юношеская привлекательность, кажущаяся
недоступность страстям, бескорыстие и в то же время что-то от
ребяческой безответственности, какое-то целомудрие влекли к
нему молодежь, завоевывали поклонников. Вышестоящих же к нему
притягивала другая сторона этого целомудрия: почти полное
отсутствие тщеславия и карьеризма.
В самое последнее время воздействие его личности сперва по
нисходящей, а затем медленно, но верно и по восходящей линии,
было осознано и самим молодым человеком, и когда он с этой
позиции пробудившегося вглядывался назад, он видел обе линии
как бы проходящими через всю его жизнь и определяющими ее,
начиная с самого детства: с одной стороны, это была искательная
дружба, которой его дарили товарищи и младшие школьники, с
другой -- благосклонное внимание начальства. Бывали, правда, и
исключения, как, например, в случае с директором Цбинденом, но
зато и такие отличия, как благоволение Магистра музыки, а
теперь, совсем недавно, господина Дюбуа и даже самого Магистра
Игры. Это было очень заметно, и все же Кнехт раньше никогда
ничего не замечал, не хотел замечать. Скорей всего, то и был
предназначенный ему путь: словно бы само собой, безо всяких
усилий с его стороны, повсюду попадать в избранные, в элиту,
окружать себя обожающими друзьями и высокопоставленными
покровителями, но это был путь, не позволяющий останавливаться
у подножия иерархии, а приказывавший неустанно подниматься к
вершине, к свету, осеняющему ее. Нет, ему не суждено оставаться
ни субалтерном, ни вольным ученым, он призван повелевать. И как
раз то, что он это заметил позднее, чем другие, находящиеся в
равном с ним положении, и придавало ему то неуловимое
очарование, ту самую ноту целомудрия. Но почему он заметил это
так поздно, испытав при этом такое неприятное чувство? Да
потому, что повелевать не было его потребностью, не доставляло
ему никакого удовлетворения, потому что сам он жаждал
созерцательной жизни, а не активной, и был бы весьма доволен,
если бы ему удалось еще несколько лет оставаться никем не
замеченным студентом, любознательным и благоговейным
паломником, посещающим святыни прошлого, соборы музыки, сады и
леса мифологии, языков и идей. Теперь же, видя, что его
неумолимо толкают к vita activa{2_4_03}, on гораздо острей, чем
прежде, ощутил всю напряженность конкурентной борьбы честолюбий
в своем кругу, почувствовал, что его целомудрию грозит
опасность, что ему более не удастся его сохранить. И тогда он
понял, что все предначертанное и указанное, хотя и нежеланное,
он должен теперь желать и признавать, иначе ему не избавиться
от ощущения пленничества и тоски по утраченной свободе
последних десяти лет, а так как он внутренне еще не был готов
для этого, то воспринял своевременное расставание с Вальдцелем,
с Провинцией и путешествие в "мир" как некое спасение.
Монастырь Мариафельс за многие столетия своего


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 [ 64 ] 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Перумов Ник - Тёрн
Перумов Ник
Тёрн


Афанасьев Роман - Огнерожденный
Афанасьев Роман
Огнерожденный


Корнев Павел - Последний город
Корнев Павел
Последний город


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека