Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Ухудшессор-Регрессор, иначе недалеко до погибели. Тризувий давно уже
разрабатывал усложнистику, то есть утруднение бытия; однако мне пришлось
разъяснить ему его ошибку, которая в том заключалась, что он хотел извести
машины другими машинами, а именно: пожиралками, терзаторами, мучильнями,
сокрушильниками, вырваторами и бияльнями. Лекарство оказалось бы хуже
болезни, к тому же это было бы упрощенство, а не усложнистика; история,
как известно, необратима, и нет иного пути в добрые старые времена, как
только через грезы и сны.
Потом мы пошли с ним по огромной равнине, усыпанной до горизонта
дукатами, так что в золоте вязли ноги, и, отгоняя прутом тучи назойливых
ублажилок, видели по сторонам бесчувственно валяющихся по причине
электрозапоя, вконец заласканных цимбалов-гедофагов, которые лишь тихонько
икали, и при виде такового развития больно уж развитого и избытка слишком
избыточного душа изнывала от жалости и состраданья. Другие обитатели
автодворцов ударились в шальные чудачества и киберраздоры, травили машины
машинами, самолично крушили драгоценные вазы и прочие древности, не в
силах выдержать такого количества красоты, палили из пушек в брильянты,
гильотинировали сережки, диадемы велели колесовать; третьи прятались от
услаждения жизни на крышах и чердаках; четвертые велели машинам биться -
или же все это сразу либо попеременно. Но не было от этого проку - все они
гибли от ласк, хотя и не все одинаково. Я отговаривал Тризувия от
намерения просто остановить фабрикарни: ведь недосластить ничуть не лучше,
чем пересластить; но он, вместо того чтобы подзаняться онтологической
усложнистикой, начал взрывать автоматки. И тем причинил немалое зло, ибо
вскоре горькая воцарилась нужда, только он до нее не дожил: где-то
настигла его стая самолюбок, присосались к нему флиртушки и обольстилки,
завлекли в целовальню, заморочили лобызалками, опутали и задурили его, и с
криком "На помощь!" погиб он от переублажения, и остался лежать на
пустынной равнине, дукатами, как землею могильной, засыпанный, в куцых
доспехах своих, опаленных механической страстью. Вот чем кончил мудрец,
недостаточно мудрый, о государь! - закончил Трурль. Но так как и эта
история отнюдь не насытила Душидава, спросил: - Чего же, скажите на
милость, желает Ваше Величество?
- Конструктор! - отвечал Душидав. - Ты говоришь, что истории твои
поучительны, хотя я этого не нахожу. Но они, несомненно, забавны, и потому
мне угодно, чтобы ты продолжал их рассказывать, и притом неустанно.
- Государь! - сказал ему Трурль. - Ты хотел узнать, что такое
совершенство и как оно достигается, однако ты глух к глубоким мыслям и
поучениям, укрытым в моих рассказах. Поистине, не поучений ты ищешь, а
развлеченья; и все же слова, которые я вливаю по капле в твой ум,
оказывают и будут оказывать надлежащее действие, подобно мине с часовым
механизмом. В такой надежде позволь поведать тебе о происшествии почти что
истинном, запутанном, необычайном, урок из которого извлечет, быть может,
и твой королевский совет.
Послушайте, милостивые государи, историю о Ширинчике, короле кембров,
девтонов и недоготов, которого похоть до гибели довела!

Происходил Ширинчик из великого рода Винтонов, на две разделенного
ветви: правых, кои царствовали, и левых, именуемых также левовращенцами,
кои от власти были отстранены и питали ненависть к правящим. Родитель его,
Холерион, вступил в морганатический брак с простой сапожной машиной, что
подошвы к голенищам пристрачивала, и унаследовал Ширинчик от матери
грубый, невоздержанный нрав, от отца же - робость пополам с любострастием.
Видя это, враги престола, левовращенцы, замыслили так учинить, чтобы
собственные вожделенья сгубили его, и послали к нему кибернера по имени
Хитриан, занимавшегося инженерией душ, и так его король возлюбил, что
сделал Коронным Архимудритом. На все лады Хитриан многоумный государевым
страстям потакал, в тайной надежде здоровье короля подорвать и ослабить и
трон тем самым освободить: смастерил миловальню, эротодром, в киборгии его
вовлекал; но стальная натура монаршья выдержала все непотребства, и в
нетерпенье потребовали левые винтоны от своего подосланца, чтобы тот
поскорее добился желанной цели при помощи метода, искуснейшего изо всех,
которые знает.
- Значит ли это, - спросил он на тайном совете в замковых подземельях,
- что надобно довести короля до короткого замыкания или же память его
размагнитить, чтобы он ополоумел вконец?
- Ни за что! - отвечали они. - Да не ляжет на нас вина за смерть
короля; пусть удавится Ширинчик собственным блудом, пусть собственная
похоть его сожрет и погубит, но не мы!
- Хорошо, - отвечает им Хитриан, - тогда я поставлю на него силки,
сплетенные из сновидений; сперва завлеку короля приманкой: схватив ее, он
войдет во вкус и сам затоскует по грезам безумным, а когда заберется
подальше в сны, во снах затаившиеся, я опутаю его эрототенетами, да так,
что к яви ему не вернуться живым!


- Ладно, ладно, - говорят они, - не хвались, кибернер, не слова нам
нужны, но дела; да станет Ширинчик цареубийцею - погубителем себя самого!
И взялся кибернер Хитриан за это ужасное дело, и трудился он целый год,
требуя от государева казначея все новых слитков золота, и меди, и платины,
и прочих драгоценностей без числа; а когда король выражал нетерпение,
повторял ему, что делает нечто такое, чего уж точно нет ни у одного
монарха на свете!
Год спустя с торжественностью необычайной вынесли из кибернерской
лаборатории три огромных шкафа, поскольку же в двери личных его величества
апартаментов они не прошли, пришлось их поставить в передней. Заслышав
топот носильщиков и грохот, Ширинчик вышел в переднюю и увидел у стен
прегромаднейшие шкафы, снабженные замками, выложенные самоцветами, в
четыре сажени высотой и в две - шириной. Первый шкаф, называемый также
Белым Ящиком, был из жемчужных матриц и албитами сверкающими изукрашен;
второй, черный как ночь, был усыпан агатами и морионами; а третий красным
переливался, ибо сработан был из рубинов и шпинелей. У каждого имелись
ножки в виде крылатых грифов из чистого золота и полированные дверцы, а в
середке - электронная начинка со сновидениями, что снились сами себе, ни в
участниках, ни в соглядатаях не нуждаясь. Немало подивился король
Ширинчик, такие объяснения услышав, и вскричал:
- Что ты мне тут плетешь, Хитриан?! На кой черт шкафам сновидения? Что
за польза от этого мне? И вообще, откуда известно, снится им что-нибудь
или нет?
Тогда Хитриан, поклонившись смиренно, показал ему ряды дырочек на
дверцах шкафов, бегущих сверху вниз, с надписями на жемчужных табличках, и
король не без удивления начал читать.
"Военный сон с фортециями и дамами". - "Сон о любонаде чудесном". -
"Сон о Флиртане-рыцаре и Рамолинде прекрасной, Гетериковой дочери". - "Сон
о кибермаринах и кимаринадах". - "Ложе королевны Гопсалии". - "Лапушка,
или Орудие на курьих лапках". - "Сальто эротале, или Амуристическая
акробатика". - "Чудный сон в осьмируких объятиях сладостной Октопины". -
"Перпетуум аморобиле". - "На месяце новом едят пирожки с оловом". -
"Завтрак с музыкой и девицами". - "Как солнышко подамперить, чтобы лучше
грело". - "Брачная ночь принцессы Нелепы". - "Сон о шипе в сапогах". - "О
кошечках-душечках". - "О-ля-ля". - "Киборгии фруктовые, сиречь кибергрушки
воркующие, из цикуты компот и оливки-похотливки". - "Как матрица с
патрицей миловались". - "Не сон, а объеденье - лакомый, гуляшный, с
клубничкою". - "Мона Лиза, или Лабиринт сладостной бесконечности".
Перешел король ко второму шкафу и прочел:
"Полудремы и сны-игры". А дальше: "В висельника и висюльку". - "В
соленое с перчиком". - "В Клопштока и критиков". - "В девицу-зверицу". -
"В морду". - "В одеяло с глазком". - "В созерцаплю". - "В морду еще раз".
- "В почку моченую и мочку печеную". - "В катотехнику, или В головорубку и
головорезку". - "В чертыханца". - "В киборгиню". - "В заливанье шаров и
наливание глаз". - "В кибаядерку". - "В кибернера и кибернантку". - "В
гаремные ристалища".
Хитриан, инженер душ, тут же пояснил, что каждый сон сам себе снится
лишь до тех пор, пока кто-нибудь не воткнет свою вилку, приделанную к
цепочке карманных часов, в две соответственных дырочки; тем самым он
подключается к шкафному сну, да так превосходно, что сон переживается,
словно явь, зримо и ощутимо, - ну просто не отличить. Разобрало короля
любопытство, взял он цепочку с вилкой и воткнул ее в дырочки Белого Шкафа,
под надписью: "Завтрак с музыкой и девицами". И едва подключился, как
чует, что спина его колючками ощетинивается и громадные крылья
выклевываются из нее, руки-ноги разрастаются в лапищи, когтистые и
разношенные, а из пасти, в шесть рядов клыками утыканной, вырывается пламя
и серный дым. Весьма удивился король и хотел было кашлянуть, но из глотки
его прокатился рык громовый, от которого земля задрожала. Еще сильнее он
удивился, глаза пошире раскрыл, рассеял тьму дыханием пламенным и видит,
что прямо к нему в паланкинах зеленовато-салатных, с занавесочками, несут
девиц, по четыре в каждом, да таких аппетитных, что слюнки текут. А стол
уж накрыт, тут перец, там соль, облизнулся он, уселся удобнее и принялся
оных девиц поочередно из паланкинов вылускивать словно орешки, так что от
удовольствия туманило взор, последняя же девица попалась такая рослая,
такая ладная, что король аж причмокнул, по брюху себя погладил и хотел
попросить добавки, но перед глазами мелькнуло, и он проснулся. Смотрит -
стоит он, как и прежде, в дворцовой передней, рядом Архимудрит Хитриан, а
перед ним самоснящиеся шкафы сверкают драгоценным каменьем.
- Ну что, удались девицы? - спрашивает Хитриан.
- Пожалуй, но где же музыка?
- Куранты в шкафу заело! Не угодно ли Вашему Величеству иного лакомого
сновиденья отведать?
Королю, понятно, было угодно, только из другого шкафа, а потому подошел
он к Черному и подключился ко сну под названием "О Флиртане-рыцаре и
Рамолинде прекрасной, Гетериковой дочери".


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Патриций
Посняков Андрей
Патриций


Шилова Юлия - Заложница страха, или история моего одиночества
Шилова Юлия
Заложница страха, или история моего одиночества


Орлов Алекс - Золотой воин
Орлов Алекс
Золотой воин


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека