Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

должил свой путь, держа пистолет наготове. Рука его слегка дрожала.
Существовали старинные предания о говорящих зверях, но обитатели Дома
Зоува считали их чистыми сказками. Фальк ощутил кратковременный приступ
тошноты и столь же мимолетное желание громко рассмеяться.
- Парт, - прошептал он, поскольку ему нужно было хоть с кем-то пого-
ворить. - Я только что получил урок этики от дикого кабана? О Парт, вый-
ду ли я когда-нибудь из леса? Есть ли у него конец?
Он поднялся на крутую, заросшую кустарником гряду. На вершине лес
слегка поредел и между деревьев показались свет солнца и чистое небо.
Еще через несколько шагов Фальк вышел из-под ветвей на зеленый склон,
что спускался к садам и распаханным полям, окружавшим широкую чистую ре-
ку.
На противоположном берегу реки на огороженном лугу паслось стадо в
полсотни голов, а еще дальше, перед западной грядой холмов, располага-
лись луга и сады. Чуть южнее от того места, где стоял Фальк, река огиба-
ла невысокий холм, на склоне которого возвышались красные трубы Дома,
озаренные заходящим вечерним солнцем.
Дом казался реликтом золотой поры человечества, прикипевшим к этой
долине. Века его пощадили. Прибежище, уют и, прежде всего, порядок -
произведение рук человеческих. Какая-то слабость охватила Фалька при ви-
де дыма, поднимавшегося из красных кирпичных труб.
Он сбежал вниз по длинному склону, через огороды на тропу, которая
вилась вдоль реки среди низкорослой ольхи и золотистых ив. Не было видно
ни единой живой души, кроме красно-бурых коров, пасшихся за рекой. Тиши-
на и покой наполняли залитую зимним солнцем долину.
Замедлив шаг, Фальк направился через огороды к ближайшей двери дома.
По мере того как он огибал холм, перед ним вставали высокие стены из
красного кирпича и камня, отражавшиеся в стремнине изгиба реки. В неко-
тором замешательстве молодой человек остановился, решив, что лучше гром-
ким окликом дать знать о своем присутствии, прежде чем следовать дальше.
Краем глаза он уловил какое-то движение в открытом окне как раз над
глубокой дверной нишей. Фальк в нерешительности стоял и смотрел вверх,
когда вдруг неожиданно почувствовал глубокую острую боль в груди между
ребер. Он зашатался и осел, сжавшись, как прихлопнутый паук.
Боль жила в нем лишь краткое мгновение. Он не потерял сознания, но
был не в силах пошевелиться или промолвить хоть слово.
Его окружили люди. Он видел их, хотя и смутно, сквозь накатывавшие
волны небытия, но почему-то не слышал голосов. Он будто совершенно ог-
лох, а тело его полностью оцепенело. Он силился собраться с мыслями,
несмотря на отказ органов чувств. Его схватили и куда-то понесли, но он
не ощущал рук, которые подняли его. Сперва навалилось ужасное головокру-
жение, а когда оно прошло, Фальк потерял всякий контроль над своими мыс-
лями - те куда-то рвались, путались, мешали одна другой? В голове начали
возникать какие-то голоса, кричащие и шепчущие, хотя весь мир плыл,
тусклый и беззвучный, перед его глазами.
"Кто ты? ты откуда пришел Фальк куда ты идешь не знаю человек ли ты
на запад я не знаю не человек?"
Слова накатывали, как волны, отзывались эхом, парили, будто ласточки,
что-то требовали, напирали, наталкивались друг на друга, кричали, умира-
ли в серой тишине?
Черная пелена застилала глаза. Через нее пробился лучик света.
Стол; край стола, освещенный лампой в темной комнате.
Фальк обрел способность видеть, чувствовать. Он сидел на стуле в тем-
ной комнате за длинным столом, на котором стояла лампа. К стулу его при-
вязали: он чувствовал, как веревка врезается в мышцы груди и рук при ма-
лейшей попытке пошевелиться.
Движение: слева возник один человек, справа - другой. Подобно Фальку,
незнакомцы сидели вплотную к столу: наклонились вперед и переговарива-
лись друг с другом. Голоса их доносились словно издалека, из-за высоких
стен, и Фальк не мог разобрать ни слова.
Он поежился от холода. Это чувство крепче связало его с реальностью,
и он начал обретать контроль над своими ощущениями. Улучшился слух, вер-
нулась способность шевелить языком.
Удалось пробормотать невнятно:
- Что вы со мной сделали?..
Ответа не последовало, но вскоре человек, который сидел слева, приб-
лизил свое лицо вплотную к лицу Фалька и громко спросил:
- Почему ты пришел сюда?
Фальк услышал слова; через мгновение он понял, что они означали.
Спустя еще мгновение он ответил:
- Ради убежища. На ночь.
- Убежища? От чего ты искал убежища?
- От леса. От одиночества.
Холод все глубже пронизывал его. Удалось слегка высвободить свои тя-
желые, онемевшие руки, и Фальк попытался застегнуть рубашку. Пониже ве-



ревок, которыми он был привязан к стулу, как раз между ребер, он нащупал
небольшое болезненное пятнышко.
- Держи руки по швам! - велел человек, сидевший в тени справа. - Нет,
здесь больше чем программирование, Аргерд. Никакая гипнотическая блоки-
ровка не смогла бы противостоять пентанолу.
Тот, кто сидел слева, крупный мужчина с плоским лицом и бегающими
глазками, ответил тихим, шипящим голосом:
- Откуда у тебя такая уверенность? Что нам, собственно, известно об
их трюках? В любом случае, откуда нам знать, какова его сопротивляе-
мость, кто он? Эй, Фальк, ответь, где находится то место, откуда ты к
нам пришел, - Дом Зоува, не так ли?
- На востоке. Я вышел? - Число никак не приходило ему в голову. - Ду-
маю, четырнадцать дней назад.
Как им удалось узнать название его Дома, а также его собственное имя?
Способность мыслить быстро возвращалась к Фальку, и его удивление
длилось недолго. Ему случалось охотиться на оленей с Метоком, стреляя
при этом специальными дротиками; животное погибало от малейшей царапины.
Игла, которая вонзилась в него, или последующая инъекция, сделанная,
когда он был беспомощен, содержала некий наркотик, который наверняка
снимал как сознательный самоконтроль, так и примитивные подсознательные
блокировки телепатических центров мозга, оставляя его открытым для доп-
роса.
Они рылись в его мозгу. От этой мысли ощущение холода и слабости нах-
лынуло еще сильнее, подкрепленное бессильной яростью. Какова причина
столь бесцеремонного вторжения? Почему они решили, что он намерен лгать
им, еще до того, как перемолвились с ним хоть словом?
- Вы думаете, что я - Синг?
Лицо человека справа, худого, длинноволосого и бородатого, внезапно
появилось в круге света лампы. Поджав губы, незнакомец открытой ладонью
ударил Фалька по губам. Голова Фалька откинулась назад, и от удара он на
мгновение ослеп. В ушах зазвенело, во рту возник привкус крови. Затем
последовал второй удар, третий.
Человек свистящим шепотом повторял раз за разом:
- Не упоминай этого имени, не упоминай, не упоминай?
Фальк беспомощно ерзал на стуле, пытаясь хоть как-то защититься или
вырваться. Человек слева что-то отрывисто рявкнул, и на некоторое время
в комнате воцарилась тишина.
- Я пришел сюда с добрыми намерениями, - сказал наконец Фальк, стара-
ясь говорить как можно спокойнее, несмотря на гнев, боль и страх.
- Хорошо, - кивнул сидевший слева Аргерд. - Давай выкладывай свою ис-
торию. Итак, ради чего ты пришел сюда?
- Переночевать и спросить, есть ли поблизости какая-нибудь тропа, ве-
дущая на запад.
- Почему ты идешь на запад?
- Зачем вы спрашиваете? Я же сказал вам об этом мысленно, когда нет
места лжи. Вы знаете, что у меня на уме.
- У тебя какой-то странный разум, - слабым голосом произнес Аргерд, -
и необычные глаза. Никто не приходит сюда, чтобы переночевать или узнать
дорогу, или еще за чем-нибудь. А если все же слуги тех, других, приходят
сюда, мы убиваем их. Мы убиваем прислужников и говорящих зверей, Стран-
ников, свиней и всякий сброд. Мы не подчиняемся закону, который гласит,
что нельзя отбирать чужую жизнь. Не так ли, Дреннем?
Бородач ухмыльнулся, показав при этом коричневые зубы.
- Мы - люди! - сказал Аргерд. - Свободные люди! Мы - убийцы. А кто ты
такой, с наполовину развитым мозгом и совиными глазами, и что помешает
нам убить тебя? Разве ты человек?
На своем коротком веку Фальку не доводилось сталкиваться лицом к лицу
с жестокостью и ненавистью. Тем немногим людям, которых он знал, было
ведомо чувство страха, но страх не правил ими. Они были великодушны и
дружелюбны. Перед этими двумя мужчинами Фальк был беззащитен, как ребе-
нок, и это приводило его в замешательство и ярость.
Он тщетно искал какой-нибудь способ защиты или отговорку? Напрасно!
Единственное, что ему оставалось, - говорить правду.
- Я не знаю, кто я и откуда пришел в этот мир. И я собираюсь выяснить
это.
- Где?
Фальк посмотрел сначала на Аргерда, затем на Дреннема. Он знал, что
ответ им известен и что Дреннем снова ударит его, едва его губы произне-
сут это слово.
- Отвечай! - прорычал бородатый. Он приподнялся и наклонился вперед.
- В Эс Тохе, - сказал Фальк, и Дреннем снова ударил его по лицу, и
снова Фальк принял этот удар молча и униженно, как ребенок, которого на-
казывают неизвестные ему люди.
- Какой в этом смысл? Он не собирается поведать нам что-либо сверх
того, что мы вытянули из него под пентанолом. Позволь ему встать, -


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - фрейграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - фрейграф


Никитин Юрий - Зачеловек
Никитин Юрий
Зачеловек


Шилова Юлия - Жить втроем, или Если любимый ушел к другому
Шилова Юлия
Жить втроем, или Если любимый ушел к другому


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека