Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

спрашивай меня, почему. Врачи ничего не знают. Эксперты ничего не знают.
Если тебе нужна аналогия, представь себе "червяка" - это компьютерный
вирус, один из самых старых - как он съедает информацию в твоем комлоге в
обратном порядке, начиная с самой последней записи.
Им неизвестно, почему ты теряешь память во время сна. Они пробовали
удерживать тебя в бодрствующем состоянии, но примерно через тридцать часов
ты на какое-то время погружаешься в кататонию, и вирус снова делает свое
дело. Старайся, не старайся - один черт.
Знаешь, этот разговор о себе во втором лице - своего рода терапия. И
в самом деле, я лежу здесь и жду, когда меня повезут на очередной сеанс
имидж-терапии, и в то же время знаю, что засну, когда вернусь назад... и
снова все забуду... и у меня сводит живот от страха.
Ну хорошо, набери на пульте "память оперативная", и ты получишь
увлекательный рассказ обо всем, что произошло с тобой после несчастного
случая. Да, мама и папа... Они были здесь, и они знают о Мелио. Но я-то
знаю теперь меньше, чем раньше. Когда мы начали заниматься любовью? Через
два месяца после прибытия на Гиперион? Значит, у нас осталось всего лишь
несколько недель, слышишь, Рахиль, а после этого мы будем просто знакомы.
Радуйся своим воспоминаниям, детка, пока можешь.
Это вчерашняя Рахиль. Конец."
Войдя в палату, Сол увидел, что его дочь, выпрямившись, сидит в
кровати, крепко сжимая комлог. Ее лицо побледнело и исказилось от ужаса.
- Папа...
Он подошел, сел с ней рядом и дал ей выплакаться... в двадцатый раз
подряд.

Спустя восемь стандартных недель после того, как Рахиль доставили на
Возрождение, Сол и Сара попрощались с ней и Мелио в пассажирском
нуль-комплексе Да-Винчи и отправились домой на Мир Барнарда.
- По-моему, ей не следовало покидать клинику, - проворчала Сара,
когда они на вечернем челноке летели в Кроуфорд. Под ними расстилались
пестрые прямоугольники ожидающих жатвы полей.
- Мать, - Сол тронул ее за колено. - Ты же видишь, доктора готовы
вечно держать ее там. Но они это делают для удовлетворения собственного
любопытства. Они испробовали все что могли, стараясь помочь ей, и...
ничего. А ей ведь надо как-то прожить свою жизнь.
- Но почему она едет с ним... с этим парнем? - недоумевала Сара. -
Она почти не знает его.
Сол вздохнул и откинулся на подушки сиденья.
- Через две недели она совсем забудет его, - сказал он. - По крайней
мере, их больше ничто не будет связывать. Взгляни на это с ее точки
зрения, мать. Каково ей бороться каждый день, чтобы заново
сориентироваться в обезумевшем мире. Ей двадцать пять лет, и она влюблена.
Пусть будет счастлива, пока может.
Сара повернулась к окну, и супруги стали молча глядеть на закатное
солнце, висевшее над горизонтом, словно красный воздушный шар.

У Сола уже начался второй семестр, когда наконец позвонила Рахиль.
Это было одностороннее сообщение, переданное по нуль-каналу Фрихольма, и
ее изображение, повисшее в центре старой голониши, походило скорее на
призрак.
- Привет, ма. Привет, па. Не сердитесь, что я несколько недель не
звонила и не писала. Вы уже, наверное, знаете, что я бросила университет.
И Мелио тоже. Продолжать занятия было просто глупо. Я во вторник забываю,
о чем нам говорили в понедельник. Даже диски и комлоги не помогают. Я
могла бы снова записаться на подготовительный-курс... Его я помню хорошо.
Шутка. И с Мелио мне тоже было очень трудно. По крайней мере, судя по моим
запискам. Он не виноват, я уверена. Он был нежен и терпелив со мною и
любил меня до самого конца. Просто дело в том, что... такие отношения
нельзя начинать заново каждый день. Наша квартира битком набита нашими
фотографиями, записками, которые я писала самой себе о нас, нашими
голограммами, сделанными на Гиперионе, но... вы понимаете. Утром я
воспринимаю его как совершенно незнакомого человека. Днем начинаю верить,
что между нами что-то было, однако вспомнить ничего не могу. К вечеру
рыдаю в его объятиях... ну, а потом рано или поздно засыпаю. Так что все
правильно.
Изображение Рахили заколыхалось, словно она собиралась разомкнуть
контакт, а затем вновь стало устойчивым. Она улыбнулась.
- Во всяком случае, я пока бросила учебу. Медицинский центр Фрихольма
предлагает мне постоянную должность, но им придется встать в очередь... Я
получила предложение из научно-исследовательского института Тау Кита,
которое трудно отклонить. Они мне предлагают... кажется, это у них



называется "исследовательский гонорар"... так вот, за четыре года в
Найтенгельзере и за все обучение в Рейхсе мы столько не заплатили. Я не
стала с ними связываться. Я все еще амбулаторная больная, но
трансплантации рибонуклеиновой кислоты не приносят мне ничего хорошего,
кроме депрессии и синяков, и само собой, что у меня всегда депрессия: ведь
утром я никак не могу вспомнить, откуда взялись синяки. Ха-ха.
Во всяком случае, я тут еще немного поживу с Таней, а затем, может
быть... я подумала, может быть, я на время приеду домой? Во втором месяце
мой день рождения... Мне снова будет двадцать два. Странно, да? Во всяком
случае, намного легче находиться среди знакомых, а с Таней я познакомилась
сразу же, когда приехала сюда. Мне тогда исполнилось двадцать два... Я
думаю, вы все поняли.
Да... Моя старая комната все еще моя, мама, или ты превратила ее в
игровой зал для ма-джонга, как всегда грозилась? Напишите мне или
позвоните. В следующий раз я раскошелюсь на двустороннюю связь, и мы
поговорим по-настоящему. Я просто... я подумала... - Рахиль помахала
рукой. - Ухожу. Счастливо, аллигаторы. Я люблю вас.

До дня рождения Рахили оставалась неделя, когда Сол полетел в
Буссард-Сити, чтобы встретить ее на единственном в этом мире пассажирском
нуль-Т-терминале. Он увидел ее первый - она стояла с вещами у цветочных
часов. Выглядела она молодо, но не намного моложе, чем при расставании на
Возрождении-Вектор. Нет, вдруг понял Сол, в ее позе появилась какая-то
неуверенность. Он тряхнул головой, отгоняя эту грустную мысль, окликнул
дочь, подбежал к ней и обнял.
Ее лицо было таким растерянным, что у него опустились руки.
- Что с тобой, милая? Что-нибудь не так?
Видно было, что ей трудно подыскать слова - раньше с ней такое
случалось крайне редко.
- Я... ты... я забыла, - запинаясь, пробормотала она. Знакомым
движением тряхнув головой, она заплакала и рассмеялась сквозь слезы. - Ты
как-то непривычно выглядишь, отец. Я помню, как мы прощались здесь. Это
было... ну прямо... вчера. А сейчас я увидела... твои волосы... - Она
поспешно прикрыла рот рукой.
Сол провел рукой по голове.
- Ах да, - сказал он, внезапно почувствовав, что тоже готов
одновременно смеяться и плакать. - Все это твоя учеба и путешествия.
Как-никак прошло больше одиннадцати лет. Я постарел. И полысел. - Он снова
ее обнял. - Добро пожаловать, моя маленькая.
Рахиль прижалась к нему, спрятав лицо у него на груди.

Несколько месяцев было совсем неплохо. Рахиль чувствовала себя более
уверенно в знакомой обстановке, и Сара, радуясь, что дочь с ней рядом,
меньше думала о ее болезни.
Каждый день Рахиль просыпалась рано утром и просматривала свое личное
"ориентировочное шоу", которое, как было известно Солу, содержало
голограммы его и Сары, таких, какие они сейчас, то есть на дюжину лет
старше, чем Рахиль их помнила. Сол пытался представить, что она чувствует
при этом. Вот она просыпается в своей постели, твердо зная, что ей
двадцать два года, она дома, на каникулах и собирается вновь покинуть
Барнард, чтобы продолжить учебу, а кончается все это тем, что она видит
своих внезапно постаревших родителей, сотню мелких изменений в доме, в
городе, множество новшеств... Годы неумолимо проходят мимо нее.
Нет, он не мог представить себе это.

Первой их ошибкой было то, что они послушались Рахиль и пригласили ее
старых друзей отпраздновать ее двадцатидвухлетие - ту же самую компанию,
что отмечала эту дату в первый раз: неутомимая Ники, Дон Стюарт и его
приятель Говард, Кати Обег и Марта Тин, ее лучшая подруга Линна Маккайлер
- все только что окончившие колледж, сбросившие кокон детства, чтобы
начать новую, взрослую жизнь.
Рахиль видела их всех после своего возвращения. Но она уснула... и
забыла. А Солу и Саре как-то не пришло в голову, что Рахиль все забыла.
Ники было тридцать четыре года, она воспитывала двоих детей - все
такая же энергичная и неутомимая, но старушка в глазах Рахили. Дон и
Говард беседовали о своих инвестициях и спортивных достижениях своих
детей, которых вскоре ожидали на каникулы. Кати вела себя скованно: она
обменялась с Рахилью всего парой фраз, да и то с таким видом, будто
считала ее аферисткой, которая всем морочит голову. Марта открыто
завидовала ее молодости. Линна, которая за эти годы стала ревностной
поклонницей дзен-гностицизма, расплакалась и очень скоро ушла.
Когда все разошлись, Рахиль сидела за неубранным столом и пристально


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 [ 64 ] 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Никитин Юрий - Сингомэйкеры
Никитин Юрий
Сингомэйкеры


Никитин Юрий - 2024-й
Никитин Юрий
2024-й


Херберт Фрэнк - Под давлением
Херберт Фрэнк
Под давлением


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека