Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

куда-то повезут.
- Не куда-то, а на операцию, - хохотнул рядом с Любой неприятный голос,
который уже говорил с ним. - Мы ей личико попишем, а ты зашьешь,
договорились? Ты согласна с нами ехать, красавица?
Люба ничего не сказала, но, видимо, вела себя недостаточно сговорчиво,
поскольку в трубке послышался шум, а затем ее сдавленный вскрик.
- Короче, Склифосовский, - тон изменился. - Мы сейчас к тебе девочку
привезем. Если ты не сделаешь, о чем просят, просят по-человечески, заметь,
то придется нам с Любочкой разобраться по-другому. Пока мы тут просто кофеек
пьем, а потом все от тебя зависит.
Только теперь Валентин понял, как дорога ему Люба. Ему претило насилие,
но мысль о том, что что-то страшное может случиться именно с ней, с Любой
Борской, была непереносимой. И он сказал:
- Приводите. Но имейте в виду, на таком сроке ни я, ни любой другой врач
за последствия ручаться не может. Велика вероятность бесплодия.
- Это ты ей скажешь, мне-то до ее бесплодия, как до Луны, - ответил
голос.
Разговор закончился.
Прошло минут сорок, не больше, когда ему позвонили снизу и сказали, что к
нему пришли. Валентин спустился вниз и увидел довольно приличную пару.
Женщина, правда, казалась усталой и измученной, но спутник так бережно
поддерживал ее под локоть, что ни у кого не могло возникнуть сомнений, что
перед ним любящая семейная пара. Правда, для визитов было поздновато, но
Валентин сказал вахтеру:
- Потапыч, это ко мне на УЗИ. Я с тобой рассчитаюсь. Вахтер кивнул.
Вместе с ним пара поднялась наверх. Женщина смотрела на Валентина
жалобно.
- Что вы будете делать? - спросила она в ужасе, увидев надпись "Первое
хирургическое отделение".
- Как что? - не понял Валентин. - Аборт, - Что? - женщина резко
обернулась к своему спутнику. - Не позволю!
Нет!
- Тише, - спокойно ответил он, - лучше бы ваш муж заплатил то, что
должен. За все нужно платить, мадам. Это в ваших же интересах. Мы могли бы
вас убить, изуродовать, изнасиловать. Мы лишаем вас всего лишь зародыша,
чего-то совершенно нереального. Это предостережение вам и вашему супругу.
Если он не расплатится с долгами, будет хуже. Мы действуем в рамках
необходимости, но не забываем и о гуманизме. Во всем есть необходимый
уровень гуманизма.
- Вы же прекрасно знаете, что Гриша собирает деньги.
- Поверьте, мадам, - так же спокойно продолжал ее спутник, - мы все
знаем. И считаем, что, как вы его называете, Гриша, не очень старается. Он
мог бы сразу продать квартиру. Вам необходима четырехкомнатная? Многие
коренные петербуржцы живут в коммуналках - и ничего. Почему же вы,
приехавшие недавно, хотите жить лучше? Не понимаю. Тем более, если вся ваша
роскошь - в долг? Я доходчиво все объяснил?
Валентин старался больше никогда не вспоминать деталей этой операции.
Анестезиолога рядом не было, и пришлось обходиться местным наркозом в
сочетании с эфиром. По крайней мере, женщина почти не мучилась, но под
конец, уже почти придя в сознание, она расплакалась: "Ребенка жалко".
Сопровождавший ее "гуманист" все это время сидел в смежном помещении.
Валентин даже хотел не делать ничего, а потом сказать, что все закончено.
Но он вспомнил Любу и понял, что это невозможно. Он мог жертвовать собой,
но адский расчет был точным: труднее жертвовать близким человеком, чем
собой.
Потом он долгими бессонными ночами думал, что он мог бы сделать тогда, но
не сделал. Мог вызвать милицию, мог пришить этого подонка, мог не делать
операции, даже так, чтобы женщина думала, что операция была. Постепенно
стало легче, но спустя месяцы и даже годы он иногда возвращался к тому дню и
думал, что мог бы найти выход. Хотя его не было.
Та ночь изменила все. На следующий день, сидя в квартире Любы, он решил,
что никогда больше не поставит ее под удар. Для этого нужно было сделать
так, чтобы об их отношениях не знал никто.
Кроме того он решил, что должен сам диктовать условия, а потому позвонил
Андрею Журбе - предводителю, так сказать, шефу Тихвинской группировки.
Валентин попросил принять его под крышу, чтобы к нему больше не приставали с
тем, чего он делать не может и не хочет. За это, естественно, тихвинцы
получили право первой очереди и к тому же практически бесплатную медицину
уровня Кремлевки. Хирург также предупредил Журбу, что работает по
восстановлению, а не по уничтожению. Таковы его принципы.
Убивать он не будет. Журба отнесся к взглядам Валентина Барханова
сочувственно, и тому больше не приходилось делать ничего подобного.
Но тот день Валентин Петрович Барханов запомнил навсегда. Равно, как и
лица: женщины и ее спутника, поигрывавшего пистолетом рядом с помещением,
где проходила операция. Некоторое время Валентин мечтал встретить его на



улице, проследить, где он живет, а потом... Но человек этот не встречался, и
Валентин вспоминал о нем все реже. Как вдруг увидел его снимок в Интернете.
Теперь он знал, почему его хотели затравить собаками. Те, кому многое
известно, знали о его ненависти к этому человеку. Он и не скрывал этого,
особенно поначалу, в беседах с тем же Журбой или его братвой. А кто кому
базар передает, кто ж его знает...
Они знали, что он молчать не станет, и у них было мало времени.
Поэтому Барханов бежал очень далеко, где, как ему казалось, его не смогут
отыскать...

***
- Они тут! - вдруг воскликнул Барханов. - Это был... - крикнул он.
Послышался шум борьбы, и все стихло. Запись оборвалась.
- Прослушаем еще раз, - попросила Эмилия Викторовна.
Снова в динамике зазвучали последние фразы, сказанные Валентином
Бархановым. Самарин представлял, как это было. Хирург сидел с трубкой в руке
и совершенно не опасался быть услышанным. Иначе он не стал бы так спокойно и
подробно рассказывать свою историю. Он не ждал нападения и был уверен в том,
что его не найдут, что ему удалось спрятаться достаточно далеко. Они
появились незаметно, он хотел сообщить главное - имя человека, из-за
которого за ним охотятся. Но не успел. Они оказались быстрее.
- Ну, что скажете? - спросил Дубинин, обводя взглядом собравшихся.
- Он не успел назвать имя.
- Не успел. Они подскочили очень вовремя.
- Где это происходило? - спросил Андрей Кириллович.
- Этого мы не знаем, уважаемый Андрей Кириллович, - усмехнулся Дубинин, -
хотя ваш покорный слуга старался, даже очень старался. Но, как видите,
"Добрыня" не всегда оказывается на должной высоте. Нас опередили.
Кто-то нашел его первым.
- Опять этот Скунс-два? Вернее человек, похожий на Скунса? - Баркова
задала вопрос, который вертелся на языке не только у нее. - Этот может кого
угодно найти. От него и в Африке не спрячешься.
- Там-то как раз белому спрятаться довольно сложно, - задумчиво сказал
Андрей Кириллович.
Бог знает, о чем он размышлял сейчас, но, покрутив правый ус, что бывало
с ним только в самой крайней задумчивости, он, сказал:
- Все-таки это не он. Не знаю почему, но, по-моему, не его это дело.
- Кто может сравниться с Матильдой моей... - гнусавым голосом пропел
Дубинин. - Как будто этот так называемый Скунс - единственный в своем роде!
- В каком-то смысле да, - все так же задумчиво ответил Андрей Кириллович.
- Именно поэтому я считаю, что он не имеет отношения к тому, что случилось с
Бархановым.
- С тем, что он убит, - уточнила Баркова.
- Этого мы не знаем, - вступил в разговор старый криминалист. - Вы меня
удивляете, Эмилия Викторовна, вы же сами знаете, что лицо считается умершим,
когда признано таковым после опознания трупа, проведенного со всеми
формальностями, после того, как вследствие исчезновения оно будет признано
мертвым в судебном порядке. Оттого что вы слышали, как кто-то зажал ему рот
и оборвал телефонную связь, еще не следует, что его убили. Не удивлюсь, если
он еще выйдет на связь.
- Во всяком случае, не для того, чтобы назвать интересующее нас имя, -
сказал молчавший до сих пор Самарин.
- Согласен, - кивнул Осаф Александрович. - Какие еще будут выводы?
Никаких? Я так и думал. Обосрались мы, дорогие мои коллеги, и весьма
жидким образом!

Глава 53. В отсутствие Геннадия
Несколько раз Геннадия спрашивал по телефону требовательный мужской
голос.
- Его нет дома, - отвечала Ольга Васильевна.
Человек звонил ночью и рано утром.
- Это его жена говорит, Ольга Васильевна? - наконец спросил он. - Где его
найти, не можете ли подсказать? Он у женщины или уехал куда?
- Я не знаю, - Ольге не хотелось рассказывать незнакомому человеку о
своих опасениях и подозрениях.
Наконец она решила позвонить Мише, двоюродному брату Геннадия.
- Миша, мне неловко вас об этом спрашивать, но, может быть, вам хоть
что-то известно? Я, конечно, могу пойти в милицию, написать заявление, но
боюсь, не навредить бы ему...
Миша ничего определенного не сказал, но Ольге показалось, что он знает
что-то такое, чего не знала она.
Спустя час он перезвонил:
- Могу вам, Оля, сказать лишь одно: ни в какие милиции ходить не нужно,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 [ 59 ] 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Распопов Дмитрий - Начало пути
Распопов Дмитрий
Начало пути


Никитин Юрий - Последняя крепость
Никитин Юрий
Последняя крепость


Головачев Василий - По ту сторону огня
Головачев Василий
По ту сторону огня


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека