Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

стада, оберегать мир. Это я и делаю. Тайр-Усун и Тохто-беки, которых ты
так ненавидишь, много раз пытались втянуть меня в драку. Не получилось.-
Он сел, кривым сучком поправил головни.- У нас есть леса, полные дичи,
долины для выпаса скота. Нам нечего искать в чужих нутугах. И мне
непонятно, чего ищут степные народы?
- Они тоже хотят мира и покоя.
- И твой хан Тэмуджин?
- И он...- неуверенно подтвердил Чиледу.
- Он хочет сидеть в лесочке, как мы сейчас сидим, и выжидать, когда
враги сплетутся рогами. Я тебе уже говорил: не люблю, когда так
получается. Но еще меньше мне хочется быть одним из этих изюбров.
Понимаешь?
- Чего тут не понять!
Над огнем взлетели искры и исчезли в черном небе без следа.
IV
Тянулись тревожные дни и ночи. Тэмуджин ждал найманов, ждал удара со
стороны меркитов, тайчиутов, татар. Временами сам себе казался
заоблавленным зверем. Угроза спереди и сзади, слева и справа. Уйти -
некуда. Остается сидеть и, натопырив уши, вертеть во все стороны головой,
чтобы вовремя увернуться от смертоносной стрелы. Под видом шаманов,
слабоумных бродяг разослал во все кочевья ловких люден-его глаза и уши.
Вооружал, обучал, снаряжал воинов.
А тут еще люди Алтан-хана китайского. Он-то думал, что о нем давно
забыли. Но его помнили. Привезли жалованье джаутхури - расшитые халаты,
шелковые ткани, чашу из серебра. Обрадовался было: невелика прибыль, а все
же прибыль. Но взамен люди Алтан-хана потребовали коней. Не попросили, а
нагло потребовали. Как же, джаутхури-слуга сына неба! Но что было делать?
Дал коней, во весь рот улыбался посланцам, заверял их, что счастлив отдать
великому хуанди не только несколько сотен коней, но и все, что у него
есть. Посланцы тоже улыбались и жмурили глаза - своими руками выдавил бы
эти глаза!
Больше всего он боялся нападения найманов и властолюбивого брата
Ван-хана - Эрхе-Хара. Но время шло, и найманы не поворачивали коней к его
кочевьям. А вскоре и вовсе ушли из кэрэитских владений.
<Глаза и уши> донесли: старый Инанча-хан на охоте упал с лошади, сильно
расшибся. Лежит чуть ли не при смерти. А два его сына, Буюрук и Таян,
сидят у постели и ждут, кому хан вручит власть над улусом.
Эрхе-Хара без поддержки найманов притих - не тронь меня, и я тебя не
трону. Неповоротливый Таргутай-Кирилтух почесывал бабью грудь, медлил,
опасаясь, что в случае неудачи опять побегут его нукеры и нойоны. Татары,
те дерзки и отважны, уж они бы не упустили случая, по побаивались
повернуться спиной к Алтан-хану - охоч до ударов в затылок великий хуанди.
Оставались задиристые меркиты. Они было выступили, но, узнав, что
найманы возвратились, отложили поход, решили, видимо, лучше подготовиться.
Самое бы время хори-туматам пошевелить Тохто-беки. Но Чиледу не оправдал
надежд Тэмуджина. Прожил у своих соплеменников осень и зиму, возвратился
по весеннему теплу ни с чем. Мало того, что не исполнил его повеления,- он
еще начал рассуждать о том, как нехорошо и недостойно натравливать людей
друг на друга.
Услышав это, Тэмуджин даже на месте не усидел.
- Учить меня вздумал?!
- Не учить... Но я много старше тебя, хан Тэмуджин, мои глаза видели
больше. Не становись таким, как все другие нойоны.
- Так, так... Я было подумал, ты не смог выполнить мое повеление, а
ты, смотрю, не захотел. В первом случае ты мог надеяться на снисхождение,
но сейчас... Я извлек тебя из ямы, в яме же издохнешь. Доберусь и до твоих
хори-туматов!..
Очень удивился этому решению сотник Чиледу. Судорога пробежала по
худому лицу, мукой налились глаза. Думал: упадет на колени, запросит
пощады,- но он пробормотал невнятное и непонятное:
- Ты сын Есугея... Я ошибался.- Сгорбился и, подталкиваемый нукерами,
вышел из юрты.
А потом случилось непостижимое. Чиледу бежал из ямы, прихватив своего
подростка-сына, и скрылся неизвестно куда. Для них кто-то приготовил
коней, оружие, кто-то связал караульного. Тэмуджина разгневал не столько
побег, сколько этот неизвестный помощник.
В юрту приволокли караульного. Он трясся от страха и твердил одно: <Не
видел. Не знаю>. Вне себя от злости, приказал отрубить ему голову. Но
неожиданно вмешалась мать. Она подошла к нему, строго сказала:
- Не казни парня. Он не виноват. Я знаю настоящего виновника.
- Кто он?
- Это я скажу тебе одному.
Он велел всем выйти из юрты.


- Из ямы Чиледу освободила я.
Не поверил. Усмехнулся, не разжимая губ.
- Ты скрутила руки воину?
- Я просто приказала выпустить... Руки связали уж потом, для отвода
глаз.
- Почему ты это сделала, мать? Зачем вмешиваешься в мои дела?
- Ты был с ним несправедлив. Тебе тяжело, сын, я знаю. Но не ожесточай
своего сердца. Жестокость всегда оборачивается против того, от кого
исходит. Что дашь людям, то от них и получишь.
Взгляд матери был строг и требователен. Давно уже она не говорила с ним
так.
Разговор оставил на его душе смутное беспокойство. Много раз он ловил
себя на том, что меряет свои поступки глазами матери, и это сердило его.
Человек не вольный в своих поступках - раб. А разум раба сонлив и немощен.
Тэмуджин нутром чуял: затишью больше не быть. Снова над степью ходят
тучи. Они не рассеются, не оросив травы кровавым дождем.
В эту тревожную пору в кочевье Тэмуджина неожиданно пришел Ван-хан с
сыном и четырьмя нойонами. На старого хана и его спутников страшно было
смотреть. Одежда износилась в прах, висела клочьями, истрепанные гутулы
обвязаны ремнями.
- Ты ли это, хан-отец?
На худой, морщинистой шее Ван-хана часто билась синяя жилка, глубоко
запавшие глаза заблестели. Но он справился с собой, пригладил седые
всклокоченные волосы.
- Я пришел к тебе обессиленным, имея только то, что на мне. Скажи
сразу, поможешь ли мне, или я должен уйти отсюда ни с чем, как уходил от
других владетелей?- Горечь и ожесточение звучали в его голосе.
- Излишне об этом спрашивать, хан-отец! Разве не столь же ничтожным я
представал перед тобой? Ты принял меня и возвысил. Видит небо, я сделаю то
же самое!
Ван-хан успокоенно кивнул головой, с презрением глянул на своих
нойонов.
- Иного я не ждал от тебя, сын мой Тэмуджин. И все же... Многое
пришлось пережить и понять за это время. Все мои надежды были
растоптаны... Сын Нилха-Сангун, запомни этот день. Когда бог призовет меня
и займешь мое место в улусе, не забывай, что сделал для нас хан Тэмуджин.
- Отец, улус сначала надо отбить у Эрхе-Хара...
- Отобьем, Нилха-Сангун,- сказал Тэмуджин.- Но не сразу. Нам сейчас
нельзя идти на Эрхе-Хара.
- Почему?- насторожился Ван-хан.- Найманы ушли.
- Но есть еще и меркиты. Едва мы ввяжемся в войну с твоим братом, они
будут здесь. Разграбят все мои курени. Я думаю, не нужно ждать, когда они
придут. Надо ударить на них.
Нилха-Сангун заерзал на месте.
- Ты возьмешь нас в поход и дашь под начало отца сотню воинов...
- Тангуты были щедрее, они давали хану три сотни,- пробормотал
Арин-тайчжи.
Тэмуджин понял, что они его подозревают в неуважении к Ван-хану, в
хитроумии. Рассердился.
- Резвость языка не всегда говорит о резвости ума. Я бы в войске
хана-отца стал сражаться даже простым воином. Но я не сделаю хана-отца
сотником. В моем улусе ваш Джагамбу со своими людьми. Возьми их, хан-отец,
под свою руку. Дальше. Из десяти лошадей одну, из десяти волов одного, из
десяти овец одну-такой хувчур ' я налагаю на свой улус. И все это даю
тебе, хан-отец. Ты можешь идти со мной на меркитов, но можешь и не ходить.
Однако все, что будет там добыто,- твое. Сразу после этого мы возьмемся за
Эрхе-Хара.
[' Х у в ч у р - единовременное взимание, сбор.]
Хан чуть не прослезился. Но его сын все-таки остался чем-то недоволен.
Глупый человек!
В степи едва зазеленела трава, отощавшие за зиму кони еще не отъелись,
а Тэмуджин уже повел своих воинов в поход. Он рассудил, что в эту пору
Тохто-беки не ждет нападения. А застать врасплох - значит победить. Об
этом он никогда не забывал.
Его нойоны снова не очень-то обрадовались походу. Но вслух возражать
никто не решался - всем была памятна горькая участь Сача-беки, Тайчу и
Бури-Бухэ. В этом походе он понял, что люди в воинском строю - его люди.
Любого из них он мог послать на смерть. Только тут, в седле, он чувствовал
себя настоящим ханом, владыкой жизни своих людей. Вот если бы и в дни
мирной жизни было так же...
Все получалось, как он и ожидал. Меркитские курени только что
перебрались на летние кочевья. Люди, измученные зимними холодами,
радовались теплу, свежей зелени, были ленивы и неосмотрительны. Три первые
куреня он захватил без всякого сопротивления. Но дальше дело пошло
труднее. Меркитские воины начали быстро стягиваться в тугой кулак. За


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Русанов Владислав - Стальной дрозд
Русанов Владислав
Стальной дрозд


Роллинс Джеймс - Кости волхвов
Роллинс Джеймс
Кости волхвов


Головачев Василий - Последний джинн
Головачев Василий
Последний джинн


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека