Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Это невозможно! - вскрикнул Джеми. - Мы проходили здесь всего полчаса назад, и все было в порядке!
- А теперь в беспорядке, - спокойно ответил Хок. Опустившись на колени и посветив себе лампой, он тщательно осмотрел пол и осколки.
- Все произошло недавно, - констатировал он. - На полу лежит ровный слой пыли. Но вы правы, Джеми, мы уже проходили здесь - я вижу следы наших ног на пыли. Странно. Нигде больше на полу нет такой грязи.
- Что же это означает? - спросил Джеми. Хок пожал плечами:
- Убей меня Бог, если я знаю. Слуги почему-то не особенно тщательно здесь убирались.
Поднявшись на ноги, он осмотрел пролом в стене.
- Любопытно, - пробормотал Хок. - Взгляните на характер разрушения. Кладку явно разрушили изнутри. Чудовище разбило свою тюрьму собственными руками.
- Господи, помилуй нас, - прошептал Джеми. - Что же это за монстр?
Алистер осмотрел отверстие и задумчиво нахмурился.
- Человек не мог совершить подобного. Стена достаточно крепка - замок строился на века. - Он заглянул внутрь, и голос его изменился. - Ричард, вы не можете посветить мне?
Хок поднял лампу, и все смогли рассмотреть внутренность потайной комнаты. Весь пол тесной камеры покрывали сотни мелких косточек - крыс, мышей, других
' животных. В комнате стоял тошнотворный запах разложения и затхлости - словно открыли старинный • склеп.
- Теперь мы знаем, чем он питался, - неестественно спокойным голосом сказал Джеми.
- Но как эти животные попадали в замурованную .комнату? - спросил Хок. - Кроме того, некоторые зверьки совсем не тронуты.
Он отошел от пролома глотнуть свежего воздуха, остальные с радостью последовали его примеру. Они молча смотрели друг на друга. Хок пнул обломок кирпича, в царящей мертвой тишине звук покатившегося камня показался грохотом.
- Возможно, записки смогут нам все разъяснить, - предположил Джеми. - Я изучу их, как только мы спустимся.
- Есть только одно объяснение, - произнес Алистер. - Магия. Некоторый вид иллюзии. Отверстие в стене было и раньше, но мы прошли мимо, не заметив его. Черт, мы почти споткнулись об осколки.
- Тогда что же случилось с иллюзией сейчас? - спросил Хок. - Почему мы увидели пролом?
- Возможно, нам просто позволили увидеть, - спокойно ответил Марк. - Вероятно, чудовищу больше не нужно от нас прятаться.
Все переглянулись.
- Ты хочешь сказать, - медленно произнес Джеми, - монстр знает, что мы здесь и чем мы заняты?
- А вы сами не чувствуете наблюдения? - спросил Марк. - Разве у вас нет такого ощущения с самого начала нашего пути?
- Чудовище должно обладать магической силой, - вступил в разговор Алистер. - Оно наложило заклинание, как только вырвалось из камеры, поэтому слуги не обнаружили пролом. И мы бы не увидели... если бы нам не позволили. Теперь монстр может скрываться где угодно, спрятавшись за любой иллюзией. Он смеялся над нами, пока мы лазили с этажа на этаж.
- Прекрасно, - сказал Хок. - Он не только нечеловечески силен, не только убийца, но еще и маг, который может как угодно заморочить нам мозги.
Они еще немного постояли, молча глядя в камеру чудовища, потому что не смели взглянуть друг на друга и признаться в своем бессилии. Молчание нарушил Марк:
- Подумайте, что он перенес, запертый в тесной камере навсегда. Единственный способ определять время - смена дня и ночи. Ни единого звука, кроме собственного голоса, ничего, кроме собственных мыслей. А годы шли, один за другим... Понимал ли он, что заперт и осужден к смерти за то, что был не похож на остальных? Вероятно, именно это и позволило ему прожить так долго - медленно тлеющее пламя ненависти, выжидание подходящего момента для отмщения.
- Не пытайся вызвать жалость к чудовищу, - оборвал его Алистер. - Оно уже убило человека. И, несомненно, убило бы тебя, подвернись ему случай.
- Нет оснований утверждать, что убийца - монстр, - возразил Марк. - Нет ни свидетельств, ни улик - ничего, что связывало бы чудовище с убийством. Убийцей может быть любой из нас, ведь так...
Хок задумчиво посмотрел на него, но промолчал.
- Лучше обсудим все внизу, - предложил Джеми тоном, который ясно давал понять - Макнейл приказывает, а не просит. - Очевидно, чудовище больше не воспользуется комнатой, значит, продолжать поиски бессмысленно. Мы потратили уйму времени, дамы, вероятно, беспокоятся о нас.
Он повернулся и в сопровождении остальных направился к лестнице. Мужчины молча спустились на первый этаж. Всю дорогу Хок думал о дохлых крысах на полу комнаты. Он тщательно изучил сохранившиеся в целости тушки и ни на одной не нашел никаких ран. Как и на трупе из трубы.
Оставшиеся в зале, как только поисковая партия ушла, занялись возведением баррикады у дверей и справились с задачей быстро. Атмосфера накалялась с каждой минутой. Разговаривать никому не хотелось. Холли с бледным, бескровным лицом сидела, прислонившись к стене. Руки она крепко сжала, чтобы не вздрагивать от каждого шороха. Катрина, бросив попытки успокоить племянницу, элегантно расположилась в кресле с бокалом вина в руке и погрузилась в собственные мысли. Гривз и Бреннан застыли возле баррикады. Бреннан снял со стены старинный меч, а Гривз взял увесистую кочергу из камина. Лицо дворецкого, как всегда, ничего не выражало, менестрель же, напротив, преобразился, словно меч в его руках пробудил воспоминания о боевой молодости. Дэвид Брук и Артур Синклер сидели возле Холли, стараясь успокоить ее. Фишер, стоя спиной к камину, рассматривала присутствующих, втайне мечтая об оружии.
Она не очень верила в рассказы о чудовище, но опасность, несомненно, оставалась. На ее взгляд, вокруг находилось достаточно убийц-людей, и нет необходимости прибегать к сверхъестественным объяснениям. Более чем вероятно, что убийство совершил шпион Фенрис. Переминаясь с ноги на ногу, Изабель надеялась на скорое возвращение Хока. Она всегда соображала быстрее мужа, ему стоит с ней посоветоваться.
Лорд Артур поднялся и налил себе еще вина. Дэвид неприязненно взглянул на него.
- Не хватит ли, Артур? Пьяный ты не сможешь быть нам полезен. Артур улыбнулся.
- Я бесполезен в любом состоянии, пьяный или трезвый, Дэви. Ты прекрасно это знаешь. Кроме того, выпивохе со стажем вроде меня нелегко напиться. ' Чем больше я выпиваю, тем меньше действия оказывает на меня алкоголь. Скоро я достигну состояния, когда спиртное вообще перестанет на меня действовать, но надеюсь покинуть наш бренный мир до наступления столь прискорбного события. Когда это все же случится, Дэви, не кремируй меня, пожалуйста. В моем теле столько напитков - оно будет гореть две недели.
- Не говорите о подобных вещах, - оборвала лорда Холли. - Вы меня пугаете.
- Прошу прощения, - немедленно извинился Артур. - Как ты себя чувствуешь, Холли?
- Спасибо, лучше. - Она слабо улыбнулась. - Можно мне глоток вина из твоего стакана?
- Разумеется, - лорд Артур подал ей стакан. - Только пей осторожнее - вино чертовски крепкое.
Холли осторожно отпила чуть-чуть и с трудом проглотила. Скривившись, она вернула стакан Синклер.
- И ты пьешь такую гадость, чтобы улучшить настроение? Ты крепче, чем кажешься, Артур.
- Благодарю, дорогая. Так приятно, когда тебя ценят. Оба улыбнулись. Дэвид обеспокоенно заерзал в кресле.
- Не поддерживай его, Холли. Нам еще может понадобиться его помощь.
- Если ситуация сложится так, что все будет зависеть от меня и моего умения фехтовать, - удрученно произнес Артур, - боюсь, у нас возникнут серьезные затруднения. Боевые повадки у меня, как у испуганного кролика. Я - не рыцарь и всегда полагался на разум людей. Нет, Дэви, если возникнут трудности, все надежды на тебя. Здесь ты главный.
- Верно, - подтвердила Холли. - Ты всегда должен оставаться героем, Дэви, как в детстве, помнишь? Я всегда изображала принцессу, которую похитили, а тебе доставалась роль рыцаря в белоснежных доспехах, спешащего на помощь. Тогда мне постоянно требовалась защита.
- Я помню, - сказал Артур. - Мне всегда доставалась роль его оруженосца, хотя я и был старше. Но я не обижался. Зато мой отец просто сходил с ума, когда видел нас. "Ты же виконт! - кричал он. - Ты сын лорда! Веди себя достойно! " Я всегда его разочаровывал. - Артур пожал плечами и отхлебнул солидный глоток вина. - Да, славные были деньки. Тогда мир нам казался простым.
- А ты сентиментален, Артур, - удивленно проговорил Дэвид. Повернувшись к Холли, он ободряюще улыбнулся ей. - Нечего бояться, Холли. Я, как всегда, защищу тебя.
- И я сделаю все, что в моих силах, - добавил Артур. - Я буду защищать тебя до последней капли крови, дорогая.
Холли впервые искренне улыбнулась и протянула своим защитникам обе руки.
- С вами я чувствую себя в безопасности, рыцари мои.
- Что-то они задерживаются, - внезапно сказала Катрина. - Неужели проверить несколько окон так сложно? Не случилось ли с ними чего-нибудь?
- Еще рано поднимать панику, - ответила Фишер. - Не прошло и часа, как они ушли.
- Правда? - удивилась Холли. - А мне показалось гораздо больше.
- Потому что мы ждем, - объяснила Изабель. - Когда чего-то ожидаешь, время течет медленнее.
- Да, кажется, прошла вечность, - повторила Катрина. - Уверена, Джеми не оставил бы нас одних так надолго. Определенно, что-то случилось. Думаю, кому-то надо пойти и выяснить.
- Не смотрите на меня, - быстро сказал Артур. - Я, может быть, и пьяница, но пока не сумасшедший.
- Черт побери, - оборвала его Изабель. - Никто не покинет галерею. Это опасно.
- По какому праву вы здесь распоряжаетесь? - вспылила Катрина. - Придержите язык и помните свое место. Дэвид, если Артур отказывается, может, ты...
- Не сейчас, Катрина, - твердо ответил Дэвид. - Впервые я согласен с Артуром. Если чудовище бродит поблизости, одинокий человек - превосходная мишень. И не посылай никого из слуг.
- Благодарим вас, сэр, - в один голос сказали Гривз и Бреннан.
Катрина недовольно зашевелилась в кресле.
- Значит, мы будем вот так сидеть и ждать? А если они никогда не вернутся?
- Они вернутся, - уверенно сказала Фишер.
- Как вы можете быть настолько уверенны? - удивилась Холли.
- Я верю в своего брата, - улыбнулась Изабель. - Мы с ним очень близки.
- Да, - мрачно произнесла Катрина-Я убедилась в этом. Фишер взглянула на нее, подняв бровь, и Катрина предпочла замолчать.
Поход по Башне казался бесконечным. Нескончаемые лестницы обвивали внутренние стены. Ноги Хока уже подкашивались от бесчисленных ступеней, а спина
Разламывалась от постоянного напряжения и ожидания, что сзади могут напасть. На лестнице они были особенно уязвимы, и чудовище прекрасно об этом знало. Но из углов на площадках никто не выскакивал, двери оставались закрытыми. Хок хмурился все сильнее. Он почти хотел, чтобы монстр наконец напал на них и положил конец кошмару. Но им удалось спуститься без происшествий, и Джеми повел их к дверям зала.
Хок шел в арьергарде, держа меч наготове и внимательно всматриваясь во все закоулки. Он начинал жалеть, что оставил кувалду на третьем этаже. Марк и Алистер двигались рядом, тоже сжимая в руках мечи, почти наступая на пятки Джеми.
Когда убежище близко, в кровь выбрасывается адреналин. В подобные моменты люди забывают о своей миссии и способны думать только о скором успокоении и отдыхе. И очень легко все потерять именно в последний момент, когда желанная цель совсем рядом. Хок слегка отстал, оставляя себе пространство для маневра, и окинул коридор профессиональным взглядом. Не похоже, чтобы чудовище собиралось их атаковать именно здесь, ведь раньше было столько удобных моментов, - но Хок не переставал следить за всем.
Подойдя к двери галереи, Джеми постучал кулаком по ней и выкрикнул свое имя. Марк и Алистер стояли вплотную к нему, пожирая глазами заветную дверь. Раздался шум разбираемой баррикады. Хок остался стоять спиной к двери, не переставая внимательно следить за коридором. Ему не хотелось стать жертвой случайности, которую он мог предвидеть и предотвратить. Справа от него возникло какое-то движение, Хок стремительно обернулся, но обнаружил только смущенного Алистера.
- Старею, - ворчливо произнес Алистер. - Забываю наблюдать за тылом, когда дом рядом. А ты - хороший солдат, парень. У тебя верные инстинкты. Ты точно не проходил никакой подготовки?
Хок судорожно подбирал правильный ответ, но его спас звук открываемой двери. Джеми, Марк и Алистер почти вбежали в зал. Хок, бросив последний взгляд на коридор, спиной вошел следом за ними. Захлопнув дверь, он снова задвинул ее тяжелыми креслами и только тогда опустил меч и немного расслабился.
Холли и Катрина с причитаниями набросились на Джеми, Марку и Алистеру пришлось выдерживать натиск Дэвида и Артура, которые хлопали их по плечам и расспрашивали о находках. Гривз и Бреннан обратили свое внимание на Хока (тот как раз ставил найденную лампу на камин), поздравили его с благополучным возвращением и занялись восстановлением баррикады. К Хоку подошла Изабель со стаканом бренди в руках.


- Нашли чудовище? - спросила она.
- Нашли его убежище, - ответил он, - но монстр давно ушел оттуда. Джеми обнаружил старинные документы, которые объяснят нам, кто же это таинственное существо. В общем, прогулка оказалась почти бесполезной. Да, еще одна неприятная новость: монстр обладает магическими способностями. На его убежище было наложено заклинание иллюзии.
- Этого нам только не хватало, - сказала Фишер. - А чего-нибудь связанного с Фенрисом ты не нашел?
- Ничего. Я начинаю сомневаться, удастся ли нам наша затея. Пока я не видел ничего, что бы указывало на его присутствие здесь.
- Но совет чародеев определенно утверждал, что Фенрис укрылся в Башне Макнейлов.
- Я бы не доверил своре стариканов составить даже собственный гороскоп, - презрительно фыркнул Хок.
- Ты сам намерен доложить об этом командиру Стражи Дюбуа или предоставишь подобную честь мне? - улыбнулась Фишер.
Джеми несколько возбужденно рассказывал оставшимся о своем путешествии. Фишер выслушала его с известной долей скептицизма, а Хок от души наслаждался бренди. В тонкостях он, может быть, и не разбирался, но отличить хорошее бренди от плохого мог безошибочно. Стражам не часто попадались такие благородные напитки. Закончив рассказ, Джеми разложил найденные бумаги на большом столе, чтобы все могли рассмотреть их. Приложив небольшое усилие, Хок и Фишер оказались в первых рядах.
Записки охватывали период с рождения монстра до момента его заключения. Их явно писал не один человек. Чернила выгорели, бумага потемнела и растрескалась. Одним из авторов несомненно был отец чудовища. Другими - члены семьи Макнейлов и их телохранители. История, представшая с древних страниц, оказалась печальной.
Ненормальность, проявленная чудовищем при рождении, поначалу не представляла опасности. Подобные несчастья у вырождающейся аристократии Хейвена случались часто. Но когда ребенок подрос, стала очевидна его нечеловеческая природа. Он не нуждался ни в пище, ни в воде: жизненную силу черпал от любого, кого мог коснуться рукой. Сначала никто не понимал происходящего. А потом кто-то на день рождения подарил ребенку щенка. Вся семья в ужасе наблюдала, как мальчик выпил энергию животного. Со счастливым смехом он гладил и гладил собачку и с каждым движением наливался здоровьем и силой, а несчастный щенок слабел на глазах.
После этого случая монстра изолировали от людей. Ему доставляли только цыплят и мелких животных "для удовлетворения неестественных потребностей", однако никто, кроме отца и матери, больше его не видел. Но и родители приходили к нему только после того, как он поест. Отец годами пытался вылечить сына, он потратил на это почти все состояние семьи. А однажды мать пошла навестить сына и не вернулась. Прислуга спохватилась, что ее долго нет, но было уже поздно. Отец нашел сына сидящим на корточках около тела матери и разговаривающим ее голосом. Макнейла потрясло то, что чудовище говорило голосом его умершей жены. Казалось, оно не только высасывало из людей жизнь, но и впитывало их воспоминания. Сейчас оно считало себя собственной матерью. Пока...
Тогда Макнейл решился наконец на тот шаг, который предлагала ему семья еще при рождении ребенка. На третьем этаже замка давно пустовала потайная комната. Макнейл замуровал ребенка в ней. Когда ему исполнилось десять лет, отец принес ему отравленный напиток. Яд не подействовал на чудовище. Монстр продолжал жить, впитывая жизненную силу из каждого, кто проходил мимо его камеры. Терпение Макнейла иссякало. Он сообщил о смерти старшего сына и назначил наследником второго. Все покинули Башню в надежде на то, что чудовище ослабнет или даже умрет. Но этого не произошло. Макнейл слышал, как оно стонет. Не выдержав, он вернулся, проделал маленькое отверстие в кладке и запустил внутрь крысу. Монстр медленно учился получать энергию только из пищи, а не из тех, кто ее ему приносит. Прошло много времени, но Макнейл не терял надежды. И когда обучение принесло результаты, он позволил семье вернуться в Башню.
Семья не могла постоянно жить вне родового замка. Люди задавали вопросы, а убить чудовище родные не решались. Чем старше становился монстр, тем более сильными делались его магические способности. Он проникал в мозг людей, и те стали бояться раздражать era Но до тех пор, пока он получал пищу, он не беспокоил родных, и семья постепенно научилась жить рядом с ним.
Шли годы. Те, кто знал о существовании чудовища, один за другим умирали. Со временем монстр превратился в Великую Тайну Макнейлов, передаваемую от отца к старшему сыну. Нужно было только кормить чудовище, и оно не причиняло беспокойства. Это продолжалось долгие годы. Чудовище жило в своей камере. Но Дункан Макнейл проявил беспечность и не успел рассказать о Тайне второму сыну, ставшему наследником после смерти старшего. Он погиб в бою, пишу чудовищу приносить перестали, и однажды монстр проснулся голодным.
- Остальное ясно, - сказал Хок. - Он начал со слуг, когда они, ничего не подозревая, проходили мимо потайной комнаты. Помните холод, о котором все говорили? А затем монстр вырвался и полностью выпил жизнь из кого-то.
- Из того бедолаги в трубе, - предположил Джеми. - Но зачем он сжег его лицо?
- Мне кажется, я понимаю, - медленно произнес Хок. - Но, боюсь, вам не понравится. Помните, когда монстр убил собственную мать, он унаследовал ее голос и ее память. На время он превратился в нее. Я думаю, Джеми, сейчас он убил одного из ваших гостей, уничтожил его лицо, чтобы труп стало невозможно опознать, и занял его место. Монстр забыл, кто он, и полностью перевоплотился в убитого. Вот почему на нас никто не напал - один из нас, сам того не подозревая, - чудовище Макнейлов.
Долгое время все молча смотрели на него.
- Какой ужас! - воскликнул Дэвид. - Как это не знает, кто он есть на самом деле? Хок пожал плечами:
- Годы одиночества могли свести его с ума. Вероятно, его собственная личность стала настолько хрупкой...
- Подождите-ка, - вмешался Алистер, - а как же заклинание иллюзии? Чудовище наложило его, а затем, убедившись в бесполезности, сняло. Как же оно сумело это сделать, если не помнит себя?
- Возможно, оно иногда вспоминает что-то для собственной безопасности, - предположил Хок. - Откуда мне знать? Я не эксперт по монстрам и помешанным!
- Вы предполагаете, что один из нас монстр! - взвизгнула Катрина. - Это безумие! Джеми, скажи ему, что он сошел с ума!
- Спокойнее, тетя, - оборвал ее Джеми.
Катрина посмотрела на него укоризненно, но племянник остался непреклонен. Сейчас он до кончиков ногтей превратился в главу могущественного клана Макнейлов, и Катрине пришлось уступить, ограничившись возмущенным фырканьем. Джеми повернулся к Хоку:
- Если один из нас убийца и сам того не знает, как мы сумеем обнаружить его?
- Не исключено, что найденные бумаги нам помогут, - сказал Дэвид. - Мы могли что-то упустить.
- Нет, - резко произнес Алистер. - Молодой Ричард весьма произвольно толкует содержание записок. Он забывает об одной вещи.
- Мы должны что-то сделать, - снова запричитала Катрина. - Это... создание может высосать из нас жизнь в любой момент.
- Кто-нибудь чувствует себя плохо? - осведомился Марк. - Не ощущает ли кто-нибудь упадка сил, усталости?
Все переглянулись, но никто ничего не сказал. Хок нахмурился, пытаясь определить собственное самочувствие. После бурных событий прошлой ночи и нынешнего утра он не удивлялся некоторой своей издерганности, но вот устал ли он больше обычного, сказать определенно не мог. Он покосился на Фишер, но та отрицательно покачала головой.
- Нам необходимо найти монстра, - сказал Джеми. - Найти и убить. Он слишком опасен, чтобы жить.
- Правильно, - согласился Дэвид. - Если мы не найдем его до того, как ему потребуется новая пища, он к моменту снятия заклятий может остаться единственным живым существом в Башне.
Холли побледнела и отвернулась. Артур сурово взглянул на Дэвида.
- Полегче, старик. Ты пугаешь дам.
- А вы уверены, что мы сможем уничтожить монстра? - спросил Марк. - Он же не человек. Наверняка, его нельзя убить обычным способом.
Алистер задумчиво кивнул.
- Вы хотите сказать, что нам нужны серебряная пуля для оборотня или деревянный кол для вампиров?
- Возможно, его не убили именно потому, что не смогли, - медленно сказал Марк. - В таком случае нам лучше разойтись по комнатам, забаррикадировать двери и дожидаться утра. Как только заклятия спадут, мы бросимся бежать отсюда.
- И позволим чудовищу вырваться в город? - жестко произнес Джеми. - Сотни людей погибнут прежде, чем найдется способ избавиться от него. Тайна Макнейлов станет Позором Макнейлов. Я не могу позволить произойти подобному. Монстр на нашей ответственности, это семейная проблема. Мы должны решить ее.
- Кроме того, - вмешался Хок, - предложение разойтись - плохая идея. Мы должны противостоять чудовищу вместе.
- В чем дело, Ричард? - усмехнулся Дэвид. - Вы не можете справиться с убийцей собственными руками?
- Довольно, Дэвид! - оборвал его Джеми. - Ричарду и так досталось. Теперь все слушайте меня. Остался еще один источник информации, о котором мы забыли, - завещание отца. Возможно, оно нам поможет, поэтому мы с Гривзом подготовим все необходимое для его оглашения. Это займет некоторое время, и я предлагаю всем отдохнуть. Вы можете подняться в свои комнаты и освежиться, пока мы вас не позовем. Но в целях безопасности никто не должен оставаться в одиночестве. Поэтому выберите себе партнеров для совместного отдыха. Доволен, Ричард?
- Не совсем, - ответил Хок. - Но это все же лучше, чем ничего. Я присмотрю за сестрой.
- Разумеется, - согласился Джеми. - Тетя Катрина, вы не будете столь любезны присмотреть за Холли?..
Раздался легкий гул голосов, пока все разбивались на пары. Дэвид и Артур остались вдвоем, предоставив Марка и Алистера друг другу. Никто особенно не радовался, но все дипломатично не возражали. Бреннан внезапно понял, что остался в одиночестве, и решил принять участие в подготовке к оглашению завещания.
Настала пауза, все ждали, кто сделает первое движение. Молчание нарушил Джеми, приказав Гривзу и Бреннану разобрать баррикаду у дверей. Вскоре кресла стояли на своих местах, и гости начали расходиться по спальням, подозрительно поглядывая на остальных. Хоку не понравилась идея разбиться на группы, но спорить с Джеми он не стал. Он и так возбудил чересчур много подозрений. А кроме того, появлялась возможность поговорить с Изабель наедине. Он всегда соображал лучше, стоило ему с ней посоветоваться. А сейчас Хок как никогда нуждался в ее помощи.

ПЛАНЫ И ТАЙНЫ
Хок и Фишер внимательно наблюдали за тем, как гости расходятся по спальням, запоминая, кто с кем и куда пошел. Никогда не знаешь, что может пригодиться. Джеми подвел Хока и Изабель к их комнате и даже распахнул перед ними дверь. Хок подумал, не предложить ли чаевые, но потом решил, что Джеми к шуткам не расположен. После традиционных пожеланий хозяина удобно устроиться и спокойно отдохнуть, уверений в полном удовлетворении со стороны гостей и ослепительных улыбок Макнейл удалился. Хок немедленно захлопнул и запер дверь и прислонился к ней спиной. Наконец-то можно хоть чуть-чуть расслабиться. Изабель, постанывая от удовольствия, вытянулась на постели во весь рост, нисколько не заботясь о состоянии платья.
- Никогда не думал, что вести себя в соответствии с этикетом, такая трудная работа, - признался Хок. - Я столько улыбался, что мне кажется, будто в рот мне запихнули одежную вешалку. Не знаю, сумею ли продержаться до завтрашнего утра.
- Не понимаю, чем ты недоволен, - неодобрительно проворчала Фишер. - В конце концов тебе не нужно быть женственным и затянутым в корсет одновременно. Мои ощущения словами не передать.
Осторожно приподнявшись на постели, она скинула модные туфли и с наслаждением пошевелила пальцами.
- Не понимаю, как женщины носят подобные вещи. Ноги меня просто не слушаются.
Рухнув в ближайшее кресло, Хок тяжело откинулся и вытянул ноги. Какое счастье - расслабиться хотя бы на минутку. Кресло оказалось фантастически удобным, и он закрыл глаз, чтобы полнее насладиться отдыхом. Бывают моменты расслабленности, которые не хочется нарушать, но долго они не длятся. Слишком о многом необходимо поразмышлять. Хок открыл глаз и оглядел предоставленную им комнату - хоть чем-нибудь отвлечься от беспокойных мыслей. Но интерьер комнаты ему не помог.
Обстановка спальни отличалась роскошью, значительно превосходящей требования моды. На полу лежали толстые ковры, мебель поражала глаз изысканностью линий, а в перине, казалось, можно утонуть. На стенах висели картины, в большинстве своем изображавшие батальные сцены (военный стиль в этом сезоне вошел в моду), полдюжины маленьких статуэток обнаженных красавиц улыбались из разных углов. Окно наполовину закрывала тяжелая штора, через которую не пробивались солнечные лучи. Завершал обстановку спальни небольшой бар с разнообразными напитками. Хок улыбнулся - вот что значит цивилизация. Он потянулся к бару, но Фишер отрицательно покачала головой.
- Тебе на сегодня достаточно, Хок. Давай напряжемся и обсудим все. Во-первых, что здесь происходит? Только я начинаю что-то понимать, как тут же случается нечто, выбивающее почву из-под ног.
- Все не так сложно, как кажется, - проговорил Хок, снова откидываясь на спинку кресла. - Просто мы не знаем всех фактов. Или знаем, но не можем правильно истолковать. Сложно только то, что нам приходится заниматься двумя делами сразу. С одной стороны, мы имеем сбежавшего убийцу-монстра, способного одурачить нас иллюзиями, а с другой - мы до сих пор не нашли нашего шпиона Фенриса, тоже пользующегося трансформацией. И нам не отделить одно дело от другого, так как они явно связаны и нельзя сказать, к какому из них относятся имеющиеся улики.
- Стоит подумать, - сказала Фишер, задумчиво массируя уставшие ноги и внимательно рассматривая пальцы. - Возможно, Фенрис узнал нас, несмотря на маскировку, и позволил вырваться монстру, чтобы сбить со следа.
- Вряд ли, - возразил Хок. - Мы уже убедились - нас не узнают даже наши кредиторы. А глядя на обломки стены камеры чудовища, я бы не сказал, чтобы ему потребовалась чья-то помощь. Но, разумеется, Фенрис может воспользоваться ситуацией и замутить воду.
- Наверное, ему известно, кто мы такие, - настаивала Фишер. - Не исключена утечка информации из Штаба. Черт побери, там же добрая половина давным-давно продалась.
- Правда Но кто знает о нас? Командир Стражи Дюбуа, миссис Мелани, чародей-доктор Вольфганг - и все.
- Этого достаточно. Какую бы информацию Фен-рис ни похитил, она оказалась достаточной, чтобы поставить на уши весь Совет. А раз она так важна, то, значит, стоит немалых денег.
- Верно, - согласился Хок. - Возможно, Фенрис и знает, кто мы. А следовательно, никому нельзя доверять.
- Нам не привыкать, - улыбнулась Изабель.
- И все же, проведя здесь столько времени, мы ни на шаг не приблизились к Фенрису, - нахмурился Хок. - Смотри, нам известно: Фенрис обратился к чародею Гримму за новым обликом. Значит, тело, в котором он сейчас находится, тоже не его. Следовательно, мы можем исключить из числа подозреваемых тех людей, которые находятся в Башне более двадцати четырех часов.
- Блестяще, Хок, - восхитилась Фишер. - Почему мы не подумали об этом раньше?
- Нас занимали другие заботы.
- Верно. Значит, отбрасываем Джеми, Катрину и Холли. И еще обоих слуг, Гривза и Бреннана.
- И лорда Артура, - добавил Хок. - Я встречался с ним раньше. А поскольку Джеми и Артур знают Дэвида сто лет, остаются только Марк и Алистер. - Он медленно кивнул в такт собственным мыслям. - Мы уже установили, что Алистер солгал о том, откуда он прибыл, он не знает о наводнении на Красных Равнинах.
- Да, - согласилась Фишер. Голос выдавал ее напряжение. - Но он слишком много знает о семейной истории. Откуда шпиону знать такие подробности?
- Если он действительно друг Макнейла, то тут нет ничего странного. Джеми говорил - у семьи нелады со двором. Возможно, Фенрис укрылся в Башне именно по этой причине. Но, с другой стороны...
- Мы не должны сбрасывать Марка со счетов. Есть ли у нас какие-нибудь улики против него?
- Почти ничего. Он очень осторожен, предпочитает не говорить о себе. По-моему, он чист, но нельзя с уверенностью утверждать... - Хок нахмурился. - Подожди-ка, все время, пока мы здесь, Марк ни единым словом не обмолвился о своем происхождении, прошлом или настоящем. Интересно!


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Не русские идут
Головачев Василий
Не русские идут


Пехов Алексей - Дождь
Пехов Алексей
Дождь


Журавлев Владимир - Неудачная реинкарнация
Журавлев Владимир
Неудачная реинкарнация


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека