Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Или что современный математический аппарат для этого не
годится? Тогда, выходит, все эти годы ушли зазря, цель была
ложной, вместо цели - бесцельность.
Ну что же, риск? Нет, тут пострашнее, чем риск, тут па
карту ставилась будущность, талант, надежды - лучшее, что есть
в человеческой жизни. Кто знает, сколько таких мечтателей
сгинуло, не одолев несбыточных целей!
Фанатичность, нетерпимость, аскетизм - чем только не
приходится платить ученым за свою мечту!
Одержимость в науке - вещь опасная: может, для иных натур
- необходимая, неизбежная, но уж больно велики издержки; люди
одержимые причинили немало вреда науке, одержимость мешала
критически оценивать происходящее даже таким гениям, как
Ньютон, - достаточно вспомнить несправедливости, причиненные им
Гуку.
В молодости положительным героем для Любищева был Базаров
с его нигилизмом, рационализмом. Многие однокашники Любищева
подражали в те годы Базарову. Вот, между прочим, пример
активного воздействия литературного героя не на одно, а на
несколько поколении русской интеллигенции! Подобно Базарову, в
молодости они считали стоящими естественные науки, а всякую
историю и философию - чепухой. Между прочим, литературу - тоже.
Молодой Любищев признавал литературу лишь как средство для
лучшего изучения иностранных языков: "Анну Каренину" он читал
по-немецки, "так как переводной язык легче оригинального".
Все было подчинено биологии, что не способствовало -
отбрасывалось. Он мечтал стать подвижником и действовал по
банальным рецептам героизма: прежде всего работа, все для дела,
во имя дела разрешается пожертвовать чем угодно.
Дело заменяло этику, определяло этику, было этикой,
снимало все проблемы бытия, философии, ради дела можно было
пренебречь всеми радостями и красками мира.
Взамен он получал превосходство самопожертвования.
Это был знакомый нам культ науки. Биологическая задача,
которой он служил, была достаточно важной, остальное его не
касалось. Наука требовала максимальных усилий, жесточайшего
самоограничения. Либо - либо. Обычная крайность. Либо - святой,
герой, либо - обыватель, мироед, личность по всем статьям
недостойная. У нас середины не бывает. Если не можешь служить
примером, идеалом, тогда уж все равно - быть ли обманщиком или
честным ученым, интересоваться искусством пли быть невеждой,
хамом... Признается лишь совершенство, а то, что человек
добросовестный, порядочный, - этого мало.
Любищев начинал обыкновенно - как все в молодости, он
жаждал совершить подвиг, стать Рахметовым, стать
сверхчеловеком. Лишь постепенно он пробивался к естественности
- к человеческим слабостям, он находил силы идти еще дальше,
забираться все круче - к человечности, к самой что ни на есть
простой человечности.
Понадобились годы, чтобы понять, что лучше было не
удивлять мир, а, как говорил Ибсен, жить в нем.
Лучше и для людей, и для той же науки.
Преимущество Любищева состояло в том, что он понимал такие
вещи намного раньше остальных.
Помогла ему в этом его же работа. Она потребовала... Но,
впрочем, это было позднее, на первых же порах она требовала, по
всем подсчетам, - а Любищев любил и умел считать, - сил,
несоизмеримых с нормальными, и времени больше, чем располагает
человек в этой жизни, этак лет двести. То есть он, конечно, был
уверен, что одолеет, но для этого надо было откуда-то взять
добавочные силы и добавочное время.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ -
О ТОМ, С ЧЕГО НАЧИНАЛАСЬ СИСТЕМА


"...Я сходен с гоголевским Акакием Акакиевичем, для
которого переписка бумаг доставляла удовольствие... В научной
работе я с удовольствием занимаюсь усвоением новых фактов,
чисто технической работой и проч. Если прибавить к этому мой
оптимизм, унаследованный мной от моего незабвенного отца, то и
получится, что я писал "под спуд" многое, на публикацию чего я



вовсе не рассчитывал. Конспектирование серьезных вещей я делаю
очень тщательно, даже теперь я трачу на это очень много
времени. У меня накопился огромный архив. При этом для наиболее
важных работ я пишу конспект, а затем критический разбор.
Поэтому многое у меня есть в резерве, и когда оказывается
возможность печатать, все это вытаскивается из резерва, и
статья пишется очень быстро, т. к. фактически она просто
извлекается из фонда.
В моей молодости мой метод работы приводил к некоторой
отсталости, так как я успевал прочитывать меньше книг, чем мои
товарищи, работавшие с книгой более поверхностно. Но при
поверхностной работе многое интересное не усваивается и
прочтенное быстро забывается. При моей же форме работы о книге
остается вполне отчетливое, стойкое впечатление. Поэтому с
годами мой арсенал становится гораздо богаче арсенала моих
товарищей".

С годами вырисовывались преимущества не только этого
приема, но и многих других методов его работы. Как будто все у
него было рассчитано и задумано на десятилетия вперед. Как
будто и долголетие его тоже было предусмотрено и входило в его
расчеты.
Все его планы, даже самый последний, пятилетний план,
составлялись им из предположения, что надо прожить по крайней
мере до ста лет.
Но до этого далеко - пока что он стремится использовать
каждую минуту, любые так называемые "отбросы времени": поездки
в трамваях, в поездах, заседания, очереди...
Еще в Крыму он обратил внимание на гречанок, которые
вязали на ходу.
Он использует каждую пешую прогулку для сбора насекомых.
На тех съездах, заседаниях, где много пустой болтовни, он
решает задачки.
Он устанавливает, что на малые расстояния: два-три
километра - лучше ходить пешком, не тратя времени и нервов на
ожидание транспорта. Пешком выгоднее и потому, что все равно
необходимы прогулки.
Утилизация "отбросов времени" у него продумана до мелочей.
При поездках - чтение малоформатных книг и изучение языков.
Английский язык он, например, усвоил главным образом в
"отбросах времени".

"Когда я работал в ВИЗРе, мне приходилось часто бывать в
командировках. Обычно в поезд я забирал определенное количество
книг, если командировка предполагалась быть длительной, то я
посылал в определенные пункты посылку с книгами. Количество
книг, бравшихся с собой, исчислялось исходя из прошлого опыта.
Как распределялось чтение книг в течение дня? С утра,
когда голова свежая, я беру серьезную литературу (по философии,
по математике). Когда я проработаю полтора-два часа, я перехожу
к более легкому чтению - историческому или биологическому
тексту. Когда голова уставала, то берешь беллетристику.
Какие преимущества дает чтение в дороге? Во-первых, не
чувствуешь неудобства в дороге, легко с ним миришься;
во-вторых, нервная система находится в лучшем состоянии, чем в
других условиях.
Для трамваев у меня тоже не одна книжка, а две или три.
Если едешь с какого-либо конечного пункта (напр., в
Ленинграде), то можно сидеть, следовательно, можно не только
читать, но и писать. Когда же едешь в переполненном трамвае, а
иногда и висишь, то тут нужна небольшая книжечка и более легкая
для чтения. Сейчас в Ленинграде много народу читает в
трамваях".

Но "отбросов" по мере использования оставалось все меньше.
А между тем времени требовалось все больше.
Углубление работы приводило к ее расширению. Надо было
всерьез браться за математику. Затем пришла очередь философии.
Он убеждался в многообразии связей биологии с другими науками.
Систематика, которой он занимался, способствовала его
критическому отношению к дарвинизму, особенно к теории
естественного отбора как ведущего фактора эволюции. Он не


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Ильин Андрей - Слово дворянина
Ильин Андрей
Слово дворянина


Каменистый Артем - Время одиночек
Каменистый Артем
Время одиночек


Березин Федор - Параллельный катаклизм
Березин Федор
Параллельный катаклизм


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека