Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

С этими словами хозяин холмов повернулся и продолжил свой путь.
Хельви, который уже собирался сказать, что люди - это вовсе не Младшие, наоборот, именно люди и ввели это слово для определения нечеловеческих рас, проживавших когда-то в королевстве Синих озер, передумал спорить со своим спутником. В конце концов, их положение в этих пещерах еще не определено. Ему только предстоят переговоры со Стражем - судя по тону, каким было произнесено это странное имя, Страж был здесь предводителем.
В любом случае, странным было то, что они с Вепрем проснулись, а Тар и Наина продолжали мучиться кошмарами. Надо же, сон Возмездия - очень точное определение. Только желая жестоко отомстить, можно наслать на врага такой сон. Хельви вспомнил про кипяток, заливавший его в пещере, и невольно поморщился. Хорошо, его разбудило волшебное ожерелье Онэли. Принц осторожно провел рукой по груди и приподнял рубаху. На коже остался отпечаток одного из звеньев цепи, которая была совершенно остывшая и привычно ласкала пальцы. Ожог в виде дубового листка и спас меня от кошмара, подумал Хельви. А как же выкрутился Вепрь? У него-то волшебного ожерелья не было. Хотя кто знает, что таскает алхин в своих бесконечных карманах и за пазухой. Минуту - о том, что лежало у Вепря на груди, он, кажется, знает. Алхин засунул туда цепочку гриффонов - так он назвал подарок свельфа Фабер Фибеля. Неужели эта скромная вещица с тремя камушками обладает таким же могуществом, как его золотая цепь?
Длинный коридор наконец кончился, и Хельви с провожатым очутились в небольшой, но ярко освещенной комнате с очень высоким красивым потолком. В первую минуту он решил даже, что попал снова к свельфам - такие роскошные узоры по дереву он видел только в гостях у Фабер Фибеля. Однако каким гигантским должно быть дерево, под корнями которого уместилось это помещение, Хельви не мог даже вообразить. В покое был огромный стол, заваленный старыми книгами и свитками, стояло несколько песочных часов разного размера, рядом лежали невиданные человеком инструменты и орудия, разноцветные порошки были разложены по чашкам. Все это походило на лабораторию алхимика. И уж никак не соотносилось с представлениями о стражниках на посту, как вообразил себе своих нынешних хозяев Хельви.
Провожатый Хельви, казалось, перестал обращать на пленника внимание. Он подошел к столу и начал перелистывать какой-то древний календарь, все страницы которого были исчерканы рисунками разных фаз луны.
Принц оглянулся - в помещении ни на стенах, ни на столе, ни в углах совершенно не было оружия. В самом деле - даже в той злополучной пещере, где он проснулся, были разложены только бронзовые орудия пытки - честно признать, довольно устаревшие. Стражники не пользуются железным оружием, возможно, они вообще его не знают? Хотя зачем им стальные мечи, если они могут воспользоваться могущественной магией?
Наконец искавший что-то в календаре незнакомец повернулся к Хельви лицом. В руках он благоговейно держал тот самый календарь, древние страницы которого были такими истертыми, что казались прозрачными. Нужно мыть лапы, прежде чем хватать волшебные фолианты, злорадно подумал принц.
- Готовься встретиться со Стражем, Младший.
И хозяин холмов начал негромким звучным голосом читать заклятие. Он произносил его почти наизусть, лишь изредка сверяясь с написанным текстом. Хельви был растерян. Он был готов к встрече еще с одним монстром вроде того, что привел его сюда. Пусть бы этот Страж был с короной на уродливой серой голове. Но то, что ему предстояла встреча с бесплотным духом, не укладывалось в его представление о мире. Хельви не верил в духов и так называемые сеансы экзорцизма, которые проводил на Зеркальном озере специально приглашенный учитель, не посещал. Но сейчас, пожалуй, ему предстояло впервые в жизни увидеть это. Юноша почувствовал, как пот тонкой струйкой стекает у него вдоль позвоночника. В королевстве Синих озер не любили и боялись призраков.


ГЛАВА 11

Легкий дым, наведенный заклинанием серого-лового, рассеялся, и перед Хельви появился довольно высокий и сухопарый человек в темной мантии с запавшими темными глазами в обводах черных кругов. От неожиданности принц даже вскрикнул. Он ожидал увидеть что угодно, был готов даже к тому, что не увидит ничего. Но человек здесь, среди хозяев холмов, который исполняет обязанности предводителя, - это было уже слишком. Человек покачнулся и словно без сил упал в небольшое темное кресло, возникшее тут же за его спиной. Дышал он тяжело и хрипло. Хельви мог бы поклясться, что жить ему осталось недолго - конечно, если бы речь шла об обычном человеке, а не о великом маге. В том, что перед ним именно великий волшебник, Хельви не сомневался ни минуты. Он легко поклонился сидевшему в кресле, тот ответил лишь слабым кивком и слегка застонал. Было ли это приветствие или еще что-то, принц не разобрал, но решил на всякий случай представиться:
- Меня зовут принц Хельви, я сын Готара Светлого, короля королевства Синих озер из династии Огена. Я хранитель королевской цепи ясноликой Онэли и друг сванов. - Последние титулы он добавил чуть позже, вспомнив, что примерно так обращались к нему хозяева холмов.
- Повторяешь чужие слова, не зная их истинного смысла. Типичный человек, - простонал собеседник.
Ответ не слишком понравился Хельви. Наступила пауза. Однако Страж, кажется, не собирался представляться или полагал, что его подчиненные уже сделали это. В сентенции по поводу типичного человека принц не услышал ни радости, ни гордости, и это наводило на печальные размышления - кажется, Страж имеет о людях довольно плохое мнение. Тем более странно, поскольку выглядел он точно как человек.
- Я и вправду дурно думаю о людях. Но к человеку я отношусь хорошо, - вдруг произнес Страж.
- Ты прочитал мои мысли, - удивился Хельви. Следующая мысль ожгла его огнем. - Я знаю, кто ты. Только одно существо в королевстве способно читать мысли других людей. Я не ошибся, увидев тебя, - ты великий волшебник. Ты - Мудрый.
Маг слабо поднял подбородок и вдруг расхохотался. Его оглушительный смех раскатом грома пронесся под потолком комнаты, бумаги, лежавшие на столе, вдруг зашевелились, песок в часах чудесным образом посыпался из низшей чаши в высшую. Стоявший возле стола хозяин холмов, натянувший свой капюшон, вдруг начал съеживаться. Он становился все ниже ростом, скручиваясь в кулек, и вдруг рухнул на пол, сделавшись совсем невидимым под горой одежды. Хельви смотрел на эти превращения во все глаза. Одежда зашевелилась, из-под нее выскочила маленькая черная мышка и испуганно заметалась по комнате. Рот у принца открылся сам собой. Мудрый перестал смеяться и с довольной усмешкой уставился на Хельви.
- Что ж, познакомься со сваном, другом которого ты только что назвался. Эти пустоголовые зверьки в самом деле должны быть тебе очень признательны - если бы не ты, сидеть им в заточении в Зеленой башне еще несколько сот лет. Но вы, люди, вечно вмешиваетесь в течение судьбы, как своей собственной, так и окружающих. Друг сванов - я не припомню ни одного человека, который мог бы похвастаться таким титулом.
- Эти стражники - всего лишь мыши? - не мог прийти в себя Хельви.
- Поосторожней в словах, молодой человек. Это не простые мыши, а волшебные. При помощи особого слова ты всегда сможешь превратить их во вполне разумных и сильных слуг. Собственно, такими они были когда-то давно, а добычей кошки стали, неразумно поспорив с одним могучим волшебником. Не смотри на меня так - это был не я. Сваны были слишком могущественны, и сила их погубила - они стали кичливы и заносчивы. В конце концов они вызвали на поединок одного мага, предлагая ему попытаться обогнать на скачках своего предводителя. Маг сказал, что хочет скакать не на лошади, а приведет собственную повозку. Сваны закричали, что хоть бы он привел живого дракона, никто не может сравниться с их повелителем в искусстве верховой езды.
Мудрый на мгновение замер, переводя дыхание. Сван, словно почувствовав, что речь идет о его роде, забился под стол и испуганно шевелил усиками. Мышь как мышь, горько подумал Хельви. Надо же, если бы не цепь Онэли, они бы умерли от мышиных пыток. Он перевел взгляд на Мудрого. Тот прикрыл глаза и затих.
- Мудрый? Прости, я тебя, кажется, разбудил. Так что произошло потом?
- Потом после чего? - слабо переспросил маг. Хельви подумал, что тот и впрямь очень нездоров. Отчего и как умирают волшебники, принц не знал, но это, наверное, все-таки происходит?
- Ты рассказывал историю сванов. Про поединок между повелителем сванов и великим магом. Младший собирался скакать верхом, а Мудрый решил привести дракона.
- Нет. - Маг снова улыбнулся. - Он привел быка, запряженного в плуг. Скачки начались, и предводитель сванов, как ни хлестал своего коня, не мог угнаться за пахарем. А маг спокойно провел борозду по всей границе страны сванов, и как только круг замкнулся все его кичливые обитатели превратились в мышей.
Сван жалобно запищал под столом. Хельви, который не знал раньше истории сванов, только пожал плечами. Конечно, хвастовство и глупость должны быть наказаны, но не слишком ли жестока была кара, наложенная оскорбленным магом на этот народ? Выходит, он стал там, в подземелье черной башни, настоящим избавителем сванов из многолетнего плена. Неудивительно, что те сразу назвали его своим другом. Однако они очень легковерны, мелькнула тут же мысль у Хельви. Что, если бы я просто назвался тем человеком, который открыл злосчастный зеленый сундук? С другой стороны, как бы я узнал о том, что кто-то открыл этот сундук, если бы не увидел это собственными глазами?
- Я рад, что они наконец свободны. И вижу, что некоторые из них приняли свой былой облик. Это тоже произошло потому, что они покинули сундук, то есть, прости, Зеленую башню?
- Нет, это уже мои затеи, - ответил Мудрый и закашлялся. - Когда-то давно мне в руки случайно попал небольшой выводок этих мышек. Я знал историю сванов и попытался вернуть им прежний вид, но это не очень получилось. Очень тонкая магия. Мало того что новые сваны получились совсем не красавцами, хотя, уверяю тебя, планы были совсем другими, так они еще оказались и очень восприимчивы к малейшему физическому воздействию. Сильный свет, громкий звук действуют на них губительно, они снова превращаются в мышей, сам видишь. Зато если изолировать их от вредных воздействий, то можно даже возродить их лучшие качества - неприхотливость, выносливость, сдержанность, верность, физическую силу, наконец. Это прекрасные слуги и верные ученики. С недавних пор я предпочитаю их людям, не говоря уже об остальных Младших.
- Ты немного странно для моего уха рассуждаешь о любимых учениках. Словно они не живые существа, а растения, а ты садовник, который может что-то возрождать, что-то засушивать или уничтожать в зависимости от количества полезных тебе качеств в том или ином кусте. Так рассуждали враждебные всему человеческому твари вроде Халлена Темного. Так рассуждают одичавшие после войны Наследников Младшие. Современному человеку странно слышать твои слова.
- Вот именно потому мне больше нравятся сваны, а не люди, - вздохнул Мудрый.
Хельви стоял насупившись. Если перед ним и впрямь исчадье времен Халлена Темного, то едва ли ему и его спутникам вырваться отсюда живыми. Пожалуй, этот маг еще вполне способен интересоваться "экспериментами над живым материалом" - кажется, так описывали ужасы, творящиеся в черной башне Ронге, королевские летописцы, свидетельствовавшие о днях правления сына Бреслы и Далива, будь он проклят во все времена.
- Ты так ревностно относишься к тем, кто пытается лишь немного направить естественный отбор, помочь природе и ее детям стать немного лучше, но чем то, что делал когда-то я, отличается от того, чем занимается в Ойгене ваш хваленый Совет Мудрых? Разве ваши маги не пытаются также произвести отбор правящей династии королевства? Разве в течение столетий не убивали они детей правителей королевства Синих озер - на каком основании они это делали, ты никогда не спрашивал себя об этом? Что было критерием их выбора - вот этот ребеночек будет королем, а его братики и сестрички должны будут умереть? Не смей рассказывать мне о благородстве современного человека - его так называемое благородство неизменно и постоянно пятнается тысячью преступлений, которые совершаются под прикрытием самого благородного негодования, словно за плотным занавесом. Что за важность, если за тысячу благородных рыцарей придется убить хотя бы одного ребенка?
- Я узнал тебя, враг, - произнес Хельви зловещим шепотом, - и твои провокационные рассуждения не отвлекут меня от главного, предатель. Ты тот самый Мудрый, который нарушил решение Совета и ушел в Шоллвет вслед за Халленом. Это ты довершил его растление, превратив его в безжалостную игрушку, слепого исполнителя твоей злой воли. Но я не Халлен Темный, и со мной у тебя ничего не выйдет. Можешь говорить сколько угодно гадостей про Совет Мудрых, я никогда не поверю, что за этим стоит что-нибудь, кроме личной обиды и ненависти. Они отреклись от тебя, они изгнали тебя. Ты перестал быть нужным, когда ослушался Совет, и ты просто не можешь с этим смириться. Неужели тебе мало было одной войны Наследников чтобы понять, что тебе не выстоять против силы самых великих магов королевства Синих озер!
- Да, твои учителя преуспели в твоем воспитании, нечего сказать. Хорошеньких наследничков пекут нынче на Зеркальном озере! - Мудрый пытался улыбаться, но у него не очень выходило. Наконец он опять закашлялся и поднес к высохшим губам серый платок, который вынул откуда-то из кармана. - Совет Мудрых, Мудрые... Мне всегда было забавно видеть, как эти напыщенные старцы придумывают себе все более невообразимые клички, которые бы подчеркивали их могущество. Лично я давно уже не считаю себя Мудрым ни с большой буквы, ни с малой. Мои верные сваны называют меня Стражем. Мне удалось собрать некоторые бумаги после разгрома Шоллвета, и их я намерен сохранить для потомков - не для наследников короля Огена, выросших под бдительным оком Совета, разумеется, а для других, которые придут через тысячу лет и окончательно рассудят нас. Но у меня ведь есть и человеческое имя. Меня зовут Кистэ. Я принял его, как только уехал из Ойгена, и ничуть об этом не жалею.
- Ты не имеешь права на человеческое имя, предатель, - твердо сказал Хельви.
- Правильно ли я понял, молодой человек, что ты отказываешься от моей помощи и готов самостоятельно выбраться из пыточной пещеры сванов, победить альвов, которые охотятся за твоей нагрудной цепью, и попытаться добиться милости его светлости императора Раги Второго?
- Совершенно верно. Будь проклят тот человек, который посмеет прибегнуть к твоей помощи! - горячо воскликнул Хельви.
Маг попытался что-то возразить, но в конце концов просто махнул рукой. Принц поискал глазами выход из комнаты. Говорить с отступником ему было не о чем. Кроме того, Хельви боялся, что разговор с Кистэ может закончиться тем, что предатель своей тайной магией заставит наследника Готара склониться на свою сторону. Он знал, что подобные примеры в истории королевства были - они не афишировались, но про них знали. Многие беглецы, выступавшие на стороне Младших во время Последней войны, смогли обманным путем найти приют у верных подданных его величества короля Хамеля. Айнидейл утверждал, что без магии тут не обошлось. Да и чего другого было ждать от безжалостного врага?
- Что ж, пусть будет по-твоему. Уверен, судьба еще сведет нас вместе, Хельви из Нонга. Не возражай - такие забавные человечки, как ты, попадаются мне нечасто. Примерно раз в пятьсот лет. Жаль, что бедному Халлену не достало немного твоего везения. Он был славный мальчуган, но слишком большой мечтатель.
- Все вы похожи один на другого, как лесные ягоды в лукошке, - с горечью сказал принц. - И ты, и Совет Мудрых - вы хотите только править. Каким способом - вам все равно. И я, и мой бедный брат Оме, и остальные наследники династии Огена, даже Халлен Темный - просто инструменты для ваших грязных рук. Ты погубил род королевы Бреслы, преследуя свои цели, Халлен и его приспешники убили огромное количество людей и погибли сами, и единственное, что ты можешь сказать - пошлые слова о "славном мальчугане". Ты триста двадцать лет просидел в этом убежище? Ты напрасно провел время. Ты совсем не поумнел и вызываешь то же отвращение у нормальных людей, что и во времена Последней войны Наследников. Твое имя забыто всеми так же надежно, как и легенда о башне Ронге.
- И все-таки ты попал туда, злой противный мальчишка, в эту самую запущенную и разваленную башню королевства. - Мудрый наконец отнял платок от губ. - Надеюсь, это путешествие не слишком тебя разочаровало? Тебя не удивляет, что я так много знаю о тебе? Угадай откуда? Просто, Хельви, вся та история, которая происходит сейчас с тобой, была описана много-много веков назад в этих самых книгах. - Он указал рукой на стол. - Все, что бы ты ни предпринял, уже рассказано сотни раз в легендах и сказках. Тот факт, что ты вскоре горько пожалеешь о том, что говорил со мной о таких пустяках, как моральные качества некоторых исторических персонажей, засвидетельствован сотней летописцев. Но ты осознаешь свою ошибку и будешь искать новой встречи. Обещаю, что в следующий раз не позволю найти себя так легко.
- Мне жаль тебя. Долгие годы, которые ты прятался в усыпальнице Ашух и убивал при помощи рабов заезжавших сюда путников, пагубно сказались на работе твоего мозга. Ты просто сумасшедший старый бродяга, единственной радостью которого остается видимость власти над проклятым народом сванов, и только. Я не умею убивать призраков. Но если бы даже я умел, с тобой бы не стал возиться. Прощай навсегда.
С этими словами Хельви развернулся и вышел из комнаты. Он вполне допускал, что коварный колдун может запустить ему молнией в спину и испепелить на месте, однако его ярость и гнев были сильнее, чем доводы разума. Принц ни разу не повернулся. Вот он, истинный виновник всех его бед - Мудрый, предатель в рядах Совета, тайный разжигатель Последней войны Наследников. Впрочем, напрасно он назвал его Мудрым - коварный интриган раз и навсегда лишился права на это почетное звание, заменяющее в королевстве и имя, и титул.
Быстро шагая по коридору в направлении их пещеры, благо что проход был абсолютно прямой и сбиться с пути было невозможно, Хельви продолжал сжимать кулаки и невольно бормотать. Он продолжал спорить со Стражем, хотя понимал, что спор уже навсегда закончен. Он не верил, что новая встреча с магом может когда-либо состояться. Вместе с тем его продолжали беспокоить какие-то слова, сказанные Кистэ во время встречи, но понять, что это было, он не мог. Возможно, гнев мешал Хельви думать или это были какие-то магические фокусы старого колдуна, чтобы сбить молодого воина с мысли. Все это только увеличивало ярость человека. В один момент он даже остановился и решил повернуть обратно, чтобы окончательно поговорить с бывшим Мудрым и добиться ясности. Но тут на него наконец нашло некое отрезвление - Хельви четко понял, что мериться силами с магом, входившим когда-то в Совет лучших волшебников королевства, бессмысленно. Он ничего не может противопоставить Стражу - он в лучшем случае всего лишь получивший изрядное образование воин. И то в последнее время Хельви, к крайней досаде, замечал, что в его образовании есть значительные пробелы. Но его знания по сравнению с теми, которыми владел Страж, не имеют никакого значения. Искусство воина не идет ни в какое сравнение с искусством мага.
Хельви уже медленнее пошел по коридору к оставленным товарищам. Он слишком ненавидел приспешника Халлена Темного, чтобы досадовать на то, что не успел поподробнее расспросить его о том, как точно выбраться из этого лабиринта. Странно, что он меня не прикончил только за один тон, в котором я обращался к нему, подумал Хельви и горько усмехнулся. Какая-то обида продолжала мучить его. Наверное, впервые после бесед с Мудрыми и Айнидейлом в Нонге он встретил на своем пути существо, с которым мог серьезно обсудить свое положение, но оно оказалось смертельным врагом. Начать разговаривать с ним по-дружески, стать на его сторону означало для Хельви предать родину, переметнуться на сторону врага. Даже найм в дружину альвов казался по сравнению с этим невинной шалостью. Конечно, может быть, про это предательство никто не узнал бы в королевстве Синих озер, но юноша твердо помнил слова Айнидейла, которые он произнес как-то, комментируя историю Последней войны: самое большое предательство, которое может допустить человек, он совершает не против кого-то другого, а против себя. Жить с таким преступлением невозможно.
С этими мыслями Хельви ворвался в знакомую пещеру. Алхин, альв и гарпия сидели возле костра и тихо переговаривались. Сванов не было видно. Увидев товарищей, Хельв на миг застыл, пораженный мыслью, что впервые в своей жизни видит такую компанию: человек и двое Младших у огня, причем, если верить Айнидейлу, эта троица обязательно должна была бы вцепиться друг дружке в глотку. Видно, несчастья сплачивают нас гораздо больше, чем размеренная жизнь, подумал Хельви и окликнул спутников:
- Давно сидите? А сваны куда подевались?
При первых звуках голоса Хельви Тар вскочил с места. Гарпия развернулась к принцу и уставилась на него пронзительными желтыми глазами. Хельви заметил, что тонкая цепочка, которой связали Наину альвы, пропала. Значит, гарпия наконец может начать охоту - странно, что Тар еще целехонек. Единственный, кто, казалось, сохранял спокойствие в сложившейся ситуации, был Вепрь. Он слегка обернулся к Хельви и кивнул, но потом снова уставился на огонь.
- Где ты был? Ты нашел выход? Сваны - это стражники усыпальницы Ашух? Они все ушли после того, как сняли нас со стены и привели в чувство. Они не велели нам выходить из пещеры и сказали, что ты скоро вернешься. Где мы находимся? - Тар нервно обводил взглядом закопченные стены и задавал все новые вопросы. Хельви почувствовал, как у него начинает болеть голова.
Он молча уселся к костру рядом с Вепрем и обхватил голову руками. Тар удивленно и недоверчиво поглядывал на Хельви. Наина не проронила ни звука, однако сидела очень напряженно, готовясь в каждую секунду вскочить на ноги. Принц потер ладонями лицо и посмотрел на своих спутников.
- Что, все так хреново, хороший мой? - негромко спросил Вепрь.
- Не то слово. Ты даже представить себе не можешь насколько... Я встретился с главным стражем усыпальницы Ашух. Он позволяет нам удалиться, однако помогать не будет. Ты не поверишь, но это маг. Это бывший Мудрый, который опекал Халлена Темного в Шоллвете. - Хельви обращался к алхину.
Вепрь помолчал и пожевал губами. Его слегка косившие глаза блестели в свете пламени, а руки, сложенные на коленях, непроизвольно сжались в кулаки. Хоть алхины не слишком интересовались жизнью простых подданных королевства, однако легенды об ужасах войны Наследников были хорошо ему известны.
- Ты уверен, что не ошибся? Мудрые, конечно, живут много дольше, чем люди, но с момента Последней войны прошло больше трехсот лет. Сколько же лет этому Мудрому? Четыреста?
- Он сам представился и признался. А я не мог даже убить его, потому что он давно распрощался со своим физическим телом и предстал передо мной в виде призрака.
- То есть он стал привидением? - Вепрь присвистнул.
- Да, похоже на то. Ты когда-нибудь слышал о чем-то подобном?
- Постойте, вы хотите сказать, что усыпальницу Ашух охраняет Черный колдун? - Тар был потрясен. - Неудивительно, что лесная хозяйка гневается на своих подданных. Значит, вот кто осквернил гробницу! А эти сваны, как ты их назвал, они и есть хозяева холмов? Они служат Черному колдуну?
- Про сванов история вообще удивительная. - И Хельви коротко рассказал о своем невольном подвиге в подземелье Ронге.
- Если ты их друг, то они должны вывести тебя отсюда, - констатировал алхин, когда рассказ закончился.
- Нет. - Тар покачал головой. - Я никогда не слышал эту историю и не видел сванов, пока они не разбудили меня в этой пещере. Но если они связаны клятвой верности с Черным колдуном, то никакие дружеские союзы не смогут помешать им исполнить свой долг перед господином. Любой альв понял бы, что я имею в виду.
Алхин красноречиво посмотрел на Хельви, давая понять, что давно сомневался в душевном здоровье этого Младшего. Тар неприязненно взглянул на Вепря, но промолчал. Очевидно, история, произошедшая на поляне с кольями, едва ли способствовала развитию симпатии между этими двумя спутниками принца, но Хельви сейчас не было до этого никакого дела.
- Мы в любом случае должны выбраться отсюда или по крайней мере попытаться это сделать. Тар, ты имеешь хоть какое-то представление о том, куда мы попали?
- Очень приблизительное. Я когда-то изучал старинные карты, где было изображено это место. Дело в том, что кости одного из несчастных, лежащих подле кольев в лесу, - это останки моего родного деда. В свое время он пытался пробраться мимо стражников Ашух, чтобы просить милости у хозяйки, но погиб - увы, я знаю теперь, как именно. Я подумывал о том, чтобы как-нибудь присоединиться к отряду смельчаков, которые захотят вновь попытаться проникнуть к входу в усыпальницу. Альвы очень трепетно относятся к памяти предков. То, что мой дед не погребен должным образом, - позор для моего рода.
- Про деда мы поняли, - терпеливо сказал Вепрь. - Как насчет выхода?
- Историю моей семьи я рассказывал не тебе, а благородному принцу Хельви, - огрызнулся Тар. - Что касается плана местности, то я имею о нем представление, так как видел карты, но им почти пятьсот лет. Уверен, что за такое время многое могло измениться. Что-то наверняка обрушилось. Кроме того, слуги Черного колдуна, эти сваны, вполне могли накопать тут за столько времени новых переходов и галерей. Правда, стены тут земляные, - еще раз оглянулся альв, - но потолки не подперты ни колоннами, ни распорками. Видимо, мы находимся на относительно небольшой глубине.
- Хорошо бы отыскать какое-нибудь оружие в дорогу. И от сванов отбиваться, и от прочих гадов - еще неизвестно, кого мы тут встретим, пока будем выбираться. Интересно, куда они дели мой мешок? - высказался Вепрь.
- А у этого мага-призрака нельзя спросить, как отсюда выйти? - Наина впервые произнесла какие-то слова со времени отправки отряда в лес. Хельви уже решил, что гарпия онемела от каких-то заклятий.
- Я не думаю, что он ответит правдиво, - нехотя ответил юноша. - Он мой враг. Не думаю, что он питает такие же ответные сильные враждебные чувства. Говорят, великие маги вообще не способны испытывать эмоции. Скорее всего, лично мы ему глубоко безразличны. Он не хочет нам ни добра, ни зла. Но его интересует власть, а мы можем стать средством для достижения этой цели. Я, к примеру, точно смогу. Так что ради этой цели он может сделать все, что захочет. Любая попытка связаться с ним может стоить нам не только жизни. Смерть - еще не самое худшее. Я слышал, что Мудрые могут наказать человека гораздо ужаснее.
- Да, он прав, я бы тоже держался от Мудрого подальше. - Алхин шмыгнул носом. - Кто знает, что у магов на уме.
- Черному колдуну верить нельзя, - твердо поддержал товарищей Тар. - От магов вообще всегда одни хлопоты, но Черный колдун имеет на своей совести слишком много жизней альвов, чтобы я мог обратиться к нему за какой-нибудь помощью.
- Убедили. - Гарпия поднялась на ноги. Она немного покачивалась, вероятно, от слабости, подумал Хельви. Однако Наина выглядела гораздо лучше, чем наверху. Ее глаза горели прежним живым огнем, дополнительно освещая лицо нежным сиянием. Уж не успела ли она поохотиться. Хельви вспомнил, что в прошлый раз ей удалось пообедать сванами, правда, тогда они были в образе черных мышей. Интересно, знают ли сваны, кто такие гарпии? Если да, то почему сняли с Наины волшебную цепь?



Легкие шаги послышались в коридоре. Несколько сванов вошли в пещеру. Они были закутаны в свои темные плащи с капюшонами, поэтому Хельви не мог сказать, видел ли он ранее кого-то из вошедших. Вепрь радостно хмыкнул - в руках у сванов он увидел свой мешок и двуручный меч. Кроме того, вошедшие принесли небольшой продолговатый сверток, который принадлежал Тару. Сложив всю добычу у костра, сваны повернулись к Хельви.
- Вам пора идти. Страж сказал, чтобы мы не препятствовали вам. Мы также возвращаем вещи, которые были найдены при вас на поляне. Рыцарь, - с почтительным поклоном обратился старший сван к Хельви, - твои заслуги перед нашим народом столь велики, что мы не можем представить себе, чем отблагодарить тебя. Наши сокровищницы были разграблены за время, которое мы провели в Зеленой башне. Наши прекрасные города давно сравняли с землей, а на наших землях основано уже не одно королевство. Чем же мы можем отдариться за спасение наших родных и близких, если единственное, что у нас осталось, это мы сами?
- Вы что, бессмертные? - почтительно спросил Вепрь.
Сван повернулся к алхину. Казалось, он несколько секунд всматривается в глаза человеку, но глаз из-под капюшона видно не было.
- Мы были когда-то бессмертными, - наконец прошелестел он. - А сейчас мы очень-очень уязвимы. Наш друг, рыцарь ясноликой Онэли, знает нашу тайну. Страж сделал все возможное, чтобы вернуть наше могущество, но и он не всесилен. Время источает не только проклятия, но и силу рода. Наше время прошло, поэтому мы никогда не сможем достичь нашего былого величия.
- Моим спутникам пригодились бы кольчуги, - встрял в разговор Тар. - И чистые рубахи, - подумав, добавил он.
- Мы постараемся сделать все, чтобы снарядить ваш отряд как можно лучше.
- Еще еда. И вода. Жаль, что моя любимая фляжка осталась у любезного хозяина господина Хате!
- Я забрал кое-какие вещи, прежде чем оставить дом. Хотя из семьи Красных петухов, Вепрь, - сказал Тар, развязывая свой мешок. - Тут твое оружие, фляга и какая-то сумка. Только я не догадался захватить с собой еды. Я думал, мы быстро погибнем.
Вепрь, который мгновенно проверил, все ли цело в заветном мешке, и покрутил дареным мечом, счастливо улыбнулся. Хельви даже пожал плечами - алхин был неплохим товарищем, но уж больно цеплялся за вещи. Между тем Тар начал вытаскивать из мешка ножи и кинжалы и раскладывать их прямо на земляном полу. Невозмутимость альва удивляла людей - еще несколько часов назад он ехал на верную смерть, совсем недавно впервые увидел стражников усыпальницы Ашух, о которых раньше слышал только жуткие легенды, а сейчас как ни в чем не бывало возится со скудным арсеналом отряда.
Сваны принесли ворох одежды. Вещи были сплошь застиранные, но чистые. И на том спасибо, решил алхин. Он старался не размышлять, откуда эти вещи взялись у скромно одетых стражников усыпальницы Ашух. Со знающим видом старьевщика Вепрь начал копаться в куче и вскоре отобрал несколько полотняных мужских рубах, камзол из какой-то плотной ткани вроде парчи из золотых и шелковых нитей, пару стеганок попроще, две подбитые мехом куртки со шнурками вместо пуговиц и несколько темных плащей с капюшонами вроде тех, что носили сваны. Кроме того, он подобрал белый домотканый шарф - его можно будет разорвать на бинты и повязки, вдруг они пригодятся в пути. Остальные тряпки Вепрь решительно отверг. Лишние куски ткани таскать с собой - спину не жалеть. Да и пользы от них никакой - промочишь или испачкаешь дорогую вещь и можешь смело ее выбрасывать. Быстро переодевшись, алхин раздал одежду спутникам.
Хельви забрал у Тара скромную сумку, которая досталась ему от Фабер Фибеля и была отобрана в ходе встречи с отрядом альвов. Она была пуста - плащ, который заботливый свельф положил ему с собой, где-то выпал или его украли. Юноша снисходительно осмотрел доставшийся ему от Вепря камзол - он был нарядный, но холодный и слишком яркий. Ночевавший в лесах и штольнях наследник престола начинал ценить в одежде не внешнюю красоту, а удобство и способность сохранять тепло. Поэтому он, покосившись на аккуратно одетого альва, молча натянул поверх щегольской безрукавки обычную стеганку, сшитую из нескольких кусков толстой дубленой шкуры. От удара меча она, конечно, не спасет, но может его смягчить. Хельви вспомнил свой роскошный доспех, в котором он тренировался на Зеркальном озере, и невольно вздохнул. Он вытянул ожерелье Онэли из-под куртки полностью, и оно снова заблестело на груди, словно королевская цепь.
- Прими, рыцарь, этот скромный подарок от сванов в знак нашей признательности.
Хельви обернулся и увидел нарядную перевязь для меча, которую протягивал ему один из стоящих в пещере сванов. Узкая, но массивная кожаная лента была расшита золотом и мелким речным жемчугом. Кольца, в которые вкладывалось оружие, были из чистого золота. Юноша радостно протянул руки и принял подарок. Перевязь пришлась как раз, только вот меча, который мог бы висеть в ее кольцах, у принца не было. Хельви провел рукой по ленте.
- Мы подумали, что достойный рыцарь сам позаботится об оружии, - поклонился сван.
- Благодарю вас. Я постараюсь не обмануть ваших надежд, - поклонился и Хельви.
Необходимый этикет был соблюден. Алхин рассовал свои ножи по местам и вскинул меч на плечо. Тар, меч которого сваны почему-то не принесли, взял у алхина пару длинных кинжалов и засунул их за пояс. Кажется, они неплохо ладят, подумал Хельви про альва и охотника за сокровищами. Плащи-балахоны надевать не стали - они прекрасно складывались и занимали мало места. Свой плащ принц затолкал в сумку, Тар закатал его в хитрый узел и пристроил за спиной, Вепрь положил в любимый мешок. Гарпия, казалось, вообще не интересовалась одеждой, хотя ее лохмотья, и без того изношенные, грозили развалиться прямо на теле. Из нескольких больших прорех торчали нитки и виднелась белая кожа. Хельви, взглянув на Наину, снова обратился к свану:
- Я хотел бы спросить у тебя, нет ли у вас женской одежды? С нами идет дама, которой не пристало носить грубую рубаху и подкольчужник. - Он указал рукой на Наину.
Гарпия зарделась. Сван, который был, казалось, удивлен сообщением человека, посмотрел на нее, но комментировать желание дорогого гостя не стал. Вепрь присвистнул, но тут же поймал укоризненный взгляд Хельви и тоже промолчал.
- У нас женской одежды нет. Но в нижних этажах нашего лабиринта мы натолкнулись на какое-то древнее захоронение. Очевидно, что там лежит женщина. Там есть несколько целых платьев. - Сван прозвенел что-то своим подручным.
- Уж не усыпальница Ашух ли это? Разве вы не обязаны охранять ее до конца времен? - воскликнул Тар.
- Мы давно не обязаны никому, тем более старым костям, - отвечал сван. - Мы живем в нашем лабиринте и хотели бы провести последние дни в спокойствии и тихом созерцании. Однако племена Младших, которые поселились вокруг, постоянно пытаются напасть на нас. Мы не понимаем, зачем они это делают, ведь наши сокровищницы пусты. С оружием в руках под покровом ночи пробираются они в наш лабиринт, нападают на наши посты. Только поэтому мы были вынуждены устроить несколько показательных казней на поляне перед входом. Мы убедительно просим оставить нас в покое, вот и все.
- Разве вы не служите Стражу? - переспросил Хельви.
- Страж живет с нами. Он помог многим из сванов обрести если не прежний, то разумный облик. Однако он не требует от нас ни жертвоприношений, ни еды, ни воды для питья, потому что уже давно не нуждается в этих мелочах. Большую часть времени Страж пребывает вне этого мира. Сваны живут по своим законом, как и тысячу лет назад.
С этими словами собеседник Хельви слегка поклонился ему и отошел к нескольким соплеменникам, которые втащили в пещеру корзины с хлебом и несколько больших фляг. Алхин, который взял на себя обязанности интенданта в отряде, немедленно присоединился к ним, прихватив свой большой мешок.
- Они в самом деле готовы принести для этой ведьмы платье из усыпальницы лесной хозяйки? - Тар, неизвестно как оказавшийся рядом с Хельви, говорил тихо, но с плохо скрытой яростью.
- Надеюсь, ты не из рода хранителей сна Ашух и не воспримешь это как личную обиду?
Тар нахмурился, но отрицательно помотал головой. Хельви облегченно вздохнул, впрочем, судя по тому, как дергались у альва губы, он продолжал переживать оскорбление. Вепрь, принимавший в этот момент хлеб, оглянулся на них. Его цепкий взгляд отметил и руку Тара, лежавшую на одной из рукоятей одолженных кинжалов, и напряженную позу Хельви, который готовился то ли прыгнуть на альва, то ли отскочить в сторону. Алхин не спеша засунул последнюю буханку в мешок, затянул веревки, мило улыбнулся помогавшему свану и бочком начал приближаться к дружеской компании.
- Кажется, намечается небольшая драка? Это правильно, хорошие мои. Вечно мы тратим драгоценное время на какие-то разговоры, - вкрадчиво прошептал он Хельви и Тару. Понять, шутит ли алхин или говорит серьезно, Хельви снова не смог.
- Наверное, это потому, что мы люди, а не дикари и не звери. И то, что происходит вокруг, это не военная игра, а самая настоящая жизнь. А в ней, если выбирать между разговором и ударом плашмя, тянешься все-таки к беседе, - резко ответил принц.
- Какая прелесть! - раздался в зале восторженный женский возглас.
Бойцы обернулись. Наина, приложив к груди бледно-зеленую тунику, кружилась с ней вокруг костра. К Хельви поспешил подойти старший сван - юноша уже каким-то образом мог различить его среди других: он особенно высоко держал голову и говорил уверенно, словно принц крови.
- Мы принесли самое простое платье из тех, что там было. Но твоей спутнице оно, кажется, понравилось, - доверительно сказал сван.
В это мгновение гарпия сорвала с себя дерюги, и ее ослепительное тело заблестело в полумраке пещеры, словно белая свеча. Хельви смутился и отвернулся. Вепрь, напротив, смотрел во все глаза и даже прищелкнул языком. Тар тоже не пропустил сцены переодевания, но следил за гарпией с явным отвращением. Его рука продолжала сжимать кинжал.
- Хороша, бестия. Только и ждет, когда человек расслабится, чтобы вонзить в него свои зубки. Едят нас всех драконы! - Вепрь сплюнул и взвалил мешок на спину.


ГЛАВА 12

Отряд углублялся в лабиринт. Шли молча, изредка перекидываясь ничего не значащими фразами. Наина в новой красивой одежде возглавляла шествие, следом шел Хельви, затем алхин и альв. Гарпии были даны особые инструкции по поводу Тара и сванов, поэтому от ужина в пещере ей пришлось отказаться. Но прекрасная туника, казалось, заставила ее забыть о голоде. Гарпия крутилась во все стороны, развевала пышный подол, восторженно пища, когда он ложился пышными складками до самой земли. Она вела себя точь-в-точь как девчонка, которой подарили первое бальное платье. И ведь это взрослая гарпия, которая не одну сотню лет жила на этом свете, удивлялся принц.
Между тем ему было о чем подумать помимо обковок гарпии. Удивительнее всего, что сваны, как оказалось, ничего не слышали про хозяев холмов. Старший поклялся, что впервые слышит об этих существах, и выразил предположение, что они появились в этом мире уже после того, как его народ был заперт в Зеленой башне. В связи с этим у Хельви было несколько вопросов к Наине - ведь это именно она завела беседу про хозяев холмов. Юноша был не прочь заставить гарпию рассказать побольше о Мудром. Если она встречалась с ним в черной башне Ронге, то, может, запомнила, как он выглядит. Конечно, Хельви знал, что для великих магов не было большого труда принять ту внешность, какую они хотели. Но именно это позволяло им не слишком задумываться о том, как они выглядят. Так что Мудрый, скорее всего, выглядел так же, как и четыреста лет назад. Однако задавать вопросы юноша пока не спешил - были проблемы и поважнее, кроме того, быстрая ходьба вкупе с тяжестью груза заставляла задуматься об экономии сил.
Впрочем, к алхину это все как будто не относилось. Мало того, что Вепрь тащил свой неимоверно раздутый мешок и двуручный меч, который не выпускал из рук, так он еще не переставая ворчал. Хельви не мог понять, что именно произошло с охотником за сокровищами Младших в последнее время, но перемена была налицо. Не то чтобы Вепрь осунулся, изменился внешне или казался более раздражительным, чем он был при первой встрече с Хельви. Казалось, какая-то внутренняя струна алхина задета, хотя юноша мог поклясться, что понятия не имеет, что именно стало причиной этому. Подчас Вепрь поглядывал кругом таким странным взглядом, что Хельви становилось просто страшно. В любом случае лезть с расспросами было себе дороже.
Между тем Вепрь продолжал тихо ворчать по поводу странного поведения сванов. Выпустить почетных гостей - а они были не пленниками, а именно почетными гостями, сопровождавшими друга сванов, это алхин понял быстро - через вход в усыпальницу, у которого были наставлены колья с костями, сваны категорически отказались. Они пустились в какие-то долгие объяснения, однако даже самый образованный член отряда - Хельви не смог понять из этих объяснений ни слова. Ссылаясь на каких-то многочисленных богов, имена которых были совершенно неизвестны Вепрю, да и остальным путникам, старший сван заявил в конце концов, что заклятие сна Возмездия, которое наложено на вход, действует на всех Младших без исключения и не может быть снято. Робкие протесты принца по поводу того, что люди не относятся к Младшим, были оспорены. Если бы это было так, заявил старший сван, то колдовство бы не подействовало на них там, на поляне. Однако это произошло, следовательно, люди - все-таки Младшие.
Поэтому они были вынужены отправиться наверх каким-то обходным путем, хотя сваны и уверяли, что в результате этот выход будет находиться не так уж далеко от того, что с кольями. Проводить дорогих гостей, а уж тем более выйти с ними на поверхность было, видимо, строго запрещено. Вепрь полагал, что к этому запрету приложил руку тот самый Мудрый, с которым Хельви разругался при личной встрече. Алхин никогда не встречался с Мудрыми, и уж тем более со смертными, которые могут с ними ругаться. В том, что Хельви все-таки не маг, он имел возможность убедиться еще тогда, когда их захватили альвы. Тем опаснее, видимо, был этот парень. В былое время Вепрь попытался бы при первой возможности покинуть компанию с таким странным человеком во главе, однако в последнее время профессиональная осторожность словно покинула его. Взрослый человек, опытный алхин, он оказался под началом у юнца, у которого еще усы не выросли! Вепрь издевался сам над собой, но не мог не признать, что дела обстояли именно так. Ладно, будем надеяться, что удача не отвернется от этого отпрыска королевской фамилии и он выведет отряд целым и невредимым в лес независимо от подлянок, которые могли запросто подбросить сваны, посылая в этот лабиринт, решил Вепрь. Выйти из-под земли, а там уж будет видно, кто пойдет за кем и куда именно.
Замыкавший шествие альв шел молча, опустив голову. Время от времени он щупал рукоятку небольшого меча, который подарили ему стражники Ашух на прощание. Правда, ни про какую лесную хозяйку они не знали или говорили так. Альв был склонен верить последнему: если эти странные существа не прислуживают великой Ашух, то они должны были давно погибнуть под действием ее проклятия. К пожеланию Тара собрать кости предков, сваленные у входа в гробницу, сваны тоже отнеслись без всякого сочувствия. Поляна с кольями оказалась смертельно опасной ловушкой. Сваны уверяли, что живые существа, которые проведут слишком много времени в объятиях сна Возмездия, умирают ужасной смертью, полностью растворяясь в своих кошмарах. Так что на поляну они не пошли, зато Тару вручили самый простой, без затей меч со словами, что другу сванов в ближайшее время понадобится защита воина. Другом сванов был, конечно, Хельви, хотя ему меча почему-то не дали. Из всего этого альв сделал вывод, что подземный коридор, который должен был вывести их на берег Серебряного потока, не так безопасен, как казалось.
В самом деле, стены прохода, которые подсвечивались откуда-то сверху, были насыщенного медового цвета и местами совершенно прозрачны. Это создавало иллюзию тепла и уюта. Вепрь выразил предположение, что это гигантские медовые соты, однако короткое обследование показало, что это все-таки камень. Впрочем, небольшие его куски, валявшиеся на полу, легко крошились в руке. Хельви лизнул один из них и заявил, что это соль. Соляные копи под боком у Верхата, где унция этой белой приправы стоила доброй лошади! Впрочем, Тар понимал, что начать добычу этого сокровища не представится возможным никогда. Даже если эти странные сваны вымрут или переселятся, никто из альвов не посмеет нарушить покой лесной хозяйки, а если такие выродки и отыщутся, они будут немедленно казнены по указу милостивого императора Раги Второго.
Через пару часов быстрой ходьбы путников вдоль медовых стен проход начал расширяться, и Хельви в целях безопасности положил руку на рукоятку старого меча алхина, который Вепрь одолжил ему на время, пока принцу не удастся обзавестись собственным оружием. Юноша почувствовал резкий запах свежей травы, деревьев и понял, что до поверхности остались считаные шаги. Он заметил, что свет от стен потихоньку пропадает и впереди начинается темнота. Возможно, наверху была ночь. Это означало, что они провели в плену у сванов полные сутки, и еще хорошо, если одни! Хельви помнил многочисленные легенды, которые рассказывали о разном течении времени у Младших и людей, - несмотря на заверения сванов, он так и не смог поверить в то, что он тоже относится к Младшим. Тем не менее в легендах, к примеру, рассказывалось от том, как люди, гостившие у волшебных народов или случайно попадавшие к ним, часто возвращались домой и обнаруживали, что за тот день или вечер, который они проводили в гостях, их маленькие дети успевали вырасти и жениться. Все-таки надеюсь, что нас не было наверху один день, а не пятьдесят лет, загадал Хельви и шагнул вслед за гарпией в темноту. Наина, которую принцу пришлось накормить перед отходом, мягко осветила выход из подземного коридора, так что люди и альв сумели разглядеть в нескольких шагах от себя огромные стволы деревьев. Лес Ашух начинался прямо у выхода из усыпальницы, никаких полян здесь не было. Где-то за деревьями время от времени раздавался характерный треск надвигающейся грозы. Редкие всполохи молний освещали низкие тучи, закрывшие небо и звезды. Тар все же уловил шорох волн - река была действительно близко. Однако та часть леса, в которую они попали, была ему незнакома - здесь отсутствовали дорожки, по которым обычно ездили постовые отряды. Некоторое время спутники, замерев у края пещеры, вглядывались в лес.
- Скажи, Тар, а в вашем лесу помимо стражников Ашух есть еще серьезные враги?
- Слуги Ашух и ее проклятие - самая страшная легенд а этого леса, - пожал плечами альв. - Впрочем, я только сейчас понял, как мало мы на самом деле знаем про лес Ашух. Я не вижу знакомых тропинок. Боюсь, что в темноте мы сможем выйти на нашу дорогу, ориентируясь только на шум воды.
- Может, стоит переждать грозу и дождаться утра? - Хельви беспокойно прислушивался к отдаленному грому.
- Если в этом лесу есть кто-то, кому мы окажемся по вкусу на ужин, он вряд ли станет дожидаться завтрака. Что до грозы, то надеюсь, ты не боишься молний, хороший мой? А как насчет этой дороги, о которой ты сказал? Эта та самая, что ведет вдоль реки? Ты уверен, что там нам не будет угрожать опасность даже сейчас? - Вепрь внимательно посмотрел на альва.
- Постовые отряды ездят по ней ночью. Еще ни разу никто на нас не нападал. В крайнем случае у нас есть оружие, и мы сможем отбиться. Я чувствую, что дождь приближается, - облизал губы альв.
- Значит, решено: выходим сейчас и стараемся как можно быстрее добежать до реки. Милостью богов мы скоро окажемся на знакомой Тару дороге, - подвел итог принц, уязвленный замечанием Вепря о молниях, и вынул из драгоценных ножен меч алхина.
Наина, которая по привычке не участвовала в выработке плана действий, спокойно вышла из пещеры. Люди и альв последовали за ней. Они старались не оглядываться и как можно быстрее преодолеть, как им казалось, несколько десятков шагов до берега реки. Небесные всполохи немного освещали им путь. Вскоре Наина, шедшая впереди, внезапно остановилась. Хельви едва не налетел на нее. Вепрь скинул мешок на землю и схватился обеими руками за меч, готовясь к схватке. Тар оказался единственным, кто сохранял абсолютное самообладание. Он подошел к гарпии и нагнулся.
- Перед нами овраг, очень глубокий, и каменистый, - сообщил он остальным. - К моему стыду, должен сказать, что впервые вижу его в лесу Ашух. А я вот уже сорок лет предводительствую в сторожевом отряде в этих местах.
- Сколько лет ты предводительствуешь? - Хельви был изумлен.
- Ну что за детский сад? Твои высокомудрые учителя не просветили тебя, что возраст альвов не совпадает с человеческим. Его дедушка, наверное, воевал на Лунной просеке. Меня больше волнует вопрос, сможем ли мы быстро обойти эту яму? - Вепрь оглядывался по сторонам, однако концов провала не было видно в густой ночной темноте.
- Река, судя по звукам, находится с другой стороны. Нужно только определиться, в какую сторону идти. Вепрь, попробуй разжечь огонь. Все равно, если мы кого-то здесь интересуем, он нас уже услышал. Тар, найди веток для костра.
- Раскомандовался, - проворчал алхин, однако в самом деле начал искать что-то в своем мешке.
Тар сделал пару шагов в сторону и наткнулся на большой высохший куст. Взмах меча - и он подтащил охапку хвороста к краю обрыва. Яркая молния расколола небо, и первые капли надвигающегося ливня упали на лоб альва. Кроны деревьев зашуршали. Хельви подозвал гарпию и что-то сказал ей на ухо. Хотя он не шептал, услышать из-за раската грома, о чем речь, Тар не смог.
- Может, стоит развести костер подальше от оврага? Порыв сильного ветра способен унести его вниз.
- Не беспокойся, я не собираюсь тут ночевать, - успокоил альва Хельви. - Я хочу, чтобы гарпия осветила нам это место. В отличие от нас, она умеет летать, так что факел в ее ручках подтолкнет нас к верному решению.
В этот момент Вепрь высек гроздь плотных искр, которые, упав на сухую древесину, задымили и вспыхнули яркими огоньками. Костер разгорался на славу, мелкий моросящий дождик едва ли мог помешать пламени. Хельви, который заранее отрубил от куста несколько густых длинных веток с сухой листвой, зажег одну из них и передал гарпии. Наина взмахнула руками, проведя в воздухе изогнутую линию горящей ветвью, и взмыла в ночное небо. В то же мгновение молнии снова вспыхнули синим огнем, и несколько светлых теней, словно отделившись от всполоха, бросились на путников.
Самым подготовленным к атаке оказался Хельви. Он не убрал меч в ножны после того, как разрубил куст, и теперь, мгновенно перегруппировавшись, отработанным ударом отбил нападавшего, целившегося ему прямо в голову. Несмотря на ощутимый толчок, юноша легко сохранил равновесие, меч привычно перекатился в ладони, и Хельви принял второй удар, который был направлен на крутившегося волчком Вепря. Старый меч алхина был заточен с двух сторон, поэтому Хельви не пришлось мучиться, дополнительно контролируя, боевой ли стороной повернуто лезвие. Легко выйдя из глубокого выпада, он отпрыгнул ближе к костру, хотя было понятно, что твари, атаковавшие их, не боятся света пламени. Рядом тяжело дышал Тар, Вепрь выпал из зоны видимости. Оглушительный раскат грома обрушился на головы оборонявшихся. Усилившийся ливень хлестал со всевозрастающей силой, забивая пламя костра. Враждебные тени, сделав светящийся зигзаг в ночном небе, пошли в следующую атаку.
Тар, к своему стыду, так и не понял, кто именно напал на отряд. Он, правда, успел выхватить подаренный сванами меч и наотмашь ударить метнувшееся к нему существо. Он немного опоздал, но все же отбил летуна в сторону рукояткой. Атаки следовали одна задругой так стремительно, что времени оглядеться вокруг и посмотреть, что же с остальными бойцами, не было. Люди сражались молча, да и твари предпочитали не вопить. Грохот грозы заглушал свист клинков и шорох тварей, рассекавших вздыбленное небо. Что делает ведьма, которую принц привез с собой и по милости которой была разграблена усыпальница лесной хозяйки, альв тоже не видел. Вероятно, она улетела куда-то на противоположный край оврага. К счастью, теперь ее отделял от отряда умиравший, но еще горевший костер, так что подкрасться сзади гарпия пока не сможет. Воспользовавшись секундной паузой, альв вытер ладонью мокрый лоб и щеки. Ливень шел стеной, одежда и сапоги были мокры насквозь.
Летуны поменяли рисунок атаки. Сколько их было всего, Хельви так и не понял. Он попробовал считать, но постоянно бившие в землю молнии ослепляли его, не давая всматриваться в небо. Теперь твари нападали не по одной, а по несколько штук. Светящиеся тени вновь упали на землю, и Хельви заметался, пытаясь угадать направление удара с любой стороны. Пара тварей, которая, видно, выбрала себе в жертву Хельви, кинулась вперед. Один летун впереди, другой чуть позади. Уклониться в сторону было нельзя, и в этом случае Айнидейл говорил, что самое верное решение - это атаковать первым, Хельви ринулся на него, рубящим движением клинка попытался хотя бы на секунду отпугнуть тварь, которая летела впереди. Маневр удался - то ли она испугалась, то ли монстр, что шел немного сзади, почувствовал себя в полной безопасности и стремительно ушел вперед, словно готовясь в одиночку проглотить стоявшего перед ним человека. Хельви резко отклонился назад, почти касаясь головой земли и подпуская летящую бестию ближе, его левая рука вцепилась в траву, создавая необходимую опору, а правая с занесенным мечом стремительно рассекла чудовище пополам. Над местом боя раздался истошный визг, который на миг заглушил грохот бури. Но это вопила не разрубленная Хельви пополам тварь, а остальные чудовища, лишившиеся соплеменника. Нападать снова они почему-то не спешили, и у Хельви наконец появилась возможность оглядеться по сторонам.
Хотя сильный дождь портил видимость, он обнаружил в нескольких шагах от себя Тара. Рукав мокрой рубахи альва был испачкан какой-то темной жидкостью, наверное, кровью. Куртку, которую Вепрь отобрал среди прочего тряпья в гостях у сванов, альв скинул - она мешала движениям. В левой руке альв сжимал меч, а в правой - один из ножей алхина. В свете молнии Хельви увидел, как Тар трясет головой, и брызги воды летят во все стороны от его волос.
Вепрь стоял довольно далеко от костра, у его ног болтался разворошенный мешок, превратившийся в мокрый ком. Хельви успел разглядеть валяющийся на земле хлеб и одеяла. В руках алхин держал небольшой заряженный арбалет и целился вверх. Невозможно, подумал Хельви, попасть в этих вертлявых существ, у которых словно не было костей. На это не способен и самый меткий стрелок королевства. Но у Вепря было что-то на уме, поэтому он продолжал заниматься совершенно бесполезным делом, целясь в эти стремительно падающие тела, как деревенский мальчишка целится из рогатки в петуха на заборе.
Еще один удар грома раздался над головой, и Хельви увидел, как две белые тени вдруг схлестнулись в безумном полете и, кружась и кувыркаясь, полетели вниз. Удивиться он не успел. Одна из тварей вдруг оторвалась от внезапно отскочившей победительницы и бессильно рухнула на землю. Вслед за уцелевшим летуном тут же бросились несколько чудовищ. Хельви, обернувшись к алхину, увидел, что тот перезаряжает арбалет.
Дальше смотреть не было времени - твари все-таки решили попытаться свалить Хельви еще раз, и он вновь прыгнул навстречу нападавшим. Принц начал чувствовать массу врага и понимал, что прямой удар может снести его прямиком в овраг. Так что он успел отклониться в сторону, благо что летуны, потеряв ведущего, бросались на человека как попало. Хельви оказался на мгновение ровно напротив пролетавшего мимо монстра, и этого мига ему хватило на то, чтобы провести легкий горизонтальный удар, вывернув ладонь вниз. И снова визг разлетелся в ночном воздухе, а к ногам принца упала голова ужасного противника. Она была вполне человеческой и принадлежала, казалось, глубокому старику. Сотни морщин исполосовали искаженное в последнем крике лицо, высохший нос торчал крючком, а в раскрытом рту были видны белые ровные зубы, но не человеческие, а звериные. Хельви подумал о том, может ли во рту обычного человека поместиться волчья челюсть. Боги, да это же гарпия!
Дождь немного утих, а на небе вдруг загорелась яркая звезда. Звезда Огена! В это время гарпии, сделав последний виток среди отползающих туч и беспрестанно воя, нырнули куда-то за темные кроны деревьев, и блаженная тишина, нарушаемая лишь шорохом капель в листьях деревьев, вновь опустилась на лес.
- Наина! - Хельви крикнул, уже не рассчитывая получить ответ. Скорее всего, при виде сородичей гарпия не смогла больше сдерживать свои инстинкты и присоединилась к стае. В конце концов, она не альв, чтобы ставить превыше всего законы чести и чтить условия договора с человеком. Хельви вытер рукой мокрый лоб.
- Тут она, красавица наша, - раздался довольный голос Вепря. - Хорошая охота, малыш. Пять тварей мертвы, еще двоих я, кажется, подбил. Вот такие "разговоры" мне по нраву.
Хельви оглянулся и увидел гарпию, пытающуюся приладить полуоторванную кружевную оборку на тунике, которую по-хорошему нужно было сначала как следует выжать, и алхина, убиравшего арбалет на спину. Юноша поискал глазами Тара. Альв стоял у потухшего костра, держась рукой за плечо. У его ног Хельви увидел свежесваленные кучи. Сделав несколько шагов к Тару, он разглядел, что из куч торчали сморщенные лапки с длинными когтями. Видно, альв тоже не скупился на удары мечом и остановил на лету не одну гарпию. Он был очень бледен.
- Вепрь, у тебя ведь есть средство для лечения ран? И чистые лоскуты, и вода - ты у сванов заготовил?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Бажанов Олег - Герой нашего времени.ru
Бажанов Олег
Герой нашего времени.ru


Шилова Юлия - Служебный роман, или Как я влюбилась в начальника
Шилова Юлия
Служебный роман, или Как я влюбилась в начальника


Каргалов Вадим - Вторая ошибка Мамая
Каргалов Вадим
Вторая ошибка Мамая


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека