Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

мозг этого ребенка.
Она так тихо шептала молитвы, что мне редко удавалось уловить хоть
слово, а иногда она молилась молча; в тех редких случаях, когда до меня все
же долетали отдельные фразы, в них слышались одни и те же слова: "Папа,
милый папа!"
Думаю, что эта девочка принадлежала к натурам, одержимым одной идеей.
Признаюсь, я всегда считала склонность к мономании самой мучительной из всех
присущих роду людскому.
Можно лишь предполагать, к чему могли бы привести все эти тревожные
переживания, но ход событий внезапно изменился.
В один прекрасный день миссис Бреттон лаской уговорила девочку покинуть
ее обычное место в углу, усадила на диван у окна и, чтобы занять ее
внимание, велела наблюдать за прохожими и считать, сколько женщин проходит
по улице за некий промежуток времени. Полли сидела с равнодушным видом,
изредка поглядывая в окно, и прохожих не считала, как вдруг я, внимательно
наблюдая за ней, увидела, что взгляд ее совершенно преобразился. Эти так
называемые чувствительные натуры, способные на непредсказуемые и рискованные
поступки, нередко кажутся странными тем, кого более спокойный темперамент
удерживает от участия в их несуразных выходках. Ее неподвижный мрачный взор
мгновенно оживился, глаза загорелись, наморщенный лобик разгладился,
безучастное и печальное лицо осветилось и повеселело, грусть сменилась
нетерпением и страстной надеждой.
- Наконец-то! - воскликнула она.
В мгновение ока вылетела она, подобно птице или стреле, из комнаты. Не
знаю, как ей удалось отворить парадную дверь, возможно, она была открыта или
там оказался Уоррен и исполнил ее, по всей вероятности, достаточно
запальчивое приказание. Спокойно глядя в окно, я увидела, как она в своем
черном платье и отделанном тесьмой фартучке (она питала отвращение к детским
передникам) мчится по улице. Я было отвернулась от окна, чтобы сообщить
миссис Бреттон, что Полли в безумном состоянии выскочила на улицу и что ее
необходимо тотчас же догнать, как заметила, что кто-то подхватил на руки и
понес девочку, скрыв ее от моего спокойного взора и от удивленных взглядов
прохожих. Этот добрый поступок совершил какой-то джентльмен, и теперь,
накрыв ее своим плащом, он шел к дому, откуда, как он приметил, она
выбежала.
Я решила, что он оставит ее на попечении слуги, а сам удалится, но он,
немного помедлив внизу, поднялся по лестнице.
Прием, оказанный ему миссис Бреттон, свидетельствовал о том, что они
знакомы: она узнала его и пошла ему навстречу, причем было заметно, что она
польщена, удивлена и застигнута врасплох. В глазах у нее даже мелькнула
укоризна, и отвечая скорее на этот взгляд, чем на произнесенные ею слова, он
сказал:
- Я не мог уехать из страны, не увидев своими глазами, как она
устроилась здесь.
- Но вы растревожите ее.
- Надеюсь, что нет. Ну, как живет папина Полли?
С этим вопросом он обратился к Полли, сев на стул и осторожно поставив
ее на пол перед собой.
- А как живет ее папа? - ответила она, прислонившись к его колену и
глядя ему в лицо.
Сцена эта не была ни шумной, ни многословной, за что я испытывала
благодарность; но чувства были слишком сдержанны - не бурлили и не
выплескивались через край - и потому действовали особенно угнетающе. Обычно
ощущение нелепости происходящего или презрение к нему приносят облегчение
уставшему от слишком пылких и необузданных излияний свидетелю; мне же всегда
тяжело наблюдать, как движение души сдается без борьбы - раб-исполин под
игом рассудка.
У мистера Хоума было строгое или, вернее, суровое лицо с резкими
чертами: бугристый лоб, резко очерченные высокие скулы. Но сейчас это
типично шотландское лицо было взволнованно, а взгляд тревожен и печален.
Северный акцент, отличавший его речь, удивительно гармонировал с его
внешностью. У него был одновременно гордый и непритязательный вид.
Он положил руку на поднятую головку девочки, и она сказала:
- Поцелуйте Полли.
Он поцеловал ее. Как мне хотелось, чтобы она истерически крикнула, - я
бы тогда испытала облегчение и успокоение. Но она вела себя удивительно
тихо; казалось, она получила все, решительно все, что ей было нужно, и
достигла теперь полного блаженства. Ни выражением, ни чертами лица она не
была похожа на отца, но принадлежала она к той же породе: он вдохнул в нее
свою душу и свой разум.
Несомненно, мистер Хоум умел, как и положено мужчине, владеть собой, но
в некоторых обстоятельствах и его душа тайно преисполнялась волнением.
- Полли, - сказал он, глядя сверху вниз на своего ребенка, - пойди в
переднюю, там на стуле лежит мое пальто, достань из кармана носовой платок и
принеси мне.


Девочка не мешкая выполнила приказание. Когда она вернулась в комнату,
ее отец разговаривал с миссис Бреттон, и Полли с платком в руке остановилась
в ожидании. Ее стройная, изящная фигурка у колен отца являла собой
трогательное зрелище. Увидев, что он не заметил ее возвращения и продолжает
разговаривать, она взяла его за руку, отогнула пальцы, чему он не
сопротивлялся, положила ему на ладонь платок и по одному сомкнула вновь его
пальцы. Хотя казалось, что отец все еще не замечает ее присутствия, он почти
сразу посадил ее к себе на колени. Она прижалась к нему, и несмотря на то,
что они в течение целого часа не перемолвились и словом и не посмотрели друг
на друга, я думаю, им было хорошо.
За чаем все движения и поступки этой малютки, как всегда, привлекали
общее внимание.
Сначала она отдала распоряжения Уоррену, когда он расставлял стулья:
- Папин стул поставьте сюда, а мой - между ним и креслом миссис
Бреттон.
Она заняла свое место и поманила отца рукой.
- Папа, сядьте около меня, как дома.
Взяв его чашку с чаем, она размешала сахар, добавила сливок и вновь
сказала:
- Я ведь всегда делала это дома, папа; ни у кого, даже у вас, это так
хорошо не получалось.
Все время, пока мы сидели за столом, она не переставала заботиться об
отце, как ни смешно это выглядело. Щипцы для сахара оказались слишком
широкими, и ей приходилось держать их обеими ручками; ей не хватало сил и
ловкости, чтобы справляться с тяжелым серебряным сливочником, тарелками с
бутербродами и даже чашкой с блюдцем, но она все это поднимала, передавала,
и при этом ей удалось ничего не разбить. Откровенно говоря, мне она казалась
суматошной хлопотуньей, но отец ее, слепой, как все родители, очевидно, с
большим удовольствием предоставлял ей возможность ухаживать за ним и, судя
по всему, даже испытывал наслаждение, принимая ее услуги.
- Она - моя единственная отрада! - не сумев сдержаться, сказал он
миссис Бреттон. Поскольку у этой леди тоже была своя "отрада" - сын,
казавшийся ей истинным совершенством, который ныне находился в отсутствии,
такое проявление слабости со стороны мистера Хоума было ей понятно.
Эта вторая "отрада" появилась на сцене в тот же вечер. Я знала, что сын
миссис Бреттон должен вернуться в тот день, и видела, что она с самого утра
находится в состоянии напряженного ожидания. Когда мы, после чая, сидели у
камина, прибыл Грэм. Он не просто прибыл, а, скорее, ворвался в наш мирный
кружок, потому что его приезд, естественно, вызвал суматоху, а так как
мистер Грэм был смертельно голоден, его нужно было немедленно накормить. С
мистером Хоумом они встретились, как давние знакомые, а на Полли он сначала
не обратил никакого внимания.
Подкрепившись и ответив на многочисленные вопросы матери, он перешел от
стола к камину. Он сел так, что напротив него оказался мистер Хоум, а у
локтя отца пристроился ребенок. Называя Полли ребенком, я употребляю слово
неуместное, даже непригодное для этого сдержанного миниатюрного создания в
отделанном белой манишкой траурном платье, впору большой кукле. Девочка
сидела на высоком стульчике около полки, на которой стояла игрушечная
рабочая шкатулка из белого лакированного дерева, и держала в руке лоскуток,
стараясь его подрубить, чтобы сделать носовой платок; она настойчиво, но с
трудом протыкала материю иголкой, казавшейся чуть ли не спицей у нее в
пальчиках, то и дело укалывала их и оставляла на батисте цепочку мелких
следов крови; когда непослушная игла глубже вонзалась ей в руку, она
вздрагивала, но не издавала ни звука и продолжала работать прилежно,
сосредоточенно, совсем как взрослая.
В те времена Грэм был красивым шестнадцатилетним юношей с не внушающим
доверия лицом. Я характеризую его лицо как не внушающее доверия не потому,
что он действительно обладал вероломной натурой, а потому, что, как мне
кажется, такой эпитет весьма уместен для описания чисто кельтского (а не
англо-сакского) типа красоты: волнистые светло-каштановые волосы, подвижное
и симметричное лицо, неизменная улыбка, не лишенная обаяния и вкрадчивости
(не в плохом смысле этого слова). В общем, тогда это был избалованный
капризный юноша.
- Мама, - сказал он, молча оглядев миниатюрную фигурку и
воспользовавшись тем, что мистер Хоум вышел из комнаты и дал таким образом
ему возможность освободиться от той полунасмешливой застенчивости, которая
заменяла ему истинную скромность.
- Мама, здесь находится юная леди, которой я не был представлен.
- Ты, наверное, имеешь в виду дочку мистера Хоума? - спросила мать.
- Несомненно, сударыня, - ответил сын, - мне кажется, вы употребили
весьма непочтительное выражение: о столь благородной особе я бы посмел
сказать только "мисс Хоум", а не "дочка".
- Послушай, Грэм, я запрещаю тебе дразнить ребенка. Не обольщайся, я не
допущу, чтобы ты сделал девочку мишенью своих насмешек.
- Мисс Хоум, - продолжал Грэм, несмотря на замечание матери, - достоин


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Глуховский Дмитрий - Сумерки
Глуховский Дмитрий
Сумерки


Никитин Юрий - Начало всех начал
Никитин Юрий
Начало всех начал


Посняков Андрей - Разбойный приказ
Посняков Андрей
Разбойный приказ


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека