Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Петр махнул в Иерусалим, как обычно - через Службу Времени, а Иоанн,
который был ему нужен в столице Иудеи, шел сам по себе - с заходом в Вифанию, к
Лазарю. Забавно, но Петр полагал, что спокойному и могучему аскету весьма по
душе пришлись тихие беседы с милейшей юной Марфой, .которые велись ими вдвоем -
но наедине! - по вечерам под старой смоковницей, когда Иешуа с учениками
останавливался в Вифании или, точнее, в Бейт-Ханании. Но это - так, к слову...
Петр сидел в своем доме в Нижнем городе, в котором в общем-то прижился за
минувшие годы, хотя никогда подолгу здесь не оставался: день-второй, не
дольше... Он потягивал из хорошего стеклянного цветного бокала хорошее
прошлогоднее вино из виноделен с Голанских склонов и невесело думал о том
невеселом деле, что предстояло начать и, как бы кто тому ни противился,
завершить. Года полтора назад, когда Иешуа впервые понесло в Иерусалим с
мимолетной разрушительной миссией, которая, к счастью, закончилась всего лишь
мирной покупкой белого голубя в торговых рядах Царской Базилики, а потом
произвольным размножением оного до девяти персон в голубом небе пригорода, в
тот самый момент Петр, уже плюнувший на необходимость реальных объяснений
каждого чуда, совершаемого Иешуа, успокоил себя привычной мыслишкой, что, мол,
не так уж долго терпеть осталось все эти незапланированные и необъяснимые
чудеса, все полегоньку идет к четырежды описанной в вышеназванной Книге Книг
развязке. Наивный - он тогда верил, что уж развязка-то произойдет точно по
Канону: арест, распятие, воскресение, вознесение и - дальше со всеми
положенными остановками типа крестовых походов, крещения Руси, инквизиции etc.
Сегодня он не поставил бы и затертой лепты против новенького динария за то, что
Иешуа позволит кому-либо когда-либо планировать события помимо него. Он просто
не заметит ни планирующего, ни его планов, а пойдет так и туда, как и куда
решит пойти сам - заранее ли, спонтанно ли. Другое дело, смех смехом, но
события в общем-то не сильно отклонялись от некоего жесткого стержня, на
который их потом нанижут (или давно нанизали, если быть точным...) евангелисты
канонические и апокрифические. От совсем голого стержня. Да, они, события; не
слишком походили на описанные в подробностях, но Петр, повторим, давно не
заботился о подробностях. А заботило его этакое милое и простенькое
несоответствие именно стержню: Иешуа совсем не собирался подвергать свою
персону аресту, распятию и прочим евангелическим радостям. Он, напротив,
собирался жить и действовать - причем весьма активно и вопреки мрачному
несогласию Петра с этими действиями. Считал: не согласен - не участвуй, никто
тебя не заставляет, у тебя, дорогой Кифа, и так дел по горло, а с зилотами я и
сам разберусь...
Зилоты в Канон не вписывались. Они вообще никуда не вписывались - дикие,
невежественные, агрессивные и заряженные вздорной ненавистью ко всем, кто не с
ними. Обыкновенные бандиты - по ментальности, лишь вольно взявшие на вооружение
нехитрую антиримскую идеологию, скорее даже - прикрывающие ею обычный разбой.
Если честно, считал Петр, они использовали Иешуа, его бешеную в Галилее
популярность, а он, напротив, был уверен, что сам использует их. Когда будет
надо, тогда и использует.
Иоанн, к слову, был согласен с Иешуа - но в том лишь, что тот работает с
зилотами втемную, вертит ими, как хочет. Иоанну совсем не нравилась сама идея -
активной борьбы. Он утверждал, что любая действенная активность, любая
собранная в крепкий, но небольшой кулак сила достаточно быстро будет подавлена
куда большей силой, которую и собирать-то не надо, она сама по себе существует
и весьма соскучилась по живому делу. В крепости Антония, например, существует.
Не говоря уж о Кесарии. И уж совсем не говоря о недалекой Сирии... А когда
сила, запальчиво и неразумно собранная зилотами под флагом мирного, по сути,
галилейского Машиаха, будет подавлена, неизбежно умрет и дух, который как раз
медленно, но очень верно овладел едва ли не половиной земли Израильской и
вживается дальше, дальше - в души, в головы, в мысли. В землю эту нищую
вживается, корни пустил, ростками пробился. И сам всерьез становится силой.
Которую не сломать и не уничтожить - она, в отличие от силы оружия, невидна,
-нематериальна.
Сила эта - вера, которую дал людям Иешуа. И он отлично знает, что она -
сила, извините за невольную тавтологию, но почему-то хочет разбавить ее теми,
для кого слово "вера" - пустой и невнятный звук. Зачем? Для каких таких высших
целей?.. Нет ничего выше веры, вздор, вздор!..
- Пора спасать Иешуа, - сказал Иоанн однажды. Был Назарет, был поздний
вечер, был злой спор между Иешуа и.двенадцатью. - Пора спасать веру. Пора
спасать дело наше.
- Пора, - согласился Петр.
Похоже, они разное вкладывали в понятие "спасать", но дело стало общим. За
этим Петр и ждал Иоанна в Нижнем городе. Иоанн вошел без стука, неслышно ступая
по камню мягкими кожаными подошвами.
- Я не опоздал? - спросил, не здороваясь,
- У нас пока есть время, - сказал Петр. - Кайафа ждет меня только вечером.
- Кайафа? Первосвященник? Тебя?!
- Нет, конечно. Он ждет тайного визита эллинского посланника, о приезде
которого ему сообщили на той неделе.
- Кто сообщил?


- Было кому, - привычно ушел от ответа Петр, и Иоанн неожиданно обозлился:
- Послушай, Кифа, я трое суток иду к тебе в этот странный дом из Нацрата,
я даже не захожу к Лазарю в Бейт-Хананию, чтобы повидать Марфу. Ты сказал в тот
вечер, когда мы поссорились с Иешуа, - прийти, и я пошел не спрашивая - как
всегда, как обычно. И вот я здесь, я устал, как последний верблюд в караване, я
день и ночь не держал во рту даже гнилой смоквы, а ты - вместо того чтобы
объяснить, что происходит, вместо того чтобы дать мне д хотя бы кусок хлеба, -
ты смеешься надо мной... Какой Кайафа? Какие эллины? Что за бред?..
Петр встал с кушетки, сходил в соседнюю комнату и вынес оттуда поднос с
холодным бараньим мясом, зеленью, хлебом. Поставил на стол перед Иоанном, долил
тому вина из узкогорлого египетского кувшина. Равнодушный по жизни ко всякого
рода роскоши, он почему-то время от времени покупал в этот дом дорогие вещи,
словно не он сам, а именно дом того требовал для себя, ибо изначально, от
первого хозяина, был добротным и небедным. Разбитая дешевая глиняная кружка,
которую сто лет назад двигал по столу - по этому самому, кстати, мраморному,
дорогому, - двенадцатилетний Иешуа, обучавшийся телекинезу, сегодня в доме и не
нашлась бы...
- Извини меня, - сказал Петр. - Поешь, конечно, сначала. Я не подумал...
Что Марфу не повидал - ну, не беда, она привыкла ждать, она хорошая девочка. На
обратном пути вместе зайдем, я с Лазарем как раз побеседую... А сейчас давай
выпьем за то, чтобы все у нас получилось... - Он поднял кубок с вином.
- Что получилось? - уже невнятно, уже с набитым ртом - видно, и впрямь
проголодался мощно, - спросил Иоанн, подымая в ответ свой кубок и чокаясь с
Петром, что вообще-то не принято было в этом мире, но что ненавязчиво насадил
Петр - по крайней мере в их компании.
- Ты ешь, ешь, а я стану рассказывать.
Как начать, думал Петр, с чего начать? Как сказать одному из самых близких
Иешуа людей, что тот должен погибнуть? И не просто умереть, но - мученической,
страшной смертью. Да, ради веры! Да, ради собственного Воскресения! Но это-то,
кстати, как объяснить? И еще кстати - как сделать, чтобы Иешуа не умер на
кресте?.. Впрочем, не здесь сложность, это как раз проще простого, даже не чудо
- так, прихоти физиологии. А вот что насчет Вознесения?..
Не одному Иешуа, выходит, творить чудеса...
Но до сотворения чудес еще пахать и пахать. Вот, в частности, род пахоты:
объяснить Иоанну задуманное. Или пока - не задуманное, а лишь вчерне
намечаемое. Впрочем, причины Иоанн понимает сам, вот выводы из них - это даже
Петру, к ним пришедшему, пока до конца понять, вернее, принять - сложновато...
- Понимаешь, Йоханан, - занудно начал Петр и вдруг сам на себя обозлился:
чего он резину тянет?
Иоанн с ним - двадцать с лишним лет, едва ли не день в день, особенно - в
последние годы, и уже нельзя однозначно сказать, кто из них в кого больше
вложил за эти бесконечные два десятилетия - Петр в Иоанна или наоборот.
Высокопарно выражаясь, они - сообщающиеся сосуды, и, кстати, без добавления
всякой технической мистики вроде пресловутой матрицы - что было, что имелось в
наличии, то и вложено, а что вложено, то и выросло. Близнецы-братья, кто более
матери-истории ценен? Время покажет - кто более. А пока его вовсе нет, особенно
- на дурацкие политесы.
- Сиди и не падай, - сказал Петр. - Мы говорили в Нацрате, тогда, ночью,
что веру и дело пора спасать. Пора - не то слово. Иешуа по-прежнему радеет о
Царстве Божьем, здесь, полагаю, ни у тебя, ни у меня к нему нет претензий. Но
не слишком ли конкретно и приземленно начал он понимать этот термин?.. Царство
Божье на земле - так. Царь - он сам, допустим, я не против. Но для меня,
Йоханан, Царство Божье - это царство духа, в первую и главную очередь. Так
считали у вас в Кумране, так всегда считал сам Иешуа. Это царство истинной и
непоколебимой веры, для которой состояние материи - дело двадцать пятое, а если
веру надо подкреплять физическими действиями - я не имею в виду чудеса, которые
творит Машиах, я имею в виду вполне реальную силу, на которой он хочет
выстроить Царство, - то грош цена такой вере. Мы вон ее имеем в избытке... - Он
кивнул в сторону двери, за которой - где-то не слишком далеко, - стоял Храм. -
Бесконечные жертвоприношения, деньги, воровство... "Всесожжения ваши неугодны и
жертвы ваши неприятны мне" - помнишь, в книге пророка Ермиягу?.. А если еще
оружие?..
- Тебя беспокоит его постоянное общение с зилотами? - спросил Иоанн. - С
Вараввой?
- Да какая разница - Варавва или кто-то еще? Спешка - вот что меня пугает.
Спешка и, как следствие, выбор неверных путей. Капля камень точит, и это
правильно, она неуклонно ищет свою в нем дорожку, а Иешуа хочет его - одним
ударом.
- Он хочет все сделать сам. Зилоты - это так, на всякий случай...
- На какой случай? Если у самого - не получится?.. Скольких за это время
он вылечил? Сотни! Но ведь кого-то, ты помнишь, не смог сразу... Я не знаю,
обратил ли ты на это внимание, но он всегда - раньше или позже, но находил
невылеченного и помогал ему, когда вырастала его собственная сила и вера в него
болящего. Он не спешил и добивался результата - всегда. Так зачем он спешит
сейчас?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 [ 62 ] 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Замужем плохо, или Отдам мужа в хорошие руки
Шилова Юлия
Замужем плохо, или Отдам мужа в хорошие руки


Посняков Андрей - Последняя битва
Посняков Андрей
Последняя битва


Шилова Юлия - Искусительница, или Капкан на ялтинского жениха
Шилова Юлия
Искусительница, или Капкан на ялтинского жениха


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека