Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

поудобнее уселся на стуле и сделал несколько хороших глотков.
- Мы сидели тут еще до вашего прихода, - сказал Бригадир Мэри и
Лансингу, - и размышляли о том, что оставшиеся двое - то есть вы, - если
они придут, могут иметь какое-то понятие о том, что происходит с нами. Из
того, что сказали вы, мисс Оуэн, становится ясно, что вы не знаете. А вы,
Лансинг?
- Ни малейшего понятия, - ответил Лансинг.
- И наш Хозяин утверждает, что ему ничего не известно, - с кислой
миной сообщил Пастор. - Он утверждает, что занимается только управлением и
содержанием гостиницы и не задает вопросов. От того, как я понимаю, что
вопросы ему, в принципе, задавать некому. По-моему, он лжет.
- Вы судите о нем слишком поспешно и строго, - заметила поэтесса
Сандра Карвер. - У него открытое, честное лицо.
- На свинью он похож, вот что, - сказал Пастор. - И под своей крышей
позволяет происходить всяким гадостям. Вот эти игроки в карты...
- Вы сами глотали вместе со мной питье кружку за кружкой, - сказал
Бригадир.
- Пить - это не грех, - объяснил Пастор. - В Библии сказано, что
небольшое количество вина полезно для желудка...
- Парень, - сказал Бригадир. - Но это же не вино.
- Возможно, если бы мы немного успокоились и сопоставили известные
нам факты, - предложила Мэри, - то пришли бы к какому-нибудь полезному
результату. Кто мы такие и как сюда попали, и какие у нас появились по
этому поводу мысли.
- Вот первая разумная вещь, сказанная здесь! - воскликнул Пастор. -
Будут у кого-нибудь возражения?
- У меня нет возражений, - сказала Сандра Карвер шепотом, и всем
остальным пришлось замолчать и прислушаться, чтобы услышать слова. - Я -
дипломированный поэт, то есть, поэтесса Академии Древнейших Афин, я могу
говорить на четырнадцати языках, хотя писать и петь могу только на одном -
это один из диалектов старогэльского, самый выразительный язык в мире. Я
не совсем понимаю, каким образом очутилась здесь. Я слушала концерт, новую
композицию, представляемую оркестром из Заокеании на Западе. Я еще никогда
в жизни не слышала столь сильной, мощной, яркой вещи. Мне показалось, что
музыка подняла мое сознание из плотской оболочки и соединила дух с
вселенской гармонией. Я очутилась совсем в другом месте. И когда мой
парящий дух и телесная оболочка снова соединились, то я в самом деле
оказалась в другом месте - сельской местности потрясающей красоты. Передо
мной бежала тропа, и я поспешила по ней...
- Год, - сказал Пастор. - Умоляю, какой это был год?
- Не понимаю вашего вопроса, Пастор?
- Какой это был год? В вашем времяизмерении?
- Шестьдесят восьмой год Третьего Ренессанса.
- Нет, нет, я имею в виду, от рождения Христова - Анно Домини. Год со
дня рождения нашего Владыки.
- О каком именно вы говорите? В мое время их так много.
- Я же сказал - со дня рождения Христа.
- Христа?
- Да, Иисуса Христа.
- Сэр, никогда раньше о нем не слышала.
Пастор, казалось, был на грани апоплексического удара. Лицо его
побагровело и он потянул за воротник, словно ему не хватало воздуха. Он
пытался что-то сказать и не мог.
- Извините, если я расстроила вас, - сказала поэтесса. - Я совсем не
хотела вас обидеть.
- Все в порядке, моя милая, - сказал Бригадир. - Просто наш друг
Пастор переживает культурный шок. И когда мы разберемся во всем этом, он
может оказаться не в одиночестве. Я постепенно начинаю понимать, в какой
мы оказались ситуации. Мне она представляется абсолютно невероятной, но по
мере нашего продвижения вперед может перейти в частично вероятную, хотя я
предчувствую, что многие из нас с большим трудом придут к такому
пониманию.
- Вы имеете в виду, - сказал Лансинг, - что мы все происходим из
разных культурных формаций и даже, наверное, разных миров, хотя в этом я
не уверен, - он был несколько удивлен собственными словами, тут же
мысленно вернувшись к тому моменту, когда Энди Сполдинг праздно рассуждал
- без всякого серьезного намерения или даже веры собственным словам - об
альтернативных, параллельных мирах. Хотя, как вспомнил Лансинг, он не
очень внимательно слушал его тогда.
- Но мы все говорим по-английски, - сказала Мэри Оуэн. - Или можем
говорить. Сколько языков, Сандра, вы знаете?
- Четырнадцать, - ответила поэтесса. - Но некоторые - довольно плохо.
- Лансинг сформулировал довольно верную гипотезу о том, что могло с
нами всеми произойти, - сказал Бригадир. - Поздравляю вас, сэр. У вас
острое и быстрое мышление. Возможно, гипотеза окажется не совсем верной,



но она приближает нас к истине. Что касается английского, на котором мы
разговариваем, то давайте проведем линию размышления дальше. Мы -
небольшая группа, отряд, в котором все умеют говорить по-английски.
Возможно, существуют другие отрядики, где общаются на латыни, по-гречески,
по-испански. Такие небольшие группки людей, которые могут осуществлять
коммуникацию между собой, потому что говорят на одном языке.
- Это чистый вымысел! - воскликнул Пастор. - Это безумие - даже
предполагать концепцию, о которой вы двое сейчас говорили! Это
противоречит всему, что мы знаем о Небесах и о Земле.
- Наши знания о Небесах и о Земле, - едко отсек Бригадир, - всего
лишь щепотка того, что составляет всю истину. И, находясь в такой
ситуации, в какой находимся, мы не можем позволить себе закрывать глаза.
Ведь факт нашего присутствия здесь и то, как мы сюда попали, - все это
наверняка не имеет объяснения в рамках известных нам знаний.
- Думаю, то, что предлагает мистер Лансинг, - сказала Мэри, - это...
Лансинг, как ваше имя? Нельзя же все время обращаться к вам по фамилии.
- Меня зовут Эдвард.
- Спасибо. Я считаю, что предложение Эдварда может показаться слишком
романтичным, мечтательским. Но если мы хотим узнать, где находимся и
почему, то нам придется изменить привычный ход рассуждения. Я сама -
инженер, кстати, и живу в высокотехнологическом обществе. Все, что выходит
за рамки твердой теории или практики - все это просто действует мне на
нервы. И в методологии научного познания нет ничего, что могло бы сейчас
дать нам какое-то объяснение случившемуся. Возможно, кто-то из вас имеет
какие-то основания, чтобы строить гипотезы. Что скажет наш друг-робот?
- Я тоже происхожу из высокотехнологического общества, - сказал
Юргенс. - Но не имею понятия о способе мышления, который...
- Почему вы его спрашиваете? - воскликнул священник. - Вы его
называете роботом, слово это легко соскальзывает с губ. Но подумайте
немного, чем является он на самом деле - всего лишь механическим
устройством, машиной.
- Вы заходите слишком далеко, - сказал Бригадир. - Сам я живу в мире,
где механические устройства многие годы ведут войну, очень умно и хорошо,
с выдумкой и воображением, которые иногда превосходят человеческие.
- Как ужасно! - сказала поэтесса.
- Вы хотите сказать, - заметил Бригадир, - что война ужасна?
- А разве нет? - спросила Сандра.
- Война - естественная функция человеческого общества, - объяснил
Бригадир. - Каждая раса должна агрессивным, соревновательным образом
реагировать на конфликт. Если бы это было не так, то не происходило бы
столько войн.
- Но человеческие страдания, агония, разрушенные надежды!
- В мое время война превратилась в игру, - заявил Бригадир. - Как это
уже не раз бывало у многих племен. Индейцы Западного Континента
рассматривали войну как игру. Юный индеец начинал быть полноправным
мужчиной лишь после первой военной удачи. В прошлом бывали времена, когда
чрезмерный запал приводил к результатам, о которых упоминали вы. Сегодня
кровь почти не льется. Мы играем в войну, как играют в шахматы.
- Используя роботов, - сказал Юргенс.
- Мы их не называем роботами.
- Возможно. Механикумов. Механикумов, которые обладают личностями и
способны думать.
- Верно. Отлично построенных, великолепно обученных. Они помогают нам
не только сражаться, но и строить планы. Мой командный и рядовой состав
состоит большей частью из механикумов. И во многих отношениях их
восприятие боевой обстановки превосходит мое собственное.
- И поле битвы усеяно механикумами?
- Да, конечно, - сказал Бригадир. - Во время войны, впрочем,
приходится очень ревниво заботиться о боевых ресурсах.
- Генерал, - сказал Юргенс. - Не думаю, что хотел бы жить в вашем
мире.
- А в каком мире вы живете? Если вам не по вкусу мой мир, то
расскажите, в каком вы сами живете.
- Мирном. В мирном мире. Мы любим наших людей.
- Звучит отвратительно, - сказал Бригадир. - Вы любите ваших людей?
Ваших людей?
- Да. В нашем мире людей осталось мало. Мы о них заботимся.
- Как бы это ни было мне не по душе, - сказал Пастор. - Но слушая
вас, я прихожу к выводу, что Эдвард Лансинг был прав. Мы явно происходим
из разных миров. Из циничного мира, который рассматривает войну, как
простую игру...
- Совсем не простую, - возразил Бригадир. - Это весьма даже сложная
игра.
- Циничный мир, - повторил Пастор, - который рассматривает войну
всего лишь как сложную игру. И мир поэтесс и поэзии, мир музыки и


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Свержин Владимир - Сеятель бурь
Свержин Владимир
Сеятель бурь


Корнев Павел - Черные сны
Корнев Павел
Черные сны


Свержин Владимир - Время наступает
Свержин Владимир
Время наступает


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека