Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Адон прищурился, и видение стало реальностью.
- Мне показалось, что передо мной предстала Сьюн, - сказал он.
- Такое впечатление, что ему последние мозги вышибло, - заметил Келемвар.
- И чему ты удивляешься? - съехидничал Кайрик.
Очертания окружающего мира внезапно прояснились, и Адон понял, что видит перед собой лица своих спутников. Вокруг по-прежнему стоял лес, хотя священнослужитель был совершенно уверен, что путь к замку лежит через пустынную равнину. Крошечные яркие лучики алого света проникали сквозь ветви деревьев, выглядевших весьма необычно.
- Миднайт, ты... ты спасла мне жизнь! - восхищенно воскликнул Адон, и лицо его расплылось в улыбке.
- Ты просто упал с лошади, - ответила Миднайт.
На дороге возле Адона беспорядочно валялись его пожитки. Миднайт догадалась, что жрец все время держался за седло и упал вместе с ним.
- Мое лицо! Оно... - с ужасом прошептал Адон.
- ... В полном порядке, - перебил его Кайрик. - Вечно ты об одном и том же! Лучше объясни, что случилось.
- Я не понимаю... - отпирался Адон, стараясь выглядеть как можно невиннее.
- Ты несся словно ветер, Адон. Ты больше походил на вихрь, чем на всадника, - сказал Келемвар. - Может, твоя магия подвела тебя?
- Мне не найти слов, чтобы... - отнекивался Адон.
- Плевать на слова! Что ты скрыл от нас?
Миднайт помогла жрецу подняться на ноги.
- Не дури, Келемвар, - сказала она. - С тех пор как боги сошли с небес, Королевства охвачены настоящим безумием. Откуда ему знать об этом больше нас?
Келемвар недоверчиво покачал головой.
- Так мы идем? - наконец поинтересовался он.
В благодарность за заступничество, Адон кивнул чародейке, и все, кроме Миднайт, вернулись к лошадям.
- Ты совершил ошибку, Адон, - почти шепотом произнесла она. Священнослужитель хотел было оправдаться, но Миднайт опередила его: - Я сразу поняла, что у тебя есть зелье скорости.
- Было. Но теперь нет, - ответил Адон понурившись.
- Еще какие-нибудь сюрпризы? - нахмурившись, спросила чародейка.
- Нет, Миднайт! Клянусь именем Сьюн! - взволнованно воскликнул Адон.
- Пользуясь магией, ты можешь отправиться к Сьюн гораздо раньше, чем сам того желаешь, Адон. И убить всех нас.
- Прошу, не говори ничего Келемвару. Он шкуру с меня сдерет! - прошептал Адон.
Миднайт улыбнулась.
- Ну, мы не допустим этого, - сказала она и отошла от священнослужителя.
- Конечно нет, - кивнул Адон с бравадой, которой никто не заметил. Он наклонился и стал собирать свои пожитки.
- Поехали, - позвала жреца Кейтлан. - Мы должны спешить!
- Но ведь мы заблудились, - крикнул в ответ Адон.
Внезапно, словно в ответ на слова священнослужителя, деревья начали плавиться и сжиматься. Через несколько секунд дорога снова была свободна и дождь резко прекратился.
- Да славится имя Сьюн! - торжествующе произнес Адон и быстро присоединился к остальным.
Поскольку священнослужитель остался без лошади, ему пришлось ехать вместе с Келемваром. Первоначально Адон хотел присоединиться к Миднайт, тогда они могли бы продолжить разговор, начатый ранее, но, увидев сузившиеся в щелочку глаза чародейки, отказался от своего намерения. Вместо жреца с Миднайт поехала Кейтлан. Лошади, тащившие поклажу, погибли, поэтому припасы пришлось нагрузить на спины уцелевших скакунов.
Миднайт шла пешком и вела своего коня, на котором сидела Кейтлан. Так они преодолели целую милю. Некогда живой лес теперь превратился в море трухлявых обломков. Миднайт решила, что к утру лес снова превратится в грязную пыльную землю.
Разбив лагерь под открытым небом, путешественники приготовили ужин из того, что уцелело после нашествия муравьев и прочих тварей, с которыми они недавно сражались. Утром они продолжат путь. Возражений против этого ни у кого не возникло.
Кайрик и не помышлял о возвращении, однако было видно, что он серьезно обеспокоен странными происшествиями, преследовавшими их весь день. Вместо того чтобы обсудить сражение, вор взял одеяла и сразу после ужина отправился спать.
Уже засыпая, Келемвар вдруг обратил внимание на сидевшую поодаль Кейтлан, пристально вглядывающуюся в даль горизонта. Девочка почти ни слова не произнесла после боя в лесу, и воин задумался о том, что же кроется за ее загадочным лицом. Иногда Кейтлан казалась напуганным ребенком; иногда же ум и решительность девочки напоминали воину опытного полководца. Противоречие ставило его в тупик.
Келемвар с удовольствием отказался бы от командования их маленьким отрядом. Он не хотел отвечать за чью-либо жизнь, кроме своей. Но почему он вообще принял участие в этом походе? Откуда эта твердая уверенность, что именно он должен взять руководство на себя? Он говорил себе, что виной всему - скука, это она заставила его ввязаться в опасное предприятие и покинуть Арабель. Воин жаждал опасностей. Он хотел бросить упорядоченную, устроенную жизнь в городе. Но существовала и другая причина.
"Она излечит тебя, Келемвар".
Воин знал, что лучше тень надежды, чем свет действительности, если не хочешь прийти в полное отчаяние. Он мог только надеяться, что Кейтлан говорила правду.
Так он думал, пока не погрузился в глубокий сон.
Миднайт выпало нести ночную вахту первой. Ее чувства были обострены, она слишком переволновалась, чтобы сразу уснуть или хотя бы расслабиться.
Прислушиваясь к ночным шорохам, чародейка сидела и размышляла о странном поведении Келемвара после сражения. Воин настоял на том, чтобы все помогли ей приготовить ужин. Затем он приказал закопать объедки, дабы те не привлекли падальщиков. Келемвар выглядел совсем другим человеком по сравнению с тем, кого чародейка впервые повстречала в арабельской таверне.
Возможно, воин пришел к заключению, что Миднайт вполне вписывается в их компанию, и теперь стыдился того, что взял ее только из-за отсутствия более подходящих чародеев, - имея дурной нрав, он не раз напоминал девушке об этом. Но существовала еще одна черта, роднившая Келемвара с Миднайт, - и воину, и чародейке подходила жизнь странников и искателей приключений.
Следующие четыре часа Миднайт провела в борьбе с собственными чувствами. Мучила ее и загадка приросшего к телу медальона. Мысли не давали покоя чародейке, пока Адон не сменил ее на посту.
Священнослужитель смотрел на засыпающую сладким, глубоким сном Миднайт и завидовал ей.
Несмотря на лишения и ужас, с которыми ему пришлось столкнуться этим вечером, несмотря на бьющий в нос зловонный запах разлагающейся земли, Адон знал, что обстоятельства могли сложиться куда хуже. По крайней мере, он находился среди верных товарищей и был свободен. Ему не грозила тюрьма, да и Мирмин Лал не нажалуется на него старцам храма Сьюн.
Нет, он свободен.
Вот только дали бы ему сейчас хотя бы маленькую шелковую подушечку...

* * *

Спальные покои Мирмин Лал были великолепны. Потолок имел форму купола, образованного спиралью концентрических колец, ярусами поднимавшихся к центру. Посреди комнаты стояла огромная круглая кровать диаметром почти четыре метра, убранная красными простынями и дюжиной вышитых золотом шелковых подушек. Множество произведений искусства были расставлены вдоль стен спальни, поражая своей красотой.
Но самое прекрасное произведение искусства - саму Мирмин - можно было увидеть лишь сквозь прозрачные черные занавеси, магию которых постоянно поддерживали лучшие чародеи города. Эти занавеси помогали правительнице заглянуть куда угодно и когда угодно.
Мирмин вышла из огромной ванны из слоновой кости, изготовленной гостившими в Арабеле мастерами из далекого Шу Луна. Изысканнейшие сорта масел и солей ласкали ее кожу гораздо лучше, чем самый искусный любовник. Мирмин терпеть не могла те мгновения, когда приходилось покидать волшебную воду, но знала, что если просидит в ванне еще немного, то непременно уснет, а утром будет вялой и сонной. И ей придется забросить свои обязанности и дела как минимум на неделю, пока к ней снова не вернется способность ясно мыслить.
Прозрачное лазурное платье, сверкающее крошечными звездочками, оказалось в руках у Мирмин. Она надела его через голову, и оно быстро высушило ее кожу и придало волосам великолепный вид.
Это платье подарил Мирмин один могущественный - и влюбленный по уши - маг, посетивший город год назад. Придворные чародеи тщательно проверили волшебное платье, но Мирмин все же боялась, что непредсказуемость магии сделает его опасным, и обещала себе не надевать его больше. Но этими обещаниями правительница кормила себя уже почти неделю.
"Если платье и убьет меня, - думала Мирмин, - по крайней мере в гробу я буду настоящей красавицей".
Внезапно она вспомнила об Адоне, служителе Сьюн, и приступ неудержимого смеха охватил ее. Наверное, опасаясь за свою жизнь, он уже месит башмаками дорожную пыль. На самом деле никакая опасность Адону не угрожала, просто Мирмин не могла не воспользоваться удобным случаем сбить со священнослужителя спесь - ей редко выпадала возможность доставить себе такое удовольствие. Мирмин вздохнула и растянулась на кровати.
Она собралась было позвать пажа, но вдруг заметила нечто необычное: рубины из ее золотого кубка исчезали! Мирмин поднялась с кровати, но, поскольку за годы правления ее боевое чутье притупилось, она спохватилась слишком поздно, не успев уклониться от нападения облаченного в темные одежды мужчины, который накинулся на нее, повалив обратно на кровать и порвав платье. Тяжестью своего тела мужчина крепко удерживал Мирмин на месте, закрыв ей рот рукой.
Лицо и тело незнакомца были обернуты какой-то непонятной металлической сеткой. Повязки на лице оставляли открытыми только глаза, ноздри и рот.
- Лежите смирно, госпожа. Я не причиню вам вреда, - промолвил нападавший низким и хриплым голосом.
Мирмин начала сопротивляться еще яростнее.
- Я хочу рассказать вам кое-что о заговоре.
Мирмин прекратила сопротивление и почувствовала, что ее рот свободен.
- Как ты проник сюда? - прошипела правительница.
- У всех есть свои тайны, - ответил он. - Так пусть мои останутся при мне.
- Ты... ты говорил... о заговоре, - сказала Мирмин Лал, а грудь ее начала судорожно вздыматься, якобы от страха.
"Может, разрыдаться?" - подумала она, но решила, что это будет слишком.
- Негодяй Найтсбридж еще на свободе...
У Мирмин расширились глаза.
- ... но об этом вам известно. А что если я скажу, что все трое помощников Ивона Страланы сбежали из города? Келемвар, Адон и бывший вор Кайрик в полдень переодетыми покинули Арабель в сопровождении двух спутниц. Что если свобода Найтсбриджа - дело рук этой троицы? Подумайте, госпожа. Это все, что я хотел вам сказать.
В тот момент, когда незнакомец начал вставать, Мирмин откатилась влево, как будто собираясь спрятать от страха лицо в ладонях, но вместо этого, опершись на край кровати, нанесла обеими ногами сильный удар в область желудка непрошеного гостя. По крику ее противника и хрусту его костей можно было предположить, что Мирмин сломала ему пару ребер.
- О боги! - выкрикнул Марек (а это был он). Мирмин попыталась нанести ему открытый удар по горлу, но не достигла цели. Он предугадал прием и схватил правительницу за руку, однако сразу осознал свою ошибку, когда получил удар ногой по лодыжке. Вновь крик боли вырвался из его уст, и Мареку пришлось отпустить руку Мирмин прежде, чем он смог ее вывернуть. Тем временем правительница громко закричала, и вор совсем не удивился, когда двери в покои отворились и стражники ворвались внутрь.
"Вступить в бой со стражей, - раздумывал он, - или попробовать бежать?" Вспомнив, что из жалкой, захудалой тюрьмы Арабеля ровно ничего не стоит совершить побег, вор поднял руки в знак того, что сдается.



- Допросите эту собаку, - приказала Мирмин Лал. Она совсем забыла, что вор порвал ей платье, и сейчас стражники в открытую пялятся на ее роскошное тело. - Ну! Вы что, оглохли? Шевелитесь! И передайте, что я желаю видеть министра обороны. Немедленно! - обратилась правительница к одному из стражей, но, заметив порванное платье, добавила: - Когда оденусь.
- Видел? А ты еще жалуешься на солдатскую долю, - сказал один из стражников своему товарищу, когда они выводили Марека за двери.
Мирмин, оставшись одна в спальне, широко улыбнулась, вспомнив слова нахала. Но улыбка исчезла с ее лица так же быстро, как появилась, когда Мирмин подумала о троице так называемых агентов, которые, возможно, предали ее, и тех мерах, которые следует предпринять, чтобы выяснить, так ли это было на самом деле.
Через полчаса в кабинете Мирмин рассказала все, что ей стало известно, Ивону Стралане, худощавому темноволосому мужчине с мертвенно-бледным цветом лица. Стралана слушал и важно кивал.
- Значит, этот червь Гельзандат говорил правду, - сказал наконец министр.
- Так тебе известно об этом? - вскричала Мирмин.
- Сегодня утром одному из наших людей удалось раздобыть доказательства, необходимые для ареста Гельзандата...
- Продолжай.
Стралана вздохнул:
- Прошлой ночью Адон побывал у Гельзандата и заплатил мерзавцу за поддельные документы для двух мужчин, которыми, похоже, были Келемвар и Кайрик. Когда Гельзандата допрашивали в первый раз, он намекнул, что мог бы раскрыть некоторые факты продажности в войсках в обмен на свободу или более мягкий приговор. Прошло несколько часов, пока наконец эта свинья не заговорила.
Мирмин пристально смотрела на крошечное пламя одинокой свечи, стоявшей в центре стола.
Когда она подняла взгляд, ее глаза сверкали яростью.
- Я желаю знать, кто охранял ворота в то время, когда Келемвар и прочие покидали Арабель. Я хочу, чтобы их привели сюда и допросили. Все они будут наказаны, как только мы вычислим, через какие ворота вышли беглецы.
- Слушаюсь, госпожа, - кивнул Стралана.
- А потом мы обязательно разберемся с Келемваром и его компанией, - сжав кулаки, процедила Мирмин Лал.

5
КОЛОННАДА

Кайрик, несший дежурство последним, любовался великолепием неба, окрашенного в голубые и розовые тона раннего утра. Нежные мазки желтой охры уже подсветили белоснежные облака, клубящиеся у горизонта. Но вскоре бывший вор ощутил затылком горячее прикосновение. Он повернулся и увидел еще одно солнце, встающее из-за горизонта и в точности повторяющее первое.
С севера и юга поднимались еще два солнца. Что это? Иллюзия? Ответа не было. Под изнуряющим жаром грязь на дороге быстро засохла и затвердела, от земли начал подниматься зловонный пар. Не став дожидаться, когда ужасный зной вступит в полную силу, Кайрик разбудил товарищей. Невыспавшийся Келемвар кинулся было на поиски палатки, но выругался, вспомнив, что ее вместе с лошадьми растерзали ужасные твари. Поскольку плоская, пустынная земля не могла предложить никакой защиты от солнца, он распорядился, чтобы все укрылись плащами и одеялами.
- Миднайт! - позвал Келемвар. - Если ты можешь помочь нам еще каким-нибудь чудесным заклинанием, то сейчас самое время начать!
Миднайт не обратила никакого внимания на насмешливый тон Келемвара.
- Нам нужно собраться всем вместе! - крикнула она. - И лошадей прихватите! Соберите всю воду в одно место!
Требования Миднайт были исполнены, и, когда темноволосая чародейка произнесла первое заклинание, густой туман сгустился вокруг путешественников. Второе заклинание охладило питьевую воду, гарантируя, что она не испарится от жары. Одеяла, которыми укрылись путники, ослабили действие палящих лучей двух пар солнц. Миднайт поблагодарила богиню за то, что магические заклинания подействовали как нужно. Она снова заметила яркие блики на поверхности медальона и ощутила исходящую от него прохладу, несмотря на испепеляющий жар восходящих светил.
В темноте под одеялом Адон вспомнил одно простенькое заклинание, которое позволило бы ему легко перенести воздействие сильной жары. Он уже хотел было помолиться за успех волшебства, но вовремя вспомнил, что все равно ничего не выйдет. Он не раз обращался к Сьюн и испытывал заклинания, однако, с тех пор как в Королевства сошли боги, ни одно его усилие не увенчалось успехом.
Даже сквозь ткань плаща Миднайт видела солнца. Словно завороженная, она наблюдала, как все светила сходятся в одно пятно яркого света прямо над головой. Наконец четыре солнца превратились в одно, и почти мгновенно жара спала до обычного уровня. Казалось, кризис подошел к концу.
Все же жара подействовала на путников, и, пока они собирались в дорогу, между ними возник спор о том, которое из солнц было настоящим и в каком направлении следует двигаться. Наконец все положились на чутье Кайрика, никогда не подводившее его, и вновь пустились в дорогу.
Через некоторое время на востоке показались пологие зеленеющие холмы, а вдали - величественные горные вершины и Перевал Гоблинов. Путники сошли с главной дороги и были приятно удивлены, обнаружив руины колоннады вокруг сверкающей глади озерца свежей воды. Адон немедленно попробовал воду и объявил, что она чистая. Путники с жадностью напились и наполнили свои фляги.
Мысль о купании еще только начала появляться в усталых умах пропитанных потом путешественников, когда Адон вдруг, нимало не смущаясь, начал раздеваться.
- Адон! - крикнул Келемвар, и жрец застыл на месте, пританцовывая на одной ноге и вцепившись руками в башмак. - Здесь женщина и ребенок!
Адону удалось удержать равновесие.
- А, простите, - извинился он.
Миднайт понравилась идея искупаться и освежиться перед последним этапом путешествия, но вначале следовало кое о чем договориться.
- Если вы трое желаете искупаться, то я и Кейтлан подождем вас на том берегу водоема и повернемся к вам спиной, - сказала чародейка.
- Хм. Тогда мы сделаем то же самое для вас, - ответил Келемвар, снимая рубаху.
- Договорились, - кивнула Миднайт и, взяв за руку Кейтлан, повела ее за собой.
Как только Миднайт и Кейтлан очутились у противоположного края озерца, Адон разделся и аккуратно сложил одежду на землю. Разбежавшись, он прыгнул в кристально прозрачную воду. Жрец хлопал по воде, брызгался и визжал, подобно маленькому ребенку, и Келемвар, раздеваясь, смеялся над ним. Кайрик тоже влез в воду, хотя и без особых восторгов.
Миднайт удивило молчание Кейтлан, которая не произнесла ни слова, пока они сидели, ожидая мужчин. Чародейке нравилось беседовать с девочкой, хотя сейчас Кейтлан, к которой она обращалась, упорно хранила молчание и пристально всматривалась в горизонт.
- Миднайт!
- Да, Келемвар? - ответила Миднайт, не оборачиваясь.
- Мне нужно тебе кое-что сказать.
Миднайт нахмурилась, различив в голосе Келемвара игривые нотки.
- Потом скажешь.
- А если я забуду? - возразил Келемвар. - Не бойся, мы сейчас в воде.
Миднайт пожала плечами и посмотрела на Кейтлан.
- Подожди здесь, - сказала она, и девочка кивнула в ответ.
Миднайт поднялась и увидела Келемвара, стоящего у ближнего к ней берега водоема. Адон и Кайрик оставались у дальнего берега. От вида мокрого, блестящего тела Келемвара, казалось состоявшего из одних мускулов, девушку бросило в дрожь. Она не помнила, когда в последний раз ее ласкали такие руки. Келемвар подплыл ближе к берегу, игриво маня чародейку к себе.
- Хочешь, чтобы я к тебе прыгнула, да? - спросила Миднайт, сложив руки на груди.
- Да, - ответил Келемвар с озорным, мальчишеским блеском в глазах.
- Потому-то я не сниму одежду, пока ты не окажешься вон на том холме, - сказала она и ударила ногой по воде, окатив брызгами красивое лицо воина.
Он попытался было схватить Миднайт за лодыжку, но промахнулся, упал в воду и сильно стукнулся головой о каменный бортик, окаймляющий водоем. Послышался глухой стук удара. Руки воина судорожно задергались, Келемвар начал тонуть, и струйка крови смешалась с водой.
- Кел! - закричала Миднайт.
Внезапно вода закружилась в огромном водовороте, из которого вынырнула огромная рука, подхватившая Келемвара и перенесшая его на маленькую скамейку неподалеку. Адон бросился к воину, а Миднайт побежала за их одеждой. К тому времени как она вернулась, Келемвар уже начал приходить в себя.
- С ним будет все в порядке, - сказал Адон, осматривая рану. - Хотя я бы советовал ему некоторое время полежать.
- Вот дурак, - рявкнула Миднайт на воина, но Келемвар только ухмыльнулся. Адон набросил на воина одеяло и пошел к Кайрику, который к тому времени уже успел одеться.
- Я заслужил это, - сказал воин чародейке. Внезапно на его лице отразилось беспокойство. - Ты вся дрожишь.
Миднайт действительно била неудержимая дрожь. Она даже не пыталась прибегнуть к магическому заклинанию для спасения Келемвара, но была уверена, что каким-то неведомым образом все-таки спасла его. "Возможно, - думала она, обхватив плечи и пытаясь остановить озноб, - этот медальон способен действовать по своей воле. В конце концов, это магия".
Вдруг Миднайт вскрикнула, когда новый гейзер вырвался из водоема и поглотил ее, заключив девушку в столб сияющей воды. К огромному изумлению Миднайт, вся одежда, кроме медальона на шее, сама слетела с ее тела, и приятные струи воды ласково омыли чародейку. Остальные видели лишь самую малость из того, что происходило внутри водяного столба. Когда все закончилось, водоем вновь с жадностью втянул в себя воду, а Миднайт предстала перед всеми полностью одетая и сияющая чистотой.
Дрожь прекратилась, однако происходило что-то непонятное, и это смущало Миднайт. Виноват ли в происходящем амулет или какая иная сила, скрытая в самой воде, но казалось, что волшебство не собиралось причинять вред чародейке.
- Отличный фокус, - улыбнулся Кайрик. - Но я удивлен, что после всего, что мы повидали, ты еще доверяешь своим заклинаниям.
- Я не пользовалась никакими заклинаниями с самого утра, - ответила чародейка. - И я не знаю, в чем здесь дело. Может быть, Кейтлан сможет объяснить нам, что случилось?
Миднайт взглянула туда, где оставила девочку, и вздрогнула от испуга - там никого не было. Но тут за ее спиной послышался плеск воды, и, обернувшись, чародейка увидела Кейтлан, купающуюся в водоеме.
Из-за ранения Келемвара путешественники решили переночевать среди разрушенных колонн и продолжить свой путь к замку утром. Большую часть оставшегося дня Кайрик провел, изучая колоннаду, окружавшую лагерь.
Толстые гладкие колонны около четырех метров высотой завершались великолепными каменными арками, переброшенными с одной колонны на другую, подобно застывшей радуге. Затем следовала каменная балка, над которой снова изгибалась арка, и так далее.
Некоторые колонны давно разрушились, их обломанные, крошащиеся вершины имели острые, зубчатые очертания. Трещины безжалостно рассекали колонны сверху донизу, огромные, глубоко вросшие в землю каменные глыбы лежали возле уцелевших оснований. Многие арки отсутствовали, нарушая существовавшую когда-то идеальную симметрию колоннады, приобретшей теперь заброшенный вид.
Значительно больший интерес вызвали у Кайрика статуи, хотя почти все они были повреждены и у большинства отсутствовали головы. Некоторые скульптуры изображали мужчин, другие - женщин, но все они являли собой образцы совершенных человеческих тел. Бывший вор потратил довольно много времени, разглядывая одну из скульптур: пара обезглавленных любовников, повернувшись спиной к колоннаде, сплелась в страстных объятиях; их тела выражали ту любовь, которую когда-то можно было прочесть на их лицах. Когда стемнело, водоем засиял ярким светом, как будто его дно расписали фосфором, хотя, всмотревшись, можно было понять, что это не так. Голубой свет от воды играл на лицах путников, когда они расположились на отдых и понемногу разговорились.
Кайрик рассказывал истории о несчастных искателях приключений, которые решили попытать счастья среди развалин легендарной крепости Миф Драннор, не вняв предупреждениям стражей, охранявших это место. Все истории заканчивались смертью или исчезновением героев. Миднайт полушутя отругала Кайрика за то, что он рассказывает такие грустные повести.
- К тому же откуда тебе знать, что видели эти люди в руинах, если тебя с ними не было? - поинтересовалась чародейка.
Кайрик уставился на воду и ничего не ответил. Миднайт решила не настаивать на ответе.
Адон вновь начал восхвалять добродетели Сьюн, но Келемвар быстро сменил тему разговора.
- Ничего удручающего в нашем положении нет, - начал Келемвар. - Но истории Кайрика не так просты, как кажется. Встречаются люди, которые бросаются в погоню за своей мечтой. Но однажды, оглянувшись вокруг, они вдруг понимают, что, переезжая с место на место и накапливая богатство, потратили жизнь, лишившись ее радостей и чудес.
- Да, это очень грустно, - сказала Миднайт. - Я знавала таких людей. А ты?
- Случалось, - ответил Келемвар.
- А нам-то какое до них дело? - мрачно поинтересовался Адон.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Будни негодяев
Корнев Павел
Будни негодяев


Лукин Евгений - Благие намерения
Лукин Евгений
Благие намерения


Андреев Николай - Третий уровень. Между Светом и Тьмой
Андреев Николай
Третий уровень. Между Светом и Тьмой


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека