Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Что ты хочешь, Кифа? - тихо-тихо спросил Иоанн.
- Я хочу спасти веру и дело, - повторил Петр, но Иоанн не принял
повторения, а сам повторил:
- Что ты хочешь, Кифа?
Петр встал и прошелся по комнате. Он-то знал, что хотел. Но как бесконечно
трудно было всего лишь сформулировать желание - сформулировать для человека,
который был Петру жизненно необходим и который мог просто не понять Петра.
- Я хочу, чтобы Иешуа умер, - тяжело проговорил Петр. И ничего не
произошло. Небосвод не рухнул. Земля не разверзлась. Иоанн как сидел на
кушетке, так и остался сидеть - не потрясло его страшное признание Петра. Или
сказать иначе - предательство, потому что во все времена ученики - а кем Петр
должен был официально считать себя? - однажды предавали учителя, оправдывая
всякий раз предательство единственно высокой целью - спасением Идеи, которую
учитель либо слишком жестко консервировал, либо начинал развивать не в ту
сторону - по мнению учеников. Второй случай - как раз их.
- Просто умер? - абсолютно спокойно, без каких-либо оттенков в голосе
спросил Иоанн.
- Совсем не просто! - яростно выдохнул Петр. Оперся руками о края стола,
приблизил лицо к лицу Иоанна. - Вера держится на чуде. Вера всегда держалась на
чуде. Вспомни историю Авраама, Ицхака, Яакова, вспомни жертвенник в пустыне,
вспомни руку Авраама, которую отвел Бог от сына его. Вспомни борьбу Яакова с
незнакомцем, который оказался Богом, и имя Израиль, полученное им от Бога.
Вспомни Моше, сорок лет в пустыне, десять казней земли Мицраима, обретение
Ковчега Завета. Я могу перечислять бесконечно, список чудес огромен и
прекрасен. Вспомни слова всех пророков о явлении Машиаха... Вся наша великая
вера выстроена на ожидании чуда и на непременном обретении его. Сегодня мы -
свидетели и современники, наверно, самого главного чуда в истории нашей веры.
Это главное обретенное чудо - сам Иешуа. Почти два года он непрерывно творит
маленькие и великие чудеса, словно разбрасывает горячие искры от самого себя. И
искры зажигают множество огоньков - вера растет, ширится, крепнет. Я уже
говорил это, прости, повторяюсь... Но не может обыкновенный человек - а кругом
нас обыкновенные люди, и мы тоже обыкновенные, ну, ладно, мы с тобой не очень
обыкновенные... - не может крестьянин, рыбарь, плотник, дажезилот, которому
вообще на все наплевать, не может он верить в одно и то же чудо год, два,
десять лет. Приедается. Скучно. Если завтра... где?.. ну, на горе Сион,
например, зажжется столб пламени и станет гореть днем и ночью - чудо?
Иоанн кивнул.
- А если этот столб не погаснет много лет чудо?
Иоанн опять кивнул.
- Согласен, да, чудо. Только куда большим чудом для обыкновенного человека
будет тот миг, когда пламя погаснет, потому что к чуду горения он давно привык.
Ежедневное чудо, Йоханан, - не чудо. Чудо, ставшее привычным, теряет
привлекательность. Наша вера каждый раз дарила нам все новые и новые чудеса, и
они вспыхивали, как пламя на горе, и исчезали, оставив память и дела, чтобы
пришло другое чудо. Ты думаешь, почему Иешуа мечется, не может найти себе
места?.. Да потому что он отлично понимает, что стал привычным. Кто-то заболел?
Придет Машиах и вылечит. Кто-то умер? Надо верить, и Машиах оживит умершего.
Река грозит потопом? Надо верить всем вместе очень сильно, и Машиах остановит
потоп... Он есть, он здесь, он ручной - это очень страшно для Иешуа, и поэтому
он все время ищет способа многократно уве- личить энергию веры в самого себя,
взорвать ситуацию, как река в половодье ищет выхода, нового русла для большой
воды...
- Он сровняет Храм с землей и возведет новый...
- Даже если так - зачем ему зилоты? Чтобы убивать тех, кто ме захочет
потерять старый Храм? Плоха та вера, которая строится на убийстве... Да ладно,
пустое! Главное - в другом. Ну выстроит он Храм - великий, чистый, светлый. А
что скажет Рим, которому не Храм в Иудее нужен, а покой и смирение? Как сам
Иешуа сказал в Храме, помнишь: кесарю - кесарево... У них, у римлян, - другая
вера, чужая... Так что же, война?
- Да, скорее всего...
- Смерть, кровь, голод... Это чудо?
- Что ты говоришь, Кифа...
- Слишком много и долго я думал обо всем этом, Йоханан. Я согласен с
Иешуа, что нужен взрыв, который продвинет веру на новый рубеж, может быть даже
так высоко, как мы не ждем, как мы и представить себе не можем. Да, требуется
чудо. Но не то, которое ищет Иешуа, то окажется слишком дорогим для нашей веры,
не дай,Бог - смертельным. Оно похоронит веру под ее же обломками. Нужно другое.
Которое, повторяю, вознесет ее...
- И все-таки смерть?
- Опять повторяю: не просто смерть...
- Я тебя не понимаю. Что значит "не просто"?
- Смерть, которая станет чудом. Смерть, которая принесет миру обещание
грядущих чудес.
- Как это? И какому миру?
Петр знал, как это. Петр вообще-то был удивлен спокойно-рассудительной



реакцией Иоанна на все им услышанное. Впервые услышанное. Петр превосходно знал
ученика, знал его холодный прагматизм, усиленный многократно с тех пор, когда
он шесть дней сидел в ожидании учителя в яме под дворцом Ирода Великого. Да,
прагматизм имел место всегда, только поначалу он был густо замешан на
максимализме избранного, вернее, недоизбранного, поскольку обида плюс зависть к
неведомому тогда сопернику лишала Иоанна душевного равновесия. Знакомство с
Иисусом, четкое понимание разных способностей, возможностей и, наконец,
функций, куда более нормальная, чем в Кумранской общине, жизнь - все это
постепенно похоронило максимализм, и появился сильный, умный, расчетливый
мужик, хорошая опора Петру всегда и во всем. И все же с ходу, с колес принять
мысль о смерти соратника ради продвижения Идеи - Петр считал, что для этого
надо быть Мастером.
Хотя не он ли сам давным-давно - или недавно совсем? по какому времени
считать?.. - предлагал Дэнису спасти Иоанна и сделать его Мастером? Или
этоДэнис предлагал Петру?.. Забылось все, затянулось бесконечными днями, как
тиной, да и стоит ли вспоминать...
И еще нюанс. При всей фактической близости Иешуа и Иоанна они все же
никогда не были близки душевно. Они никогда не разговаривали вдвоем на
какие-нибудь отвлеченные темы, никогда вместе не веселились, не шутили, не
дурачились, и если Иоанн мог себе позволить и шутку, и даже дружескую насмешку,
розыгрыш - над тем же Петром, или вот Андрей стал любимым объектом для веселых
подначек в их компании, то Иешуа всегда был только серьезен, слишком строг.
Нет, он шутил, конечно, позволял себе едкую и тонкую иронию, и частенько
позволял, но все это было как-то... слишком всерьез, что ли... У Петра иногда
складывалось ощущение, что чувством юмора Создатель обделил ребенка... Или нет
- ребенком он был куда как шаловливым, смешливым... Опять матрица? Или все-таки
характер, ею запрограммированный? Характер-цель... Короче, Иоанн и Иешуа были
очень близкими, но - только соратниками. Выходит, отсюда такое холодное,
расчетливое восприятие Иоанном страшненького признания Петра?.. Или это
просто-напросто мир такой, время такое, когда жизнь человеческая - мало что
стоит, Бог дал, Бог и взял, жить - живым... А если чья-то смерть принесет
пользу общему делу, то и возникает всего лишь деловой, прагматический вопрос:
как это?
Петр знал, как это. Но счел преждевременным объяснять Иоанну. Прагматизм
прагматизмом, но дом строить следует с фундамента и поэтапно. Не разом. В конце
концов, за что Петром осуждаем Иешуа? Как раз за кавалерийские методы.
Поэтому Петр решил пока ответить на вторую часть вопроса. - Какому миру?
Всему. Цивилизованному. Мне кажется, Йо-ханан, даже сам Иешуа не очень
представляет себе, как далеко пошла и особенно пойдет вера, которую он принес
на землю Израильскую. Посмотри кругом. Эллины. Римляне. Жители Айгиптоса или
далекой Ходду. Совсем дикие варвары на севере Римской империи - всякие франки,
галлы... Разве есть у них Бог? У них десятки, сотни божков, которые
развратничают, гадят друг другу и людям, ссорятся, воюют... Разве это вера?
Разве тысячам людей в этих землях есть на кого уповать в радости или беде?
Разве они давным-давно не завидовали нашему Богу? Даже угнетая нас, убивая нас,
разделяя отцов и сыновей - разве не завидовали, ненавидя нас за нашу веру? За
наше великое единство в вере?.. У меня были разговоры с богатыми эллинами -
здесь, в Иершалаиме. Я имею в виду чистых эллинов, не римлян, а тех, что
говорят на эллинском и хорошо знают текст Торы - он переведен на эллинский и у
них называется Септуагинта. Впрочем, они говорили со мной не только от себя, но
и от кое-кого из Рима. Они знают о Иешуа. Они очень внимательно следят за его
деяниями. Они верят, что он - именно тот Машиах, приход которого предсказывали
пророки. Они считают, что люди в самой Элладе, на Крите, в землях Арама готовы
принять учение Иешуа, основанное на Законе евреев. Они ждут... как они сказали
- знамения. Знака свыше. Слова Господа.
Иоанн позволил себе чуть усмехнуться.
- Вот, значит, будет знак, и все сразу придут к вере в Посланца
Господнего, в Машиаха, в нашего Иешуа из крохотного Нацрата, о котором они даже
не слышали никогда?
Петр не захотел принять иронии.
- Я не идиот. Это только наша вера, это только наш Бог, это только наш
Машиах. Чтобы он стал Божьим Посланцем для всего мира, должно пройти много
времени и, к сожалению, пролиться много крови. Наверно так. Но знак - я называл
это чудом - нужен в первую очередь нам. А эллины... Я говорю только о том, что
Бог начал творить мир с нашей земли, и дал Завет Аврааму на нашу землю, и
объявил богоизбранным наш народ, но разве он не Бог для всех остальных земель?
Просто люди оттуда пока не догадывались о том, Бог не давал им знака. Не
спешил? Может быть. Вот они и напридумали себе идолов... И кто знает, появление
Иешуа, как Машиаха, - не начало ли это разговора нашего Бога со всеми
народами?.. Для меня интерес эллинов - всего только интерес, всего только
робкое понимание, что истина лежит где-то рядом, - для меня это подтверждение
того, что мы правы.
- Все-таки мы? - Иоанн встал и подошел к Петру. Они стояли лицом к лицу -
огромные, загорелые, оба рано начавшие седеть, а ведь еще пару лет назад у
обоих седого волоса найти нельзя было, - И только мы?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 [ 63 ] 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Емилина Ника - Демон
Емилина Ника
Демон


Самойлова Елена - Путешественница
Самойлова Елена
Путешественница


Свержин Владимир - Сеятель бурь
Свержин Владимир
Сеятель бурь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека