Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

человек... Да еще закомплексованный Пестель витийствовал в эмпиреях о
цареубийстве во благо народных свобод. Интересно, оставить его с
Александром Павловичем наедине - неужто и впрямь поднялась бы рука? Или
крепостным передоверил бы - дескать, ты, Ванька, сперва выпусти по моему
велению своею косою кишки помазаннику божию, а уж посля будет тебе воля...
Перепугали мечтательные предки Николая Павловича так, что ему потом всю
жизнь от слова "свобода" икалось - ну, и вел себя соответственно, мел
мыслителей из аппарата, оставлял одних неперечливых воров; чуть не
прогадал Россию...
Секретарь - молодец; даже бровью не повел, завидев в сих суровых
стенах такое чудо в перьях, как нынешний я.
- Иван Вольфович ждет вас, господин полковник. Прошу.
И растворил передо мною тяжелые двери.
Ламсдорф встал из-за стола и, отчетливо похрустывая плотной тканью
выутюженного мундира, пошел ко мне навстречу, протянул обе руки. Костистое
остзейское лицо его было печально вытянуто.
- Экий вы южненький, батенька, экий вы мокренький... Уж простите
старика, что этак бесцеремонно выдернул вас из картвельских кущей в нашу
дрякву. Вы возглавите следствие. И назначал не я, - он потыкал пальцем
вверх. - Есть факторы... То есть, не подумайте, Христа ради, - он всерьез
испугался, что допустил бестактность, - будто я вам не доверил бы... Но
устали ж вы за весну, как черт у топки, мне ль не знать!...
Сюда, голубчик, присаживайтесь. Мы сейчас радиаторчик включим,
подсохните, - покряхтывая, он выкатил масляный обогреватель из-за видавшей
виды китайской ширмы, прикрывавшей уголок отдыха-столик, электрочайник,
коробочки со сладостями; генерал был известный сладкоежка. Воткнул
штепсель в розетку. - Чайку не хотите ли?
- Благодарю, Иван Вольфович, я так наобедался у князя Ираклия, что
теперь два дня ни есть ни пить не смогу. Давайте уж лучше к делу.
- Ай, славно, ай, мальчики мои молодцы! Хоть денек успели урвать.
Какая жалость, что князь Ираклий так рано в отставку вышел!
- Ему в грузинском парламенте дел хватает.
- Да уж представляю... Тепло там?
- Тепло, Иван Вольфович.
- Цветет?
- Ох, цветет!
Он горестно вздохнул, уселся не за стол, а в кресло напротив меня.
Закинул ногу на ногу, немилосердно дергая левую бакенбардину так, что она
едва не доставала до эполета. В черное, полуприкрытое тяжелыми гардинами
окно лупил дождь.
- К делу, говорите... Страшное дело, батенька Александр Львович,
страшное... Уж и не знаю, как начать.
Я ждал. От радиатора начало помаленьку сочиться пахнущее пылью тепло.
- В восемь сорок три вылетел цесаревич с Тюратама. С ним секретарь,
профессор Корчагин, знали вы его...
- Не близко. Консультировался дважды.
- Ну да, ну да. Это когда вы от нас входили в госкомиссию по аварии
на Краматорском гравимоторном. Помню, как же, - он замолотил себя
указательным пальцем по бакенбардам, затем снова поволок левую к плечу. -
Врач, два офицера охраны и два человека экипажа, люди все свои,
постоянные, который год с цесаревичем...
- Никто не спасся? - глупо спросил я. Жила какая-то сумасшедшая
надежда, вопреки всему услышанному. Иван Вольфович даже крякнул. Обиженно
покосился на меня. Встал, сложил руки за спиною и, наискось пошел по
кабинету. Поскрипывал паркет под потертым ковром.
- Батенька, - страдальчески выкрикнул генерал, остановившись у стола,
- они же с трех верст падали! С трех верст! Что вы, право!
С грохотом выдвинув один из ящиков, он достал пачку фотографий и
вернулся ко мне.
- Вот полюбуйтесь-ка на обломочки! Аэросъемка дала...
Да. Я быстро перебрал фотографии. Что да, то да. Иными фрагментами
земля была вспахана метров на пять в глубину.
- Разброс обломков близок к эллиптическому, полторы версты по большой
оси. И ведь не просто падали, ведь взрыв был, голубчик мой! Весь моторный
отсек снесло-разнесло!
- Мина с часовым механизмом или просто сопряженная с каким-то
маневром? Скажем, при первом движении элерона - сраба...
- Ах, батенька, - вздохнув, Ламсдорф забрал у меня фотографии и,
выравнивая пачку, словно колоду карт несколько раз побил ее ребром
раскрытую ладонь. - Разве разберешь теперь? Впрочем, обломки конечно,
будут еще тщательнейшим образом исследованы. Но, по совести сказать, так
ли уж это важно?
- Важно было бы установить для начала, что за мина, чье производство,
например.
- Вот вы и займитесь... Ох, что ж я, олух старый! - вдруг



встрепенулся он. Размахивая пачкой, словно дополнительны
плавником-ускорителем, он чуть ли не вприпрыжку вернулся к столу, поднял
трубку одного из телефонов и шустро нащелкал трехзначный номер.
Внутренний, значит.
- Ламсдорф беспокоит, как велели, - пробубнил он виновато. - Да,
прибыл наш князь, уж минут двадцать тому. Ввожу помаленьку. Так точно,
ждем.
Положил трубку и вздохнул с облегчением.
- Ну, что еще с этим... Взорвались уже на подлете, неподалеку от
Лодейного Поля их пораскидало. Минут через шесть должны были от тяги
отцепляться и переходить на аэродинамику... Так что с элеронами, или с чем
там вы хотели - не проходит, Александр Львович. С другой стороны - в
Тюратаме уже тоже чуток надыбали. С момента предполетной техпроверки и до
момента взлета - это промежуток минут в двадцать - к кораблю теоретически
имели доступ четыре человека. Все - аэродромные техники, народ не
случайный. Один отпал сразу - теоретически доступ он имел, но возможностью
этой, так сказать, не воспользовался - работал в другом месте. Это
подтверждено сразу пятью свидетелями. Все утро он долизывал после
капремонта местную поисковую авиетку. Что же касается до трех остальных...
Мягко открылась дверь в конце кабинета. Не та, через которую впустили
меня. Вошел невысокий, очень прямо держащийся, очень бледный человек в
партикулярном, траурном; в глубине его глаз леденела молчаливая боль. Я
вскочил, попытался щелкнуть каблуками хлюпающих туфель. До слез было
стыдно за свое разухабистое курортное платье.
- Здравствуйте, князь, - тихо сказал вошедший, протягивая мне руку. Я
осторожно пожал. Сердце заходилось от страдания.
- Государь, - проговорил я, - сегодня вместе с вами в трауре вся
Россия.
- Это потеря для всей России, не только для меня, - прозвучал
негромкий ответ. - Алекс был талантливый и добрый мальчик, ваш тезка,
князь...
- Да, государь, - только и нашелся ответить я.
- Иван Вольфович, - произнес император, чуть оборотясь к Ламсдорфу, -
вы позволите нам с Александром Львовичем уединиться на полчаса?
- Разумеется, ваше величество. Мне выйти?
- Пустое, - император чуть улыбнулся одними губами. Глаза все равно
оставались, как у побитой собаки. - Мы воспользуемся вашей запазушной
приемной, - и он сделал мне приглашающий жест к двери, в которую вошел
минуту назад.
Там произошла заминка; он пропустил меня вперед - я, растерявшись,
едва не споткнулся. Он мягко взял меня за локоть и настойчиво протолкнул в
дверь первым.
В этой комнате я никогда не бывал. Она оказалась небольшой - скорее
чуланчик, нежели комната; смутно мерцали вдоль стен застекленные стеллажи
с книгами; в дальнем от скрытого гардинами, сотрясаемого ливнем окна углу
стоял низкий круглый столик с двумя мягкими креслами и сиротливой,
девственно чистой пепельницей посредине. Торшер, задумчиво наклонив над
столиком тяжелый абажур, бросал вниз желтый сноп укромного света.
Император занял одно из кресел, жестом предложил мне сесть в другое.
Помолчал, собираясь с мыслями. Достал из брючного кармана массивный
серебряный портсигар, открыл и протянул мне.
- Курите, князь, прошу.
- Курить не хотелось, но отказаться было бы бестактным. Я взял, он
тоже взял; спрятав портсигар, предложил мне огня. Закурил сам. Пальцы у
него слегка дрожали. Придвинул пепельницу - ко мне ближе, чем к себе.
- Хороша ли княгиня Елизавета Николаевна? - вдруг спросил он.
- Благодарю, государь, слава богу [слово "Бог" произносят с большой
буквы истинно верующие, и с маленькой - те, у кого это лишь привычное
присловье, наравне с "например", "елки-палки" или "мать чесна" (прим.
авт.)].
- А дочь... Поля, если не ошибаюсь?
- Не ошибаетесь, государь. Я благополучен.
- Вы еще не известили их о своем возвращении из Тифлиса?
- Не успел, государь.
- Возможно, пока еще и не следует на всякий случай... А! - с досадой
на самого себя он взмахнул рукой с сигаретой и оборвал фразу. - Не мое это
дело. Как лучше обеспечить успех думаете вы, профессионалы, - помолчал. -
Я предложил, чтобы вы, князь, возглавили следствие, по некоторым
соображениям, их я раскрою чуть позже. А пока что...
Он глубоко затянулся, задумчиво глядя мне в лицо выпуклыми,
тоскующими глазами. Сквозь конус света над столиком, сонно переливая
формы, путешествовали дымные амебы.
- Скажите князь. Ведь вы коммунист?
- Имею честь, государь.
- Дает ли вам ваша вера удовлетворение?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Роллинс Джеймс - Пещера
Роллинс Джеймс
Пещера


Головачев Василий - По ту сторону огня
Головачев Василий
По ту сторону огня


Шилова Юлия - Охота на мужа, или Заговор проказниц
Шилова Юлия
Охота на мужа, или Заговор проказниц


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека