Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- и про капитана, которого он принялся славословить с не меньшим жаром.
По его словам, выходило, что Хози-ози (так он по-прежнему именовал шки-
пера) - из тех, кому не страшен ни черт, ни дьявол, кто, как говорится,
"хоть на страшный суд прилетит на всех парусах", что нрава он крутого:
свирепый, отчаянный, беспощадный. И всем этим бедняга приучил себя вос-
хищаться и такого капитана почитал морским волком и настоящим мужчиной!
Всего один изъян видел Рансом в своем кумире.
- Только моряк он никудышный, - доверительно сообщил он мне. - Управ-
ляет бригом мистер Шуан, этот - моряк, каких поискать, верь слову,
только выпить любит! Глянь-ка! - Тут он отвернул чулок и показал мне
глубокую рану, открытую, воспаленную - у меня при виде нее кровь застыла
в жилах, - и гордо прибавил: - Это все он, мистер Шуан!
- Что? - вскричал я. - И ты сносишь от него такие зверства? Да кто
ты, раб, чтобы с тобой так обращались?
- Вот именно! - подхватил несчастный дурачок, сразу впадая в другую
крайность. - И он еще это узнает! - Он вытащил из чехла большой нож, по
его словам, краденый. - Видишь? - продолжал он. - Пускай попробует, пус-
кай только посмеет! Я ему удружу! Небось, не впервой! - ив подтверждение
своей угрозы выругался, грязно, беспомощно и не к месту.
Никогда - еще никого мне не было так жалко, как этого убогого несмыш-
леныша; и притом я начал понимать, что на бриге "Завет", несмотря на его
святое название, как видно, немногим слаще, чем в преисподней.
- А близких у тебя никого нет? - спросил я.
Он сказал, что в одном английском порту, уж не помню в каком, у него
был отец.
- Хороший был человек, да только умер.
- Господи, неужели ты не можешь подыскать себе приличное занятие на
берегу? - воскликнул я.
- Э, нет, - возразил он, хитро подмигнув. - Не на такого напали! На
берегу мигом к ремеслу пристроят.
Тогда я спросил, есть ли ремесло ужасней того, которым он занимается
теперь с опасностью для жизни, - не только из-за бурь и волн, но еще
из-за чудовищлей жестокости его хозяев. Он согласился, что это правда,
но тут же принялся расхваливать эту жизнь, рассказывая, как приятно сой-
ти на берег, когда есть денежки в кармане, промотать их, как подобает
мужчине, накупить яблок и вообще покрасоваться на зависть, как он выра-
зился, "сухопутной мелюзге".
- Да и не так все страшно, - храбрился он. - Другим еще солоней.
Взять хотя бы "двадцатифунтовок". Ух! Поглядел бы ты, каково им прихо-
дится! Я одного видел своими глазами: мужчина уже в твоих годах (я для
него был чуть ли не старик), бородища - во, только мы вышли из залива и
у него зелье выветрилось из головы, он - ну реветь! Ну убиваться! Уж
я-то поднял на смех, будь уверен! Или, опять же, мальчики. Ох, и до чего
же мелочь! Будь уверен, они у меня по струнке ходят. На случай, когда на
борту мальки, у меня есть особый линек, чтобы их постегивать.
И так далее в том же духе, пока я не уразумел, что "двадцатифунтовки"
- это либо несчастные преступники, которых переправляют в Северную Аме-
рику в каторжные работы, либо еще более несчастные и ни в чем не повин-
ные жертвы, которых похитили или, по тогдашнему выражению, умыкнули об-
маном, ради личной выгоды или из мести.
Тут мы взошли на вершину холма, и нам открылась переправа и залив.
Ферт-оф-Форт в этом месте, как известно, сужается: к северу, где он не
шире хорошей реки, удобное место для переправы, а в верховьях образуется
закрытая гавань, пригодная для любых судов; в самом горле залива стоит
островок, на нем какие-то развалины; на южном берегу построен пирс для
парома, и в конце этого причала, по ту сторону дороги, виднелось среди
цветущего остролиста и боярышника здание трактира.
Городок Куинсферри лежит западнее, и вокруг трактира в это время, дня
было довольно-таки безлюдно, тем более, что паром с пассажирами только
что отошел на северный берег. Впрочем, у пирса был ошвартован ялик, на
банках дремали гребцы, и Рансом объяснил, что это шлюпка с "Завета" под-
жидает капитана; а примерно в полумиле от берега, один-одинешенек на
якорной стоянке, маячил и сам "Завет". На палубе царила предрейсовая су-
ета, матросы, ухватясь за брасы, поворачивали реи по ветру, и ветер нес
к берегу их дружную песню. После всего, что я наслушался по дороге, я
смотрел на бриг с крайним отвращением и от души жалел горемык, обречен-
ных идти на нем в море.
На бровке холма, когда мы все трое остановились, я перешел через до-
рогу и обратился к дяде:
- Считаю нужным предупредить вас, сэр, что я ни в коем случае не буду
подниматься на борт "Завета".
Дядя, казалось, очнулся от забытья.
- А? Что такое? - спросил он.
Я повторил.
- Ну, ну, - сказал он. - Как скажешь, перечить не стану. Но что ж мы



стоим? Холод невыносимый, да и "Завет", если не ошибаюсь, уже готовится
поднять на - руса...

ГЛАВА VI
ЧТО СЛУЧИЛОСЬ У ПЕРЕПРАВЫ
Едва мы вошли в трактир, Рансом повел нас вверх по лестнице в комна-
тушку, где стояла кровать, пылали угли в камине и жарко было, как в пек-
ле. За столом возле камина сидел и что-то с деловитым видом писал рослый
загорелый мужчина. Несмотря на жару в комнате, он был в плотной, наглухо
застегнутой моряцкой куртке и высокой косматой шапке, нахлобученной на
самые уши; при всем том я не встречал человека, который держался бы так
хладнокровно и невозмутимо, как этот морской капитан, а его ученому виду
позавидовал бы даже судья в зале заседаний.
Он тотчас встал и, шагнув нам навстречу, протянул Эбенезеру большую
руку.
- Счастлив, что вы оказали мне честь, мистер Бэлфур, - проговорил он
глубоким звучным голосом, - и хорошо, что не опоздали. Ветер попутный,
вот-вот начнется отлив, и думаю, нам еще засветло подмигнет старушка жа-
ровня на берегу острова Мей.
- Капитан Хозисон, - сказал дядя. - У вас в комнате немыслимая жара.
- Привычка, мистер Бэлфур, - объяснил шкипер. - Я по природе человек
зябкий, кровь холодная, сэр. Ничто, так сказать, не поднимает температу-
ры - ни мех, ни шерсть, ни даже горячий ром. Обычная вещь, сэр, утех,
кому, как говорится, довелось прожариться до самых печенок в тропических
морях.
- Ну, что поделаешь, капитан, - отозвался дядя, - от своей природы
никуда не денешься.
Случилось, однако, что эта капитанская причуда сыграла важную роль в
моих злоключениях. Потому что я хоть и дал себе слово не выпускать свое-
го сородича из виду, но меня разбирала такая охота поближе увидеть море
и так мутило от духоты, что, когда дядя сказал "сходил бы, размялся вни-
зу", у меня хватило глупости согласиться.
- Так и оставил я их вдвоем за бутылкой вина и ворохом каких-то бу-
маг; вышел из гостиницы, перешел через дорогу и спустился к воде. Нес-
мотря на резкий ветер, лишь мелкая рябь набегала на берег - чуть больше
той, что мне случалось видеть на озерах. Зато травы были мне внове: то
зеленые, то бурые, высокие, а на одних росли пузырьки, которые с треском
лопались у меня в пальцах. Даже здесь, в глубине залива, ноздри щекотал
насыщенный солью волнующий запах моря; а тут еще "Завет" начал расправ-
лять паруса, повисшие на реях, - все пронизано было духом дальних плава-
ний, будило мечты о чужих краях.
Рассмотрел я и гребцов в шлюпке: смуглые, дюжие молодцы, одни в руба-
хах, другие в бушлатах, у некоторых шея повязана цветным платком, у од-
ного за поясом пара пистолетов, у двоих или троих - по суковатой дубин-
ке, и у каждого нож в ножнах. С одним из них, не таким отпетым на вид, я
поздоровался и спросил, когда отходит бриг. Он ответил, что они уйдут с
отливом, и прибавил, что рад убраться из порта, где нет ни кабачка, ни
музыкантов; но при этом пересыпал свою речь такой отборной бранью, что я
поспешил унести ноги.
Эта встреча вновь навела меня на мысли о Рансоме - он, пожалуй, был
самый безобидный из всей этой своры; а вскоре он и сам показался из
трактира и подбежал ко мне, клянча, чтобы я угостил его чашей пунша. Я
сказал, что и не подумаю, потому что оба мы не доросли еще до подобного
баловства.
- Кружку эля, сделай одолжение, - прибавил я.
Он хоть и скорчил на это рожу и, кривляясь, стал бранить меня так и
сяк, но от эля не отказался. Вскоре мы уже сидели за столом в передней
зале трактира, отдавая должное и элю и еде.
Тут мне пришло в голову, что недурно бы завязать знакомство с хозяи-
ном трактира, ведь он из местных. По тогдашнему обычаю я пригласил его к
нашему столу; однако он был слишком важная персона, чтобы водить компа-
нию с такими незавидными посетителями, как мы с Рансомом, и пошел было
из залы, но я вновь окликнул его и спросил, не знает ли он мистера Ран-
килера.
- Еще бы, - ответил хозяин. - Такой достойный человек! Да, кстати,
это не ты сюда пришел с Эбенезером?
- Я.
- Вы, случаем, не в дружбе? - В устах шотландца это означает: не в
родстве ли.
Я ответил, что нет.
- Так я и думал, - сказал хозяин. - А все же ты сильно смахиваешь на
мистера Александра.
Я заметил, что Эбенезе, как будто пользуется в округе дурной славой.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Контровский Владимир - Мы вращаем Землю! Остановившие Зло
Контровский Владимир
Мы вращаем Землю! Остановившие Зло


Орлов Алекс - Золотой пленник
Орлов Алекс
Золотой пленник


Бажанов Олег - Иванов.ru
Бажанов Олег
Иванов.ru


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека