Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

марсианами, которых вы так любите, сэнсэй.
- Здесь вы тоже меня не поняли. Как вы знаете, мои марсиане прибывают на
Землю в обличье, которое не должно бросаться в глаза. Если разумные существа
посещают иные планеты, то уж до этого они должны додуматься, не правда ли? И
с этой точки зрения ваш камуфляж может считаться образцом логического
совершенства. Думается, среди изобретенных мною марсиан вы заняли бы
главенствующее положение.
- Вы это серьезно?
- Разумеется, серьезно. Ох ты, сигарета погасла, а я и не заметил...
- Я был бы очень рад, если б мог этому поверить...
- Да нет же, у вас это превосходно получилось! Я вот не додумался до
того, чтобы изменять своих марсиан до такой степени. Ведь как ни
приглядывайся, нипочем не скажешь, что вы - марсианин. Где бы вы ни были,
никто не догадается, каково ваше истинное лицо.
- И все же, сэнсэй, я приношу извинения, так как обманул ваши ожидания...
Дело в том, что я совершенно не менялся.
- То есть это ваш настоящий вид?
- Да. Сколь это ни прискорбно, но если меня порезать, у меня пойдет
кровь. Красная кровь, совсем как у людей...
- Ну хорошо, хорошо. Не принимайте этого так близко к сердцу. Вот ведь
говорят, что путь к необычному лежит через обычное.
- И все же я позволяю себе надеяться... - Он скосил глаза и поджал губы,
и вдруг, словно мгновенно сменилась маска, лицо его приняло прежнее,
первоначальное выражение благоразумия и респектабельности. Трудно было даже
представить себе его облик за мгновение до этого - зловещий, исполненный
мрачной жестокости. - Ну вот и прекрасно, - произнес он. - Нет, глаз у меня
все-таки верный... Я верил, что уж вы-то, сэнсэй, обязательно меня поймете.
Я облегченно вздохнул. Теперь наши силы были равны. Сумасшедший, даже
если он способен на игру софизмами, все же не более, чем сумасшедший. Нет,
не такой простоте тягаться со мною, который зубы съел на словесных
фокусах... Сбросив с плеч эту тяжкую ношу, я решил немедленно уладить вопрос
о содержимом карманов моего беспокойного гостя. Я спросил:
- Послушайте, а что это вы все ищите?
- Да нож. Только я его, кажется, забыл.
- Нож?
- Да. Никогда не расстаюсь с ножом, всегда ношу с собой...


8
Какое-то дурное предчувствие заставило меня бросить взгляд на свой
рабочий стол. Это было моей ошибкой.
Из-под кипы черновиков выглядывало холодно блестевшее широкое лезвие
альпинистского ножа. Нож этот был тяжелым - я употреблял его как пресс, и
очень острым - я пользовался им вместо ножниц. И при случае он мог служить
превосходным оружием. Я сразу отвел от него взгляд, но было уже поздно.
Гость оказался невероятно проворным. Едва ли не единым движением он
соскользнул со стула, обогнув стол, пересек комнату, и нож очутился в его
руках. Уже одно это полностью деморализовало меня.
Впрочем, на физиономии его, когда он повернулся ко мне, не было заметно
никаких следов возбуждения. И на том спасибо. Он попробовал лезвие пальцем.
При этом он улыбался своей прежней, как бы пристыженной улыбкой. Видимо,
дело все же обстояло не так скверно, как я опасался. Ведь есть же дети,
которые привыкли обгрызать себе ногти, есть и психи, которые привыкли
чистить ногти ножом, чего же тут волноваться?
- Отличный нож, - сказал он. - Настоящий олений рог?
- Настоящий.
- Не могли бы вы одолжить его мне ненадолго?
- Зачем вам?
- Я думаю, сэнсэй, мы с вами прекрасно поладили. Честное слово, не знаю
даже, как мне отблагодарить вас... Но вы сами знаете, желания наши
безграничны... Если бы вы взяли на себя труд подкрепить свои слова делом, я
не имел бы к вам больше никаких претензий... Очень вас прошу, сэнсэй,
окажите мне эту любезность, ладно? Подтвердите нашу с вами близость по
духу... - С этими словами он взял нож за лезвие и застенчиво протянул его
мне рукояткой вперед. - Дело очень простое. Всего-навсего ткните для
пробы...
- Куда ткнуть?!
- В меня, конечно.
- Что за глупая шутка!
- Но я же марсианин.
- Да вы же сами сказали, что, если вас порезать, потечет кровь.
- Но не кровь человека, а кровь марсианина.
- Перестаньте фиглярствовать!
- Удивительное дело... В своих сценариях, сэнсэй, вы убиваете марсиан



направо и налево. Только на моей памяти было убито не менее двухсот. Я уж не
говорю о массовых побоищах...
- Да ведь это только на словах...
- Думаю, здесь нечто другое. Предрасположеность к убийству марсиан
заложена у вас в душе, сэнсэй. Именно поэтому ваше воображение создает таких
чудовищ, всяких там стоножек, сколопендр, червей с отростками, бородавчатых
шаров... живой дым, прыгающих песчинок, жидких существ, которые взбираются
на потолки... Потому что их можно убивать без зазрения совести.
- Неправда! Я вам уже говорил, что стараюсь выбрать такие формы, которые
не бросаются в глаза, которые человек не замечает.
- А для чего?
- Я пытаюсь напоить черным кофе тех, кого убаюкивает обманчивая
повседневность, обманчивый покой.
- Кофе, который возбуждает воинственность и призывает к убийствам?
- Вам известно, что такое аллегория? Мне уже надоело объяснять. Возьмите
на себя труд подумать хорошенько, и вы поймете, что почти все марсиане, на
которых я нападаю, есть в конечном счете как бы символы человеческого зла
внутри нас. Ведь враг - это не только и не обязательно агрессор извне...
- Звучит вполне благопристойно. А на деле? Если бы я не был совсем как
человек, а что-то вроде огромного слизняка, покрытого бородавками, вы бы,
сэнсэй, безо всяких моих просьб бросились бы на меня с ножом, не правда ли?
- Так или иначе, но я вас очень прошу... Положите, пожалуйста, нож на
место...
- Ишь, какой вы хитрый, сэнсэй! Лучше вспомните, что ведь я сам обратился
к вам с маленькой просьбой. Законов, запрещающих убивать марсиан, у вас
здесь нигде нет... Наружность моя пусть вас не смущает, ничего вам за это не
будет, так что действуйте с легким сердцем... - С этими словами он небрежно
приставил острие ножа к своему боку и приглашающе похлопал другой рукой по
головке рукояти. - Стукните как следует по этому вот месту, вот и все.
- Оставьте меня в покое!
- Не понимаю... Выходит, вы меня обвели вокруг пальца, и я радовался
преждевременно.
- Погодите, - сказал я, бессознательно отодвигаясь от него к
противоположной стороне стола. - Как к марсианину я действительно испытываю
к вам вполне естественный интерес. Однако интерес - это одно, а доверие к
вам - совсем другое. Возможность перерастания интереса в доверие способна
возникнуть лишь в ходе достаточно длительных собеседований. Поспешность
может только повредить нам. Вот так. Поставьте себя на мое место...
- На вашем месте я бы сразу ударил! - Зловеще-привычным движением руки он
перевернул нож и стиснул рукоятку. - Уж у меня-то, сэнсэй, нет ни капли
сомнения в том, что вы - землянин. И я твердо знаю, что марсианские законы
не будут нарушены, если я убью землянина.
- Это совершенно другое дело. При перестановке слагаемых сумма не всегда
остается неизменной. Вы все время шарахаетесь из одной крайности в другую.
Нельзя же так. В мире существует не только белое и черное, есть еще какая-то
середина. И всякое соглашение начинается именно с этой середины. Насколько я
понимаю, вы стремитесь к соглашению... Послушайте, я вас прошу, пожалуйста,
не держите так этот нож! Видите, я уже взмок от пота. И весь побелел,
наверное. У меня идиосинкразия к режущим предметам...
- Да, действительно... Кажется, я напугал вас... - Он медленно опустил
нож. - Значит, сэнсэй, вопреки моим ожиданиям вы - гуманист? И с моей
стороны было глупо воображать, будто вам нравится убивать марсиан...
- Ну разумеется! Странно даже, что мой почитатель мог так ошибиться во
мне... Сказать, что я мухи не трону, было бы, пожалуй, преувеличением, но я
совершенно уверен, что по своему духу уважения к жизни не уступаю никому.
- Но ведь букашек-то вы убиваете?
- Только вредных.
- Наговорили вы здесь всякого, а все-таки убить меня вам мешает только
мой внешний облик. Если бы я был - ну пусть не букашкой и не слизняком, а
если бы у меня была, например, кожа зеленого или фиолетового цвета или если
уши у меня были бы вершка на три длиннее, вы бы тут же раздавили меня, как
букашку, не правда ли?
- Послушайте, вы меня оскорбляете. Вам что, больше сказать нечего? Я
всегда был принципиальным противником насилия; если не верите, можете
спросить у моей жены. За четырнадцать лет совместной жизни я побил ее всего
три раза, что составляет лишь один раз в четыре и семь десятых года.
Заметьте, что по Японии в целом этот индекс равен одному и четырем десятым
раза в два года. Я поистине образцовый человек в этом отношении. Далее, если
вы хотите знать относительно насекомых, то я убиваю исключительно москитов и
мух, а уничтожение муравьев, мокриц и тараканов полностью предоставляю своей
жене...
Тут он закатил глаза и залился жутким сдавленным смехом. Если бы он был
нормальным человеком, я бы решил, что он сошел с ума. Но он и без того был
сумасшедшим, и я не знал, что подумать.
- Вот так штука! - просипел он сквозь смех. - Значит, чтобы зарезать


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Березин Федор - Огромный черный корабль
Березин Федор
Огромный черный корабль


Свержин Владимир - Время наступает
Свержин Владимир
Время наступает


Березин Федор - Красный рассвет
Березин Федор
Красный рассвет


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека