Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

улице Фоссет прониклись ложным убеждением, что "мисс Люси" - особа
чрезвычайно образованная; иного мнения держался лишь мосье Эманюель, который
одному ему известным, а для меня непостижимым путем составил себе довольно
правильное представление о моих истинных талантах и старался не пропустить
возможности, злорадно ухмыляясь, шепотом доложить мне, что они довольно
ограниченны. Меня же их скудость нисколько не смущала. Больше всего на свете
я люблю отдаваться собственным мыслям; получаю я огромное наслаждение и от
чтения книг, но не всех без разбору: я предпочитаю такие книги, стиль и
мысли которых четко отражают душу автора, и неизбежно прихожу в уныние от
безликих книг, далее когда они изобилуют ученостью и другими похвальными
качествами: ведь я сознаю, что господь поставил предел возможностям и
плодотворности моего разума, благодарного, я надеюсь, за то, что ниспослано
ему, не претендующего на более ценный дар и не рвущегося к высотам знаний.
______________
* Синим чулком (фр.).
Не успела благовоспитанная ученица оставить комнату, как без всяких
церемоний, не постучась, ко мне ворвалась вторая незваная гостья. Даже
лишившись зрения, я бы узнала ее. Свойственная мне сдержанность давно уже
оказала на поведение моих подопечных полезное влияние - теперь они редко
докучали мне бестактностью, что облегчило мне жизнь. А вот в начале моей
деятельности не раз бывало и так: подойдет ко мне какая-нибудь туповатая
немка, хлопнет по плечу и предложит бежать с ней наперегонки, или же эдакая
неугомонная уроженка Лабаскура схватит меня за руку и потащит к площадке для
игр, настоятельно требуя, чтобы я покаталась с ней на "Pas de Geant"* или
приняла участие в шумной игре, напоминающей наши прятки, которая у них
называется "Un, deux, trois"**; однако спустя некоторое время меня перестали
одолевать подобными мелкими знаками внимания, причем произошло это само
собой, без прямых указаний или замечания с моей стороны. Мне не приходилось
теперь ждать такого рода выходок, кроме как от одной особы, но, поскольку
она была английского происхождения, терпеть ее проделки я могла. Джиневра
Фэншо была способна, ничуть не стесняясь, схватить меня где-нибудь в carre и
насильно покружить в вальсе, наслаждаясь моим смущением и неловкостью. Вот
она-то и нарушила мое "серьезное времяпрепровождение". Под мышкой у нее был
огромный клавир.
______________
* Гигантских шагах (фр.).
* "Раз, два, три" (фр.).
- Отправляйтесь в малую гостиную и займитесь упражнениями, - в тот же
миг огорошила я ее, - марш! марш!
- Не уйду, пока не поговорю с вами, chere amie*. Мне известно, где вы
провели каникулы, как отдали должное удовольствиям и вели жизнь, подобающую
светской даме. На днях я видела вас в концерте, и вы были одеты не хуже
других. А кто вам шьет?
______________
* Милый друг (фр.).
- Ишь, как хитро она подъехала! Кто мне шьет - вот что, оказывается, ее
интересует! Не виляйте, Джиневра, говорите, что вам от меня надо! У меня
вовсе нет желания проводить с вами время.
- Но если мне хочется побыть с вами, ange farouche*, то разве такое уж
большое значение имеет ваше неудовольствие? Dieu merci**, я-то знаю, как
справиться с моей одаренной талантами соотечественницей, с этой "ourse
Britannique"***. Итак, Ourson****, вы знакомы с Исидором?
______________
* Неприступный ангел (фр.).
** Слава богу (фр.).
*** Британской медведицей (фр.).
**** Медвежонок (фр.).
- Я знакома с Джоном Бреттоном.
- Ах, замолчите! - зажав уши, воскликнула она. - От этих английских
имен у меня лопнут барабанные перепонки. Как же поживает наш милейший Джон?
Прошу вас, расскажите мне о нем. Он, наверное, грустит, бедняга? Какого он
мнения о моем поведении на концерте? Не была ли я жестока?
- А вы воображаете, что я обращала на вас внимание?
- Изумительный был вечер. О, божественный де Амаль! А какое
удовольствие глядеть, как дуются и умирают от огорчения другие! Да еще эта
почтенная дама - моя будущая свекровь! Боюсь только, мы с леди Сарой слишком
пристально рассматривали ее.
- Леди Сара не взглянула на нее, а что до вашего поведения, то не
тревожьтесь: ваши насмешки миссис Бреттон как-нибудь перенесет.
- Возможно, ведь старые дамы малочувствительны, но вот ее несчастный
сын - дело другое! Что же он сказал? - я видела, он терпел страшные муки.


- Он сказал, что у вас такой вид, будто вы уже считаете себя госпожой
де Амаль.
- Да неужели? - воскликнула она, не помня себя от радости. - Значит, он
заметил? Какая прелесть! Он, верно, с ума сойдет от ревности, не правда ли?
- Джиневра, вы действительно решили порвать с доктором Бреттоном?
Неужели вы хотите, чтобы он оставил вас?
- Да вы отлично знаете, что он не в состоянии так поступить, но
скажите, он действительно обезумел?
- Конечно, - подтвердила я, - просто спятил.
- Как же вы довезли его до дому?
- Даже и сама не знаю! Неужели вам не жаль его несчастную мать и меня?
Можете себе представить: мы с двух сторон крепко держим его, а он беснуется,
как в бреду, и пытается вырваться. Даже кучер так перепугался, что потерял
дорогу.
- Да не может быть! Вы смеетесь надо мной! Послушайте, Люси Сноу...
- Уверяю вас, все это чистая правда; более того, он все-таки вырвался
из наших рук, выскочил из экипажа и поехал отдельно от нас.
- Ну, а потом?
- А потом, когда он, наконец, добрался до дому, последовали неописуемые
события.
- Пожалуйста, расскажите - это так забавно!
- Вам это кажется забавным, мисс Фэншо, но, - добавила я с мрачной
суровостью, - не забывайте поговорки: "Кому смех, а кому слезы".
- Ну, и что же дальше, миленький Тимон?
- Я не смогу продолжать, если не уверюсь, что у вас в сердце таится
хоть капля великодушия.
- Таится, таится! Вы и понятия не имеете, сколько его у меня!
- Прекрасно! В таком случае вы можете представить себе, как сперва
доктор Грэм Бреттон оставляет нетронутым приготовленный ему ужин - цыпленка
в кисло-сладком соусе, затем... но не стоит задерживаться на душераздирающих
подробностях; достаточно сказать, что никогда в жизни, даже когда он тяжело
болел в детстве, миссис Бреттон не приходилось столько раз поправлять ему
одеяло и простыни, как в ту ночь.
- Так он метался?
- Да, он непрестанно ворочался с боку на бок, и трудность заключалась
не только в том, чтобы подоткнуть одеяло, но, главным образом, в том, чтобы
оно вновь не падало.
- А что он говорил?
- Что говорил! Неужто вы сами не понимаете? Он звал свою дивную
Джиневру, проклинал этого дьявола - де Амаля, бредил золотистыми локонами,
голубыми глазами, белоснежными руками, сверкающими браслетами.
- Не может быть! Он заметил браслет?
- Заметил ли он браслет? Разумеется, даже я его приметила; более того,
он, вероятно, впервые увидел браслет у вас на руке. Джиневра, - я встала и
резко изменила тон, - давайте прекратим этот разговор. Ступайте заниматься
музыкой. - И я отворила дверь.
- Но вы не рассказали мне всего.
- Вам, пожалуй, лучше не дожидаться, пока я расскажу вам все как есть.
Подобная откровенность с моей стороны едва ли доставит вам удовольствие.
Ступайте!
- Злюка! - воскликнула она, но подчинилась, ибо у нее не было законных
оснований оставаться на территории старшего класса, где распоряжалась я.
Честно говоря, на сей раз она не вызвала во мне особой неприязни,
потому что я испытывала удовольствие, сравнивая истинные события с моими
выдумками и вспоминая, как веселился доктор Джон по дороге домой, с каким
аппетитом ужинал и в какой христианской умиротворенности отошел ко сну. А
это белокурое, хрупкое создание, причинявшее ему муки, вызывало во мне гнев
лишь тогда, когда я видела, что он и вправду страдает.
Прошло две недели; я вновь надела ярмо школьных занятий, переходя от
страстных мечтаний о радостных переменах к смирению перед привычным. Как-то
днем, пересекая carre по пути в выпускной класс, где мне надлежало
присутствовать на уроке по "стилю и литературе", я заметила у одного из
венецианских окон Розину, нашу консьержку. Вид у нее, как всегда, был
беспечный. Она вообще имела обыкновение "стоять вольно". Одну руку эта
барышня засунула в карман передника, а в другой держала письмо, невозмутимо,
но внимательно рассматривая адрес на конверте и сосредоточенно изучая
печать.
Письмо! Видение в образе письма терзало мой мозг уже целую неделю, и
сейчас неодолимая магнетическая сила потянула меня к этому белому конверту,
запечатанному в центре красным сургучом. Не знаю, решилась ли бы я
предложить Розине хоть на мгновение показать мне его... нет, нет, я бы,
вернее всего, трусливо проскользнула мимо, страшась унизительной встречи с
Разочарованием: сердце так трепетало у меня в груди, словно уже слышалась
его тяжелая поступь. Но то было заблуждение, вызванное моим нервным
состоянием! Это звучали стремительные шаги профессора литературы, распознав


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 [ 63 ] 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Дети сумерек
Сертаков Виталий
Дети сумерек


Прозоров Александр - Проклятие
Прозоров Александр
Проклятие


Шилова Юлия - Служебный роман, или Как я влюбилась в начальника
Шилова Юлия
Служебный роман, или Как я влюбилась в начальника


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека