Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Петрухин будет жить без розыска?
Он сидел на краю болота, и ему хотелось выть. Тормозить больше не хотелось.
Он снова обшарил карманы в надежде найти случайно затерявшуюся купюру... не
нашел. А из нагрудного кармашка пиджака вытащил плотный четырехугольник
картона с золотым тиснением: "ЗАО ДМагистраль - Северо-Запад". Голубков
Виктор Альбертович. Генеральный директор".
Брюнет!
* * *
- Виктор Альбертович, - сказала секретарша, - вам звонит человек, который
представился странно: Борисыч... соединять?
- Соединяй, - ответил генеральный директор, крутанулся в кресле и встал. Во
время серьезного разговора он любил ходить по кабинету или, по крайней
мере, быть на ногах. Возможно, думал Брюнет, это рецидив тех времен, когда
фарцевал. Стоящий человек более собран и быстрее сумеет "сделать ноги"...
- Але, Брюнет!
- Привет, Борисыч... Хорошо, что позвонил. Никак, передумал?
- Еще не знаю. Может, и возьмусь. Мне нужно ознакомиться с
обстоятельствами.
- Все, что знаю... Ты подъехать сможешь?
- А ты где?
- Записывай: Свердловская набережная, дом...
- Место, Брюнет, ты толково выбрал - Арсенальная, 7, [Арсенальная, 7 -
адрес СИЗО "Кресты"] совсем рядом. При надобности недалеко переезжать.
- Типун тебе на язык! Когда приедешь?
* * *
В офис "Магистрали" Петрухин приехал спустя три часа. Время требовалось,
чтобы элементарно прийти в себя: побриться, отмокнуть в ванной, попить чая.
Меры примитивные, снять последствия недельного запоя они не могут, но
Петрухин уже принял решение и откладывать его осуществление "на потом" не
хотел.
Офис "Магистрали" производил впечатление уже с улицы. Даже самый
невнимательный прохожий, который и по сторонам-то не глядит, а только себе
под ноги, не смог бы его не заметить. Перед фасадом "Магистрали" неровный,
в выбоинах, асфальт сменялся на двухцветную импортную брусчатку. Горели
большие матовые шары и стояли синтетические деревья в больших кадках...
Этакий маленький европейский оазис среди расейского убожества, отчего
убожество это становилось еще более наглядным. На стоянке, обнесенной
легкой ажурной оградой, стояло десятка два автомобилей. По большей части -
иномарки. Над входом со сверкающими мраморными ступеньками нависал
голубоватый стеклянный купол. Сверкала полированной бронзой литая плита:
"Магистраль - Северо-Запад".
Все, как у людей, подумал Петрухин, входя в шикарную стеклянную дверь...
Интересно, думал ли Брюнет десять лет назад, что сумеет так подняться?
Из застекленной будочки на Петрухина внимательно смотрел не очень молодой
охранник.
- К Брю... к генеральному директору, - сказал Петрухин.
- Простите, ваша фамилия? - спросил охранник, и Дмитрий, подумал, что
охранник из отставных офицеров. Он ошибся, из действующих.
- Петрухин.
- Вас ждут, Дмитрий Борисыч. По коридору прямо и налево. Там приемная
генерального.
Внутри, как и снаружи, все было "на уровне": от сверкающего паркета до
длинноногих девах, снующих по коридору: евростандарт. Приемная...
секретарша и знакомый уже телохранитель... компьютеры... "Виктор Альбертыч
вас ждет..." Дверь... Брюнет.
- Я рад, что ты передумал, Борисыч... кофейку? Или коньячку?
- Минералки. Холодной...
Брюнет продублировал слова Петрухина в переговорное устройство, и появилась
секретарша с минералкой, ногами и улыбкой.
- Трубы горят? - с пониманием поинтересовался Брюнет. Петрухин, не
отрываясь от стакана, кивнул. - Ничего, Борисыч, трубы - наш профиль,
поможем.
- Что значит: трубы - ваш профиль?
- ЗАО "Магистраль - С-З" входит в тройку крупнейших поставщиков труб по
Северо-Западу.
- Нормально... трубы - довольно далеко от фарцовки шмотками, а, Витя?
- На первый взгляд - да. Но на самом-то деле нет никакой разницы, чем
торговать. В основе все равно лежат бабки.
- Мудро, - сказал Петрухин. - Глыбко. Афористично. Ладно, давай-ка перейдем
к делу.
- Охотно, Борисыч... Для начала, видимо, нам следует обсудить условия
нашего... э-э... сотрудничества.
- Стоп! - поднял руку Петрухин. - Стоп, Витя. Ни о каком сотрудничестве нет
и речи... пока, во всяком случае. У тебя, как я понял, сложилась не очень
хорошая ситуевина с криминальной подкладкой. И тебе нужно, чтобы кто-то,



кто рубит в деле, разобрался, что произошло... так?
- Так. У меня, Борисыч, из-за этой ситуации такие заморочки...
- Погоди, Брюнет. Погоди. О заморочках ты мне еще расскажешь. Сейчас я
хочу, чтобы ты понял: за дело я возьмусь только в том случае, если оно
действительно представляет интерес. Это - во-первых. А во-вторых, мне на
хер не нужны никакие руководящие указания. Я должен обладать полной
свободой. И если я вдруг открою, что эту мокруху организовал ты, например,
то именно так я шепну в убойный отдел. Понял?
- Понял, - кивнул Брюнет. - Ни хера ты, Борисыч, не меняешься.
- Нет, Витя, я сильно изменился... Ну да ладно, это все лирика. Если тебя
устраивают МОИ УСЛОВИЯ, то давай-ка перейдем к делу. Рассказывай, что у
тебя приключилось.
Глава третья. Трубный глас
Брюнет:
Ты, Борисыч, мою биографию знаешь. До известных пределов, разумеется. Но
все-таки многое знаешь... Мне перед тобой ломаться понту нет... Я фарцевал,
я кидал, я бабки делал. Но я на ножи никогда никого не ставил. Ты знаешь.
Меня махновцы грабили - это было. Меня беспредельщики из ОМОНа грабили -
тоже было. А я честно жил... ну, ты ухмылку-то спрячь, знаю, что думаешь.
Короче, сколотил я капиталец. Как раз ко времени - Горбатый разрешил лавэ
делать. Что началось, сам помнишь. Какие хари на Божий свет вылезли - какой
там НЭП! В кабаках одни стриженые затылки в тренировочных штанах. Я совков
не люблю, но у меня, поверишь ли, ностальгия по совку в ту пору
сделалась... мы же молодые были. Как в "Брате-2" говорит таксист: ведь были
же люди как люди. Куда все подевались?
В общем, я тоже закрутился, ларьки открыл. Торговля - ой! - варенкой, в
подвале смастряченной. Но ведь брали! И бабки текли. Ни ума, ни куражу, а
зелень шелестит. Скучно было - беда... Но тут я услышал трубный глас! Не в
религиозном смысле или каком мистическом, а в сугубо материальном... Не
торопи, сейчас объясню. Ты сам сказал: давай с самого начала. Вот я и
начинаю с са-а-мого начала. Я, как тебе, может быть, известно, не
питерский. Я из славного города Волгодонска. Ничего славного в нем,
конечно, нет. Как был дырой, так и остался. Но я-то в нем родился и вырос.
Родина! Хрен ей между... Однако без Волгодонска нам никак не обойтись - все
сегодняшние завязки оттуда. В общем, так: в конце девяносто первого, когда
Ельцин с холуями Союз раздербанили, вышел на меня землячок один мой, Игорь
Строгов. Он к криминалу никаким краем не шьется, офицер морской. Вышел он
ко мне с хорошим предложением: есть у нас в Волгодонске завод "Атоммаш". Он
в ту пору никому был на хрен не нужен, лежал полумертвый... перестройка.
Чернобыль. Конверсия! Хрен ей между. Лежит "Атоммаш", и разворовывают его
со страшной силой. А у Игорька Строгова там кое-какие кореша оказались из
заводских бугров. Все - бля! - коммунисты с девятьсот пятого года... в
смысле скоммуниститъ чего с родного завода со всей душой. И вот пришел ко
мне Игорек: есть дело на лимон. Толстенький, зелененький, с поросячьим
хвостиком... да, Борисыч, верно угадал! Трубы. Трубы из нержавейки в
неограниченных почти что количествах из заводских запасов. Я весь расклад
не сразу просек. Потом уж понял: Клондайк. Ты вот думаешь: трубы! Что
такое? Какие трубы?.. И я так думал. А без них ничего не делается, между
прочим. Трубы - везде! Под землей, на земле, в космосе. Ни один станок или
машина без них не обходится. Миллионы километров труб!
В общем, тебе - как на духу: воровали. Вагонами. Начальству атоммашевскому
бабки возили сперва в трусах пачками, потом - чемоданами. Для этого дела
привлекли нашего волгодонского мальчишечку. Погоняло - Нокаут. Он такой был
- приблатненный по жизни. Я его с детства знал, покойничка-то... Отсидел он
по молодости за хулиганку. Без царя в голове. Но для каких-то
терок-разборок в самый раз. Резкий парень был Леша Тищенко. Нокаут. Так
втроем и работали. Нокаут на подхвате.
Но надо ж и расти. Да и времена переменились. В общем, организовал я
"Магистраль". Игорек - хрен ему между! - тоже в учредителях. А Нокаут -
нет. Он и пришел в наше дело позже, да и, сказать по правде, толку-то с
него немного. Уже пошел большой бизнес, пэтэушнику в нем делать нечего. Это
не грузовик левака через эстонскую границу впендюритъ, а настоящий бизнес.
Контракты пошли с заводами-производителями, поставки, договора. Все как у
взрослых, Борисыч. А у Лешеньки Нокаута - восемь классов средней школы,
ПТУ, три года зоны и два кулака. Но мы его все равно не обижали. Оклад он
имел как президент нормального банка.
Он, однако, считал по-другому. И пошли у них с Игорем заморочки - обиды
какие-то, выяснения отношений. Я, сказать по правде, не придавал
значения... если бы знал, чем кончится! А кончилось, Борисыч, стрельбой и
трупом в помещении офиса.
* * *
- А кончилось стрельбой и трупом в помещении офиса, - довольно мрачно
произнес Брюнет и замолчал.
- Давай-ка подробней, - сказал Петрухин.
- Подробней? Подробней так: я в тот день был на даче. Вернулся около восьми


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Мой приятель Молчун
Володихин Дмитрий
Мой приятель Молчун


Флинт Эрик - В сердце тьмы
Флинт Эрик
В сердце тьмы


Афанасьев Роман - Оборотень
Афанасьев Роман
Оборотень


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека