Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

грешника! Ты учил, что милосердие твое велико, и, если мы будем искать
его, преклонив колена, ты прольешь его в сердца наши и они преисполнятся
благодати! И вот мы просим тебя, господи, яви нам милосердие твое! Яви его
атому бедному грешнику, ибо велика его нужда в нем! Если душа его погрязла
в грехе, омой ее, господи, чтобы она стала белой как снег! Прости ему,
господи, дела его! Пусть светоч любви твоей укажет ему путь в эти тяжкие
для него дни! И наставь тех, кто желает помочь ему, господи! Просвети
сердца их и вдохни в них сострадание! Во имя сына твоего Иисуса, который
умер на кресте и даровал нам благодать прощения твоего! Аминь...
Биггер смотрел не мигая в выбеленную стену, а слова проповедника
отпечатывались в его сознании. Он, и не слушая, знал, что они означают:
это был знакомый голос его матери, рассказывающей о страдании, о надежде,
о неземной любви. И этот голос был ему противен, потому что он так же
вызывал в нем чувство безнадежности и вины, как и голоса ненавидевших его.
- Сын мой...
Биггер посмотрел на проповедника и снова отвел глаза.
- Забудь все, сын мой, и помни только о душе своей. Очисти мысли свои
от иных помыслов, думай лишь о вечной жизни. Забудь, о чем пишут в
газетах. Забудь, что ты негр. Господь смотрит прямо в душу тебе, и цвет
твоей кожи ему не помеха, сын мой. Он смотрит в ту часть тебя, которая
принадлежит ему. Он зовет тебя, и он любит тебя. Предай себя в его руки,
сын мой. Выслушай меня, я расскажу тебе, почему ты здесь; я расскажу тебе
кое-что, отчего сердце твое возрадуется...
Биггер сидел очень тихо, слушая и не слушая. Если бы кто-нибудь
попросил его потом повторить слова проповедника, он не смог бы. Но он
чувствовал их смысл и значение. По мере того как проповедник говорил,
перед ним возникало огромное черное пустое пространство, и образы, которые
вызывал проповедник, плыли в этом пространстве, крепли и росли; знакомые
образы, которые мать рисовала ему в детстве, когда он играл у ее ног;
образы, в свою очередь будившие давно забытые стремления - стремления,
которые он подавил и хотел уничтожить в себе навсегда. Эти образы когда-то
объясняли ему мир, служили оправданием жизни. Теперь они снова проходили
перед ним, вселяя в него ужас и удивление.
...бесконечная гладь рокочущих вод а над нею тьма и ни форм ни границ
ни солнца ни звезд ни земли и во тьме раздался голос и воды потекли куда
им было указано и из них возник огромный вертящийся шар и голос сказал _да
будет свет_ и был свет и это был настоящий дневной свет и голос сказал _да
будет твердь_ и вода отделилась от воды и на небе простерлись облака и
голос далекий точно эхо сказал _да явится суша_ и собралась под небом в
свои места вода и стали видны горные вершины и долины и реки и голос
назвал сушу _землей_ а воды _морями_ и на земле выросла трава и деревья и
цветы и семя их падало на землю чтобы вновь взрасти и над землей зажглись
миллионы звезд и днем стало светить солнце а ночью луна и стали дни и
недели и месяцы и годы и голос опять прозвучал во мгле и из великих вод
вышли живые твари киты и разные гады а на земле явился скот и дикие звери
и голос сказал _сотворим человека по образу и подобию нашему_ и из праха
земного поднялся человек и солнце озарило его а за ним поднялась женщина и
луна озарила ее и они стали жить как единая плоть и не было ни Боли ни
Тоски ни Времени ни Смерти и Жизнь была похожа на те цветы что росли
вокруг них в садах земли и голос раздался из облаков говоря _не вкушайте
плода от древа растущего среди сада и не касайтесь его да не умрете
смертию_...
Голос проповедника перестал гудеть. Биггер посмотрел на него уголком
глаза. Черное лицо проповедника было серьезно и грустно, и при виде его
Биггер остро почувствовал свою вину; даже после убийства Мэри он не
чувствовал ее острее. Тот образ мира, который настойчиво рисовал ему
проповедник, он убил в себе уже давно; это было его первое убийство. А
теперь от слов проповедника этот образ снова возник перед ним, точно
призрак среди ночи, и от сознания своей отверженности ему стало холодно,
как будто на сердце легла большая глыба льда. Почему же все это опять
пришло его мучить - ведь он уже задушил это навсегда подушкой из ненависти
и страха. Для тех, кто хочет его смерти, он не человек, ему нет места в
этой картине мироздания; потому-то он и постарался убить ее в себе. Чтобы
жить, он создал для себя новый мир, и за это должен теперь умереть.
Опять в его сознание просочились слова проповедника:
- Знаешь ли, сын мой, что это было за древо? Это было древо познания.
Человеку мало было походить на бога, он захотел знать: _почему_? А бог
хотел, чтобы он жил, как живут дети, как цветы цветут в поле. Но человек
захотел знать почему, и вот он пал, и свет сменился мраком, любовь
проклятием, блаженство ничтожеством. И бог прогнал их из райского сада и
сказал мужчине: в поте лица будешь зарабатывать хлеб свой, и сказал
женщине: в муках будешь рождать детей своих. Мир пошел против них, и,
чтобы жить, им пришлось бороться с миром...
...в страхе брели мужчина и женщина среди деревьев, прикрывая руками
свою наготу, а в вышине над ними парил среди туч ангел с пламенеющим мечом



и гнал их из сада в глухую ночь навстречу холодному ветру, в юдоль скорби,
смерти и слез, и мужчина и женщина взяли пищу свою и сожгли, чтобы дым,
поднимаясь в небо, вознес их мольбу о прощении...
- Сын мой, тысячи и тысячи лет мы молили бога снять с нас это
проклятие. И бог услышал наши молитвы и сказал: я покажу вам путь, который
вас приведет ко мне. Сын божий Иисус сошел на землю и принял облик
человеческий и жил и умер среди нас, чтобы показать нам этот путь. Он дал
людям распять его, но смерть его была победой. Он показал нам, что жить в
этом мире - значит быть распятым. Этот мир не есть дом наш. Жизнь здесь -
распятие изо дня в день. Есть только один путь к спасению, сын мой, тот
путь, который указал нам Иисус, - путь любви и прощения. Будь же подобен
Иисусу. Не противься. Возблагодари господа за то, что он избрал для тебя
этот путь. Его любовь спасет тебя, сын мой. Верь, что через любовь
Иисусову господь дарует тебе вечную жизнь. Взгляни на меня, сын мой...
Биггер сидел, подперев ладонями черное лицо, и не шевелился.
- Пообещай мне, сын мой, что ты изгонишь ненависть из своего сердца,
чтобы божья любовь могла войти в него.
Биггер молчал.
- Ты не хочешь обещать, сын мой?
Биггер закрыл глаза руками.
- Скажи хотя бы, что постараешься, сын мой.
Биггер почувствовал, что, если проповедник будет продолжать свои
уговоры, он сейчас вскочит и ударит его. Как ему поверить в то, что он уже
убил в себе? Он виновен и знает это. Проповедник поднялся с колен,
вздохнул и вынул из кармана маленький деревянный крестик на цепочке.
- Посмотри, сын мой. Я держу в руках крест, сделанный из дерева. Дерево
- это мир наш. И к этому дереву пригвожден страждущий человек. Вот что
такое жизнь, сын мой. Жизнь есть страдание. Как же ты не хочешь поверить в
слово божье, когда вот перед твоими глазами единственное, что дает твоей
жизни смысл. Дай я надену это тебе на шею. Когда останешься один, взгляни
на этот крест, сын мой, и вера осенит тебя...
Он замолчал, и Биггер молчал тоже. Деревянный крест висел теперь у него
на груди, касаясь кожи. Он чувствовал все то, о чем говорил проповедник,
чувствовал, что жизнь - это плоть, пригвожденная к миру, дух, томящийся в
тюрьме земных дней.
Он услышал скрип дверной ручки и поднял глаза. Дверь отворилась, на
пороге показался Джан и остановился, как бы не решаясь войти. Биггер
вскочил на ноги, точно наэлектризованный страхом. Проповедник тоже встал,
отступил на шаг, поклонился и сказал:
- Доброе утро, сэр.
Биггер подумал: что может быть нужно от него теперь Джану? Ведь он уже
пойман, он ждет суда. Джан наверняка будет отомщен. Биггер замер, видя,
что Джан выходит на середину камеры и останавливается прямо перед ним.
Потом он вдруг подумал, что ему незачем стоять, что здесь в тюрьме Джан
ничего не может сделать ему. Он сел и опустил голову; в камере было тихо,
так тихо, что слышно было дыхание проповедника и Джана. Белый человек, на
которого он пытался свалить свое преступление, стоял перед ним, и он
покорно ждал его сердитых слов. Но почему же он молчит? Биггер поднял
голову; Джан смотрел прямо на него, и он отвел глаза. Лицо Джана не
казалось сердитым. Но если он не сердится, что же ему тогда нужно? Он
опять взглянул и увидел, что Джан пошевелил губами, но слов не было
слышно. А когда Джан наконец заговорил, его голос звучал очень тихо и
между словами он делал долгие паузы; Биггеру казалось, будто он слышит,
как человек говорит сам с собой.
- Биггер, мне очень трудно найти слова, чтобы сказать то, что я хочу,
но я попробую... Для меня это все как разорвавшаяся бомба. Я уже целую
неделю никак не могу в себя прийти. Я ведь сидел в тюрьме, и мне даже в
голову не могло прийти, что тут происходит... Я... я не хочу вас мучить,
Биггер. Я знаю, вам и без меня тяжело. Но понимаете, мне просто необходимо
кое-что сказать вам... А вы, если не хотите со мной говорить, Биггер, не
надо. Мне кажется, я немножко понимаю, что вы сейчас должны чувствовать. Я
ведь не чурбан, Биггер; я умею понимать, хотя, пожалуй, в тот вечер я
ничего не понял... - Джан остановился, проглотил слюну и закурил. - Вы
встретили меня в штыки... Теперь я понимаю. Но тогда я был как слепой.
Я... мне очень хотелось прийти сюда и сказать вам, что я не сержусь... Я
не сержусь нисколько, и я хочу, чтоб вы позволили мне помочь вам. Это
ничего, что вы хотели свалить вину на меня... Может быть, вы имели на то
основания... Не знаю. Может быть, в известном смысле я и есть настоящий
виновник всего... - Джан опять остановился, сделал глубокую, долгую
затяжку, медленно выпустил дым и нервно прикусил губу. - Биггер, я
никогда, ни разу в жизни не сделал ничего во вред вашему народу. Но я -
белый, и я знаю, что глупо было бы просить вас, чтоб вы не ненавидели
меня, когда все белые люди, которых вы знаете, ненавидят вас. Я... я знаю,
для вас мое лицо похоже на их лица, хотя чувствую я совсем по-другому. Но
только до того вечера я не знал, что пропасть между нами так велика... Я


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 [ 61 ] 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - маркграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - маркграф


Каргалов Вадим - Черные стрелы вятича
Каргалов Вадим
Черные стрелы вятича


Афанасьев Роман - Эксперимент
Афанасьев Роман
Эксперимент


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека