Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

ней сверкают звезды Ядра, а на ее теле многоцветными созвездиями сияют
фосфоресцирующие капли.
Они хотели сразу же завести ребенка, но прошло целых пять лет, прежде
чем природа смилостивилась над ними.
Сол помнил, как прижимал к себе и укачивал Сару, корчившуюся от боли
у него на руках. Роды были трудными. Наконец произошло невероятное - в 2
часа 01 минуту утра в медицинском центре округа Кроуфорд родилась Рахиль
Сара Вайнтрауб.
Появление младенца круто изменило жизнь ученого-историка и
музыкального критика, усердно пополнявших инфосферу Барнарда, но они не
роптали. Первые месяцы они ужасно уставали, но неизменно были веселы.
Поздно ночью, в перерывах между кормлениями, Сол на цыпочках прокрадывался
в детскую - просто постоять и посмотреть на дочь. Почти всегда он заставал
там Сару, и они стояли вместе, держась за руки и глядя на это чудо: спящий
ребенок лежит на животе, попкой вверх, спрятав лицо в мягком изголовье
колыбели.
Рахиль была удивительным ребенком: совершенно прелестным и в то же
время не считавшим себя центром мироздания. Когда ей исполнилось два
стандартных года, от нее не хотелось отводить глаз, так она была мила:
пышные каштановые волосы матери, ее румяные щеки, ее же лучезарная улыбка
и большие карие глаза отца. Приятели говорили, что ребенок сочетает все
достоинства характера Сары с интеллектом Сола. Один из их знакомых,
детский психолог, работающий в колледже, однажды заметил, что Рахиль уже в
пять лет обладает самыми надежными показателями истинной одаренности,
какие когда-либо наблюдались у детей: структурированная любознательность,
проницательность по отношению к окружающим, способность к состраданию и
обостренное чувство справедливости.
Однажды Сол, изучая в своем кабинете древние документы со Старой
Земли, наткнулся на статью о воздействии Беатриче на мировоззрение Данте
Алигьери. Одно из рассуждений критика, жившего в двадцатом или в двадцать
первом веке, поразило его:
"И только она (Беатриче) была для него по-прежнему реальна,
по-прежнему оставалась средоточием мира и красоты. Ее образ стал для него
ориентиром - тем, что Мелвилл с большей серьезностью, чем мы сохранили,
назвал бы его Гринвичским меридианом..."
Сол остановился, чтобы отыскать определение "Гринвичского Меридиана",
а затем продолжил читать. Критик кое-что добавил от себя:
"У большинства из нас, я надеюсь, есть ребенок, любимый человек или
друг, подобные Беатриче, то есть человек, который просто в силу своего
характера, врожденной доброты и ума заставляет нас испытывать неловкость в
тех случаях, когда мы лжем или неискренни".
Сол выключил дисплей и задумался, глядя в окно на кружево черных
ветвей.

Пай-девочкой Рахиль не была. Когда ей исполнилось пять стандартных
лет, она весьма старательно обрезала волосы пяти своим любимым куклам, а
затем обкорнала свои собственные, причем еще короче. Когда ей было семь,
она решила, что сезонники, живущие в ветхих лачугах на южной окраине
города, нуждаются в усиленном питании, и в связи с этим опустошила все
домашние кладовые, холодильники, морозильники и синтезаторы, после чего
уговорила троих своих подружек помочь ей утащить всю эту гору продуктов,
пробив в семейном продовольственном бюджете брешь, исчисляемую несколькими
сотнями марок.
Когда ей исполнилось десять, мальчуган по имени Стабби Беркович
подбил ее взобраться на верхушку самого старого из кроуфордских вязов. Она
была уже на высоте сорока метров, и до верхушки оставалось меньше пяти,
когда под ней сломалась ветка, и Рахиль полетела вниз. Сола вызвали по
комлогу, когда он обсуждал со студентами моральные предпосылки первой
эпохи ядерного разоружения на Земле. Не сказав ни слова, он вышел из
аудитории и пробежал двенадцать кварталов до медицинского центра.
У Рахили была сломана левая нога, два ребра, проткнуто легкое и
раздроблена челюсть. Когда Сол ворвался в палату, она плавала в
восстановительном растворе; приподняв голову и взглянув на него поверх
плеча сидевшей с ней матери, она слегка улыбнулась и, несмотря на
проволочную шину, стянувшую ее челюсть, заявила: "Пап, мне оставалось до
верхушки всего пятнадцать футов. Может, даже меньше. В следующий раз я
доберусь".

Закончив с отличием среднюю школу, Рахиль получила приглашения от



корпоративных академий пяти планет и от трех университетов, включая
Гарвард на Новой Земле. Она выбрала Найтенгельзер.
Сол не очень удивился, что его дочь решила специализироваться на
археологии. Он до сих пор с нежностью вспоминал, как двухлетняя Рахиль
целыми днями копалась под крыльцом в земле, не обращая внимания на пауков
и тысяченожек, а затем врывалась в дом, чтобы похвастаться пластмассовыми
тарелочками и позеленевшими пфеннигами, которые ей удавалось отыскать, и
настойчиво допытывалась, откуда они там взялись и какими были люди,
которые оставили все это под крыльцом?
Рахиль получила диплом о высшем образовании, когда ей исполнилось
девятнадцать. Все лето она проработала на бабушкиной ферме, а осенью
отправилась в свое первое нуль-путешествие. Она провела в
Рейхсуниверситете Фрихольма двадцать восемь локальных месяцев, а когда
вернулась домой, жизнь Сола и Сары заиграла новыми красками.
В течение двух недель их дочь, теперь уже взрослая, здравомыслящая и
уверенная в себе (пожалуй, даже более уверенная, чем многие люди старше ее
годами), отдыхала и радовалась возвращению в родной дом. Как-то вечером,
когда они с отцом прогуливались по учебному городку, она вдруг принялась
расспрашивать Сола о его родословной.
- Пап, скажи, ты все еще считаешь себя евреем?
Удивленный вопросом дочери, Сол растерянно провел рукой по редеющим
волосам.
- Евреем? Да, наверное. Хотя теперь это слово потеряло свой
первоначальный смысл.
- И я еврейка? - спросила Рахиль. В неясном свете сумерек ее щеки
горели румянцем.
- Если хочешь, можешь считать себя еврейкой, - ответил Сол. - Теперь,
когда Старой Земли уже нет, все это больше не имеет значения.
- А если бы я была мальчиком, ты сделал бы мне обрезание?
Сол засмеялся, испытывая странное чувство растерянности и радости.
- Я говорю серьезно, - сказала Рахиль.
Сол поправил очки.
- Не знаю, детка, но думаю, что сделал бы. Я никогда не размышлял на
эту тему.
- Ты посещал синагогу в Буссарде?
- После моего бар мицва я там не был ни разу, - ответил Сол, и ему
вспомнилось, как почти пятьдесят лет назад его отец взял "Виккен" дяди
Ричарда и полетел со своей семьей в столицу, чтобы совершить торжественный
ритуал.
- Отец, почему евреи относятся сейчас к этому не так... не так
серьезно, как до Хиджры?
Сол развел руками - эти большие сильные руки скорее подошли бы
каменщику, чем ученому.
- Хороший вопрос, Рахиль. Кто ж его знает, почему? Может быть,
потому, что мечта теперь мертва бесповоротно. Нет больше Израиля. Новый
Храм просуществовал совсем недолго - меньше, чем первый и второй. Бог
нарушил Свое слово. Он вторично разрушил Землю точно таким же образом, как
и в первый раз. И эта Диаспора... она навсегда.
- Но в некоторых местах евреи все же сохраняют свое этническое и
религиозное своеобразие, - не уступала дочь.
- Да, конечно. На Хевроне и кое-где на Конкурсе можно встретить целые
общины... Хасиды, ортодоксы, хасмониане, если ты говоришь о них... но все
это какое-то... вторичное, утрированно живописное... Так, картинки для
туристов.
- Нечто вроде тематического парка?
- Вот-вот.
- Ты мог бы отвезти меня завтра в храм Бет-эль? Страйт я одолжу у
Хаки.
- Зачем же? - возразил Сол. - Мы воспользуемся ракетопланом колледжа.
- Да, - произнес он, помолчав, - я с большим удовольствием отвезу тебя
завтра в синагогу.
Под старыми вязами становилось все темнее. Вдоль широкой дороги,
которая вела к их дому, зажглись уличные фонари.
- Отец, - сказала Рахиль, - я хочу задать тебе вопрос, который
задавала миллион раз с тех пор, как мне исполнилось два года. Ты веришь в
Бога?
Сол посерьезнел. У него не было выбора - он и сейчас мог ответить ей
лишь так, как отвечал миллион раз до этого.
- Я жду, - сказал он. - Жду, когда поверю.

Диссертация Рахили была посвящена артефактам иных цивилизаций. В
течение трех стандартных лет Солу и Саре приходилось довольствоваться
случайными визитами дочери, за которыми следовали мультиграммы с различных
экзотических планет, не входящих в Сеть, хотя и не очень удаленных от нее.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 [ 60 ] 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Ликвидаторы
Корнев Павел
Ликвидаторы


Злотников Роман - Путь князя. Атака на будущее
Злотников Роман
Путь князя. Атака на будущее


Корнев Павел - Аутодафе
Корнев Павел
Аутодафе


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека