Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

шею, зная, что Джек и Джо и Гэс стоят на пороге и смотрят на него с
недоверчивым любопытством, - помня и сознавая все это, Биггер чувствовал в
то же время, как нарастает в нем нелепая и безумная уверенность: _они
должны бы радоваться_. Это было странное, но сильное чувство, возникшее из
самых глубин его существа. Разве не взял он на себя всю тяжесть
преступления - быть черным? Разве он не сделал того, что всем им казалось
самым страшным? Не жалеть его, не плакать над ним они должны, а взглянуть
на него и уйти домой, радуясь, чувствуя, что их позор смыт навсегда.
- Биггер, сыночек! - простонала мать. - Если б ты знал, как мы
измучились... Ни одной ночи не спали! Полиция от нас не отходит. Днем и
ночью стоят под дверьми... Шагу не дают ступить без надзора! Ох, сыночек,
сыночек...
Биггер слушал, как она плачет; но что он мог сделать? Не надо было ей
приходить сюда. Бэдди подошел поближе, теребя в руках кепку.
- Слушай, Биггер, если ты не виноват, ты только скажи мне, а я уж с
ними разделаюсь! Достану револьвер и перестреляю их всех...
Сзади ахнули. Биггер быстро повернул голову и увидел испуг и
негодование на белых лицах у стены.
- Замолчи сейчас же, Бэдди, - вскрикнула мать. - Хочешь, чтоб я умерла
тут на месте? Не могу я больше. Сейчас же замолчи... С нас и без того
довольно...
- Пусть только попробуют плохо с тобой обращаться, - упрямо сказал
Бэдди.
Биггер хотел их утешить, но не знал, как это сделать на глазах у белых
людей. Он напряженно искал, что бы сказать. Стыд и ненависть к людям,
стоявшим позади, кипели в нем; ему хотелось придумать такие слова, в
которых прозвучал бы вызов им, которые дали бы им понять, что вопреки их
усилиям у него есть свой мир и своя жизнь. Но этими же словами он хотел
остановить слезы матери и сестры, умерить и остудить гнев брата, он хотел
этого потому, что знал, что и слезы и этот гнев напрасны: все равно участь
его и его семьи в руках этих людей, выстроившихся у стены позади него.
- Нечего вам всем огорчаться, мать, - сказал он, сам удивляясь своим
словам; странная, повелительная нервная сила овладела им. - Я выпутаюсь из
этого, и очень скоро.
Мать недоверчиво посмотрела на него. Биггер опять повернул голову и
лихорадочным, вызывающим взглядом обвел белые лица у стены. Все глядели на
него с недоумением. У Бэкли губы растянулись в сдержанной усмешке. Джан и
Макс нахмурились. Миссис Долтон, белая, как стена, у которой она стояла,
вслушивалась, полуоткрыв рот. Проповедник и мистер Долтон сокрушенно
качали головой. Биггер знал, что никто в комнате, кроме Бэдди, не поверил
ему. Мать плакала, отвернув лицо. Вера опустилась на колени и закрыла
глаза руками.
- Биггер... - Голос матери был совсем слабый и тихий; она выпрямилась и
взяла его лицо в свои дрожащие ладони. - Биггер, - повторила она, - скажи
мне... Может, мы хоть чем-нибудь можем тебе помочь.
Он понимал: его слова о том, что он выпутается, вызвали этот вопрос. Он
знал, что у них нет ничего; они так бедны, что только общественная
благотворительность дает им возможность существовать. Ему стало стыдно
того, что он только что сделал; с ними надо было говорить по-честному.
Выставлять себя перед ними невинным и полным сил было бессмысленно и дико.
Может быть, потом, когда его уже убьют, они будут вспоминать его именно по
этим словам. Мать смотрела грустно и недоверчиво, но вместе с тем ласково
и терпеливо, ожидая его ответа. Да, нужно как-нибудь загладить эту ложь: и
не только так, чтобы дать им понять истину, но и так, чтобы оправдать
сказанное в глазах тех, чьи лица белеют сзади у стены. Он погиб, но он не
будет подлаживаться, не будет лгать, по крайней мере пока сзади высится
эта белая глыба.
- Нет, мать, ничего мне не нужно. Но ты не беспокойся за меня, -
пробормотал он.
Наступила тишина. Бэдди опустил глаза. Вера заплакала громче. Она
казалась такой маленькой и беспомощной. Не надо было ей приходить сюда. Ее
горе усугубляло его вину. Если б можно было заставить ее уйти. Ведь только
для того, чтобы не чувствовать этой ненависти, стыда и отчаяния, он всегда
был так груб и холоден с ними; а теперь ему некуда спастись. Блуждая
взглядом по комнате, он увидел Гэса, Джо и Джека. Они заметили, что он
смотрит на них, и подошли ближе.
- Вот ведь дело какое, - сказал Джек, глядя в пол.
- Знаешь, Биггер, нас тоже взяли, - стал рассказывать Джо, словно желая
подбодрить Биггера этим обстоятельством. - Но мистер Эрлон и мистер Макс
добились, чтобы нас отпустили. Там к нам все приставали, чтоб мы сознались
в таких делах, которых вовсе не было, но только мы не поддались.
- Мы тебе ничем не можем помочь, Биггер? - спросил Гэс.
- Мне ничего не нужно, - сказал Биггер. - Вот только что: проводите
мать домой, когда пойдете, ладно?
- Проводим, проводим, будь спокоен, - сказали они.


Опять наступила тишина, и натянутые нервы Биггера требовали чем-то
заполнить ее.
- Ну как т-твои курсы кройки и шитья, Вера? - спросил он.
Вера крепче прижала ладони к лицу.
- Биггер, - всхлипнула мать, с трудом выговаривая слова сквозь слезы, -
Биггер, голубчик, она больше не ходит на курсы. Она говорит, другие
девочки косятся на нее, и ей стыдно...
Он жил и действовал всегда, считая, что он один, и вот теперь
оказывается, что это не так. Из-за того, что сделал он, страдают другие.
Они не могут забыть его, как бы ему ни хотелось. Его семья - часть его
самого, не только по крови, но и по духу. Он сел на койку, и мать
опустилась на колени у его ног. Ее лицо было обращено к нему, пустота была
в ее глазах, устремившихся ввысь сейчас, когда рушилась последняя земная
надежда.
- Я молюсь за тебя, сынок. Больше я теперь ничего не могу сделать, -
сказала она. - Видит бог, я делала все, что могла, для тебя и для твоего
брата и сестры. Скребла, гладила, стирала с утра до ночи, пока меня носили
мои старые ноги. Все делала, как умела, сынок, и если вышло плохо, так это
потому, что я не умела лучше. Просто потому, сынок, что твоя бедная старая
мать не все понимала, что надо. Когда я услышала про то, что случилось, я
встала на колени и обратилась к господу и спросила его - может быть, я
плохо воспитала тебя? И я просила его, пусть он даст мне понести твое
бремя, если это я виновата. Голубчик, твоя бедная старая мать никуда уж
больше не годится. Стара я стала, сил не хватает. Видно, скоро мне конец
придет. Послушай меня, сыпок, обещай ты мне одно: твоя старая бедная мать
просит... Когда все уйдут и ты останешься один, встань на колени, голубчик
мой, и расскажи правду богу. Попроси у него совета. Это все, что тебе
теперь осталось. Пообещай мне, сыночек, пообещай, что ты обратишься к
господу...
- Аминь! - горячо возгласил проповедник.
- Забудь меня, мать, - сказал Биггер.
- Сынок, как же я могу забыть тебя? Ты ведь мое дитя. Я родила тебя на
свет.
- Забудь меня, мать, - повторил Биггер.
- Сынок, я вся изболелась за тебя. Не могу иначе. Подумай о своей душе.
Мне покоя не будет на земле, если я буду знать, что ты ушел от нас, не
обратив свое сердце к богу. Нелегка была паша жизнь, но все-таки мы всегда
все были вместе, правда ведь, Биггер?
- Да, ма, - пробормотал он.
- И есть такое место, сынок, где мы опять, может быть, будем вместе во
веки веков. Господь так устроил, сынок. Он создал место, где все мы
встретимся опять и где нам можно жить, не зная страха. Что бы с нами ни
стряслось здесь на земле, в царстве божьем мы опять будем вместе. Биггер,
твоя старая мать просит тебя, обещай мне, что будешь молиться.
- Это добрый совет, сын мой, - сказал проповедник.
- Забудь меня, мать, - сказал Биггер.
- Разве ты не хочешь опять свидеться со своей старой матерью, сынок?
Он медленно встал и протянул руки, чтобы коснуться лица матери и
сказать ей "да"; и в эту самую минуту что-то глубоко внутри его закричало,
что это ложь, что никогда им не свидеться после того, как его убьют. Но
мать верила, это была ее последняя опора; это было то, что долгие годы
давало ей силу жить. А сейчас, в своем горе, в горе, которое он ей
причинил, она верила особенно страстно. Его руки наконец нашли ее лицо, и
он сказал со вздохом (зная, что никогда этому не бывать, зная, что в его
душе нет веры, зная, что, когда он умрет, все будет кончено навсегда):
- Я помолюсь, мать.
- Иди сюда, Вера, - позвала она дрожащим от слез голосом.
Вера подошла.
- Иди сюда, Бэдди.
Бэдди подошел.
- Обнимите вашего брата, - сказала она.
Они стояли все трое посреди комнаты, обняв Биггера, и плакали. Биггер
стоял с каменным лицом, ненавидя их и себя, чувствуя на себе внимательные
взгляды белых людей у стены. Мать забормотала молитву, а проповедник
вторил ей.
- Господи, вот мы здесь перед тобою вместе, может быть, в последний
раз. Ты дал мне этих детей, господи, и велел растить их. Может быть, я не
все сумела, господи, но я старалась, как могла. _Аминь_! Эти бедные дети
всегда были при мне, господи, и, кроме них, у меня ничего нет на свете.
Дай же мне, господи, опять свидеться с ними, когда я избавлюсь от муки и
горестей этого мира! _Услышь ее, господи_! Дай мне свидеться с ними там,
где ничто не помешает мне любить их. Дай мне свидеться с ними после
смерти! _Смилуйся, господи_! Именем сына твоего прошу тебя, господи, ведь
ты обещал внять молитвам нашим.
- Аминь, и да благословит вас бог, сестра Томас, - сказал проповедник.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 [ 64 ] 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Курылев Олег - Убить фюрера
Курылев Олег
Убить фюрера


Шилова Юлия - Мадам одиночка, или Укротительница мужчин
Шилова Юлия
Мадам одиночка, или Укротительница мужчин


Пехов Алексей - Ветер полыни
Пехов Алексей
Ветер полыни


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека