Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

что будет с этим французом, если мы все внезапно снимемся с места? Я
задала этот вопрос доктору Кирби, несмотря на его явно выраженное желание
ничего не слышать и не видеть. Как-никак француз вверен нашим заботам, и
разве не наш долг взять его с собой?
- Французы репатриируются в Индокитай. Если его и следует куда-то
отправлять, то только в Сайгон.
А потом, увидев, что я опустила голову и чуть не плачу, вспылил и
заорал, в гневе сметая со стола бумаги:
- Черт вас подери! Я хоть раз за всю эту проклятую войну вмешался в
ваши дела?! Да усыпите его, мумифицируйте, разрежьте на куски, спрячьте в
сумочку, оденьте курсантом, медсестрой, обезьяной, наконец! Но, когда мы
поедем, я не должен ничего об этом знать!
В тот же вечер в "Карлейле" я составила подробный план, как переправить
Мориса в Америку. Шрамы у него на груди не очень-то походили на следы
ранений, но ничего, кто их там будет рассматривать? Фамилия его будет
Маккина, как у меня, имя - Джереми, так что любой мой документ, где стоит
только начальная буква моего имени, вполне подойдет. Вот он и станет
бравым американским санитаром, получившим ранение во время отступления
японцев. Я могу даже наложить ему на левую ногу гипс и поставить не нем
тысячу подписей и пожеланий, какие ставят обычно товарищи по госпиталю.
- Ничто и никогда не происходит как задумано! - твердил Морис. - Оставь
мою ногу в покое. Я пока не научился бегать на одной.



ТОЛЕДО (8)

Пришли за ним в середине сентября, в воскресенье.
В этот день он пожелал, чтобы я, несмотря на жару, нарядилась в полную
летнюю форму американского морского флота. Я стала наряжаться и думаю, что
все поймут меня правильно. Принесла в палатку мешок с барахлом и стала
одеваться. Пока одевалась, он стоял ко мне спиной. Больше года я
обходилась без нейлоновых чулок, резинок, пояса, без этой нашей идиотской
пилотки, а теперь, не пожалев себя, напялила даже галстук.
Налюбовавшись, нацеловавшись, ощупав, обласкав, измяв, освободив от
белого кителя и малейшего самолюбия, он пожелал меня стоящей в туфлях и
нагнувшейся к столику из тикового дерева, который в этот день неожиданно
оказался заставлен лекарствами, и пузырьки зазвенели в такт моим вздохам.
Я закрыла глаза и уже была на пороге райского блаженства, как вдруг Морис
резко прервал наше занятие. Ах, как это было бесчеловечно, и я уже
взмолилась о продолжении, но он зажал мне рукою рот. Тогда и я услыхала
то, что слышал он: к нашей палатке на полном газу мчался автомобиль.
Не знаю уж как, но я мгновенно одернула юбку и была уже у двери, когда
раздался скрежет тормозов и машина остановилась. Прежде чем выйти
навстречу прибывшим, я кое-как застегнула рубашку.
Перед палаткой стоял "джип" с лотарингским крестом на флажке. Из него
спрыгнул на землю здоровенный французский полковник. С ним были еще двое,
водитель и капрал, все трое в полевой форме.
Полковник бросил каску на сиденье и направился ко мне. Он был седой, с
грубыми чертами лица. Осанкой он походил бы на Джона Уэйна, если бы Джон
Уэйн мог уродиться злым. По его взгляду я поняла: от него не ускользнуло,
что я занималась совсем не служебными делами. И немудрено: щеки мои
пылали, волосы растрепались, галстук сбился на сторону.
- Полковник Котиньяк, - представился француз.
Голос у него был грубый - такой же грубый, как и его вторжение в
частную жизнь людей.
- Простите, господин полковник. Я на секунду задремала.
Резким движением он прихлопнул на щеке комара. Мое времяпрепровождение
занимало его не больше, чем жизнь бедной букашки.
- Я уполномочен арестовать человека, находящегося в этой палатке.
- Арестовать? Это невозможно, полковник! - воскликнула я.
И, не помня себя от страха, раскинула руки, преграждая ему путь. К
счастью, дверь из полотна и пластика захлопнулась за моей спиной, так что
я продолжала уже более близким к уставному тоном:
- Абсолютно невозможно, господин полковник. Больной в коматозном
состоянии.
- Ну и что?
Он отстранил мою руку, упорно желая войти. Я заслонила собой проход, не
уступая.
- Полковник! Прошу вас, дайте ему хоть умереть спокойно! Мы уже
отчаялись его спасти. Он тает с каждым днем.
Я опять возвысила голос, но на этот раз для того, чтобы Морис меня
слышал. Двое остальных тоже вылезли из "джипа" и теперь стояли чуть
поодаль. Вид у них был глуповатый.
- Я хочу на него посмотреть, - спокойно ответил полковник, -



посторонитесь, мисс. Это приказ!
- Я подчиняюсь приказам только главного врача Кирби. Пошлите за ним!
Он бесцеремонно оттолкнул меня и вошел.
Простыня доходила Морису до подбородка. Он лежал, неподвижно
вытянувшись на кровати, под москитником. При взгляде на его лицо с
закрытыми глазами становилось ясно: человек этот давно уже соборовался и
причастился. Дыхание его напоминало предсмертный хрип. Над головой висела
капельница, конец трубки исчезал под простыней. Я опять преградила
полковнику путь:
- Теперь вы все видите сами, безжалостный вы человек! Немедленно
уходите, прошу вас.
Время шло, а он все смотрел на умирающего, и я видела, как его
ненависть сменилась злорадством. Наконец он развернулся и вышел вон. Я
последовала за ним, поспешно закрыв дверь.
Полковник прихлопнул еще одного несчастного комара и проговорил глухо,
не глядя в мою сторону, как бы про себя:
- Чудовище! Наконец-то он мне попался! Я преодолел тысячи километров,
потратил пять лет своей жизни на то, чтобы его разыскать. Я, присягавший
маршалу Петену, из-за него даже стал голлистом! Но теперь он от меня не
уйдет!
Взглянув на меня, он прибавил:
- Мы приедем за ним завтра на рассвете. Даже если его придется нести к
стенке в бессознательном состоянии, я все равно прикажу стрелять!
Он подошел к "джипу". У меня от ужаса подкашивались ноги, лицо
закрывали распустившиеся волосы. Я спросила:
- Ну почему? Почему вы так ожесточились, господин полковник?
Он подал знак своим спутникам занять места в машине и ответил мне
тихим, хриплым от ярости голосом:
- Хотите знать почему? Во Франции этот негодяй в праздник изнасиловал и
убил юную девушку!
Полковник закрыл лицо руками, не в силах совладать с нахлынувшими
чувствами.
- Юная, восемнадцатилетняя девушка... чистая... Накануне вечером... она
согласилась стать моей женой!.. - Вот все, что он смог выговорить.
Даже Джон Уэйн способен плакать - я видела, как слеза сползла по его
щеке. Молодой солдат, сидевший за рулем, вдруг сказал неожиданно теплым,
сочувственным тоном:
- Ну-ну, господин полковник, не надо доводить себя до такого!
Полковник Котиньяк отер лицо рукавом. Сделав над собой усилие, он сухо
кивнул мне и прибавил голосом человека, привыкшего командовать:
- А ну, застегнитесь! Терпеть не могу расхристанных лейтенантов!
Сел в "джип", и они уехали. Я застегнула китель сикось-накось. Я опять
не знала, чему мне верить. Как сомнамбула вошла в палатку, закрыла дверь.
Все еще находясь под впечатлением от услышанного, я смотрела на Мориса
невидящими глазами. Подойдя к столику, машинально задрала юбку и приняла
позу, в которой меня застал приезд этого страшного человека.
Морис вновь прижался ко мне сзади, поцеловал в шею, стал ласкать мне
груди, но чувствовалось, что и ему не по себе.
- Ты все слышал? - спросила я.
- Он лжет. Ты прекрасно знаешь, что я никого не насиловал и не убивал.
Все это гнуснейшая судебная ошибка.
- Да я не о том. Тебе нельзя оставаться здесь ни минуты.
Я почувствовала, как он входит в меня, и не могла сдержать стона.
- Там на дворе стоит санитарная машина. Сможешь достать от нее ключи?
- Конечно.
Пузырьки на столе мало-помалу снова стали ритмично позвякивать. Он
шепнул:
- Сможешь бежать со мной, прямо сейчас?
- Одного я тебя никуда не пущу!
- Я даже не знаю, куда бежать!
Я хотела было ответить, что мы поедем по направлению к Мандалаю,
попробуем перейти китайскую границу, что в Шанхае у меня есть знакомый -
очень ловкий американец, но я так ослабела, что шепнула только:
- А я знаю...
- Вот и прекрасно.
Когда мне стало совсем хорошо, он подхватил меня, чтобы я не упала, но,
поскольку хорошо было и ему, а его подхватить было некому, мы оба
оказались на полу - вместе с пузырьками, потому что столик опрокинулся. Я
лежала снизу, он сверху. Как это получилось, что я развернулась к нему
лицом? Форменные рубашка с юбкой превратились в мятые тряпки... В этом
хаосе мы и достигли рая. Нет, ни за какие блага мира не отпущу его одного.
Я была совсем мокрая и разделась догола. Не до любви, как положено, а
после. Когда я скатала поехавшие чулки в комок и стала засовывать их в
карман, откуда недавно достала, он обратил внимание на бирку - "Quee of
the Heart" - "Дама червей" Его это позабавило: как-никак именно червонная


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 [ 60 ] 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Мой грех, или История любви и ненависти
Шилова Юлия
Мой грех, или История любви и ненависти


Володихин Дмитрий - Плацдарм
Володихин Дмитрий
Плацдарм


Сертаков Виталий - Останкино 2067
Сертаков Виталий
Останкино 2067


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека