Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- А вы не считаете, что все мужчины одинаковы?

- Вам виднее. Вероятно, одинаковы. Все, кроме любимого.

И тут она поцеловала меня. Прижалась, впилась губами. Губы были горячие,
липкие и сладкие от вина, а глаза открыты и смотрели холодно, словно
приглядывались: "А ты как любишь, инженер душ? Как все или по-особенному?"

Из соседней комнаты послышался голос физика:

- Ребята, вы не скучаете там? Сейчас я приду, я уже заканчиваю.

Часа в три меня уложили подремать на диване, а в восемь физик отвез меня в
гостиницу. Я поднялся на пятый этаж, преодолел коридор с красной дорожкой и
коридор с синей дорожкой, и дежурная вручила мне вместе с ключом записку -
сверхлюбезное и настойчивое приглашение Лирика на обед в семейном кругу. И
не было основания отказаться. Физика я посетил, почему обижать отказом
Лирика?

Лирик жил на окраине, где-то за Старой Деревней, в вылинявшем серо-голубом
доме с резными наличниками. Видимо, лет двадцать назад здесь были дачи;
теперь город пришел сюда, многоэтажные корпуса обступили садики, выше сосен
поднялись строительные краны, под самым забором Лирика, рыча, ерзал
бульдозер. Я долго ждал за калиткой, слушал нервический лай собаки, потом
меня провели через мокрый сад с голыми прутьями крыжовника и через
захламленную террасу в зимние горницы. Там было натоплено, уютно, душновато
и стол уже накрыт. Опять я пил, на этот раз приторные домашние наливки, и
закусывал маринованными грибками, подгорелыми коржиками и вареньем пяти
сортов.

Лирик рассказывал о своем саде: какие там летом яблони, и жасмин, и
настурции, и ноготки, и где он достает черенки, и откуда выписывает
рассаду. Показывал трофеи охотничьих похождений: чучело глухаря, шкурку
лисицы. А я слушал и удивлялся: зачем же было нападать так яростно, чтобы
потом радушно угощать? Все ждал объяснений, потом сам завел разговор.

- В литературе есть темы и есть детали, - сказал я. - Книги пишутся не о
насосах.

- В точности это самое я и говорил вчера, - подхватил Лирик. - Вы
понимающий инженер, это чувствуется в каждой строчке. Но книги пишутся не о
насосах. Есть только три вечные темы: любовь, борьба, смерть.

- Я и писал на вечную тему, - упрямился я. - Писал о вечной борьбе человека
с природой, скуповатой и неподатливой. Писал о споре разведчиков с
домоседами. Во всех веках идет дискуссия: рваться вперед или тормозить? И
что впереди: вечный подъем или предел, застой и гибель? Мне лично скучно
было бы жить, знай я, что мое поколение предпоследнее. Вот и хочется
показать, что впереди простор, наука может обеспечит тысячелетнее
движение...

И тут в разговор вмешалась жена Лирика. До сих пор она сидела молча, с
поджатыми губами, ни слова не говоря, пододвигала вазочки с вареньем.

- Что она может, ваша наука? Лечить не лечит, губит все подряд.
Вот-вот-вот! - Она показала на окно. - Такая благодать была, выйдешь на
террасу, сердце радуется. А теперь на розах копоть, яблони не плодоносят. А
вы говорите: "Наука обеспечит!"

И она выплыла, хлопнув дверью, монументальная, полная достоинства и
благородного гнева.

Лирик, несколько смущенный, погладил мою коленку:

- Не обижайтесь на нее, дорогой. Вы поймите: людям нужны простые понятные
радости: бабушке - внуков понянчить, дедушке - с удочкой посидеть у залива,
послушать музыку тишины. Сейчас за тишиной надо ехать в Карелию, километров
за двести. На двести километров от города под каждым кустом бутылки и
консервные банки. И тут еще ваша мечта о насосах, выпивающих море. Я
прочел, меня дрожь проняла. Представил себе эти ревущие жерла, глотающие
всю Малую Невку зараз. А потом вместо залива топкий, ил, вонючая грязь
отсюда и до Кронштадта, ржавые остовы утонувших судов, разложившиеся
утопленники. Дорогой мой, не надо! Пожалейте, будьте снисходительны.
Оставьте в покое сушу, море и нас. Мы обыкновенные люди с человеческими
слабостями. И писать для нас надо, учитывая слабости: чуточку снисхождения,



чуточку обмана даже, утешающего, возвышенного. А у вас холодная и точная
логика конструктора. Она словно сталь на морозе, к ней больно притронуться.
Вы цифрами звените как монетами, все расчет да расчет. Для писателя у вас
тепла не хватает. И вот, разоблаченный, я лежу на гостиничной койке,
бессильно свесив руки. Для науки у меня не хватает воображения, для
литературы - тепла. И тут еще является читатель, который, испытав
величайшее наслаждение, хочет изъявить чувства лично... Стук!

Как, уже? Преодолел лифт и две ковровые дорожки?

- Миль пардон! Я имею честь видеть перед собой?..

Грузный, лысый, с шаркающей походкой. А одет нарядно: запонки на манжетах,
манишка, старомодный шик. И французит. У нас это вышло из моды лет
пятьдесят. Из эмигрантов, что ли?

- Простите, по телефону не расслышал вашу фамилию.

- Граве, Иван Феликсович Граве, с вашего разрешения.

- Астроном Граве? Но мне представлялось, что вы гораздо старше.

- Я не тот Граве, не знаменитый. Тот - мой двоюродный дядя. Он умер недавно
в Париже. Меня тоже увезли в Париж мальчиком. Там я учился, там работал. Но
Петербург в моей семье всегда считали родным городом. И вот удалось
вернуться на склоне лет.

"Ну и чего же ты хочешь от меня, племянник знаменитого дяди?"

- Миль пардон, - пыхтит он. - До сих пор я не имел чести лично, тет-а-тет,
беседовать с писателем, жени-де-леттр. Даже смущен немножко. И недоумеваю.
По вашим вещам я составил себе представление о вас, как о юноше порывистом,
нервозном, с пронзительным взором и кудрями до плеч. Я полагал, что
фантастика, как поэзия, жанр, свойственный молодости. А вы человек в летах,
склонный к тучности, я бы сказал...

"Что за манера - прийти в гости и вслух, обсуждать фигуру хозяина".

- Внешность обманчива. Кто же судит по внешности?

- Слова мои - чистейшая демагогия. Все мы судим по внешности. Молоденькая и
хорошенькая - значит милая девушка. Прилично одет - уважаемый человек,
плохо одет - подозрительный.

- Но согласитесь, однако, что человек с моим обликом не может сделать
великое открытие.

"Все ясно - непризнанный изобретатель. Сейчас будет уговаривать написать о
нем роман".

- Для открытия прежде всего нужна аппаратура, -

говорю я. И собираюсь повторить слова Физика о синхрофазотроне.

- Да-да, аппаратура, оборудование, - подхватывает он. - Астроном,
прикрепленный к рекордному телескопу, как бы получает ярлык на открытие.
Впрочем, и тема играет роль. Вы заметили, что широкую публику интересуют не
все разделы астрономии, а только экстремальные, краевые. С одной стороны -
очередное, достижимое: Луна, Марс, Юпитер, с другой стороны -
наиотдаленнейшее: квазары, пульсары, предельное и запредельное. Альфа и
омега!

- А на вашу долю выпала буква в середине алфавита?

- Именно так, отдаю должное вашей проницательности. Мю, ню - что-то в таком
духе. Выпала, досталась, определена судьбой. Знаете, как это бывает:
молодой специалист идет туда, где место есть. Дядя устроил меня к Дюплесси,
шеф занимался шаровыми скоплениями, мне поручил наблюдение переменных в
шаровых. Так я и застрял на этой теме. А кого интересуют шаровые? От Солнца
тысячи или десятки тысяч парсек. Практически недостижимы, философского
интереса не представляют. Среднее звено. Ученый, работающий в среднем
звене, невольно считается средним.

Я окончательно перестал понимать, к чему клонит мой гость. Сочувствия ищет,
что ли? Предложит написать роман о судьбе гения, вынужденного заниматься


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Будни негодяев
Корнев Павел
Будни негодяев


Лукин Евгений - Труженики зазеркалья
Лукин Евгений
Труженики зазеркалья


Никитин Юрий - Земля наша велика и обильна
Никитин Юрий
Земля наша велика и обильна


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека