Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

охватить сложность жизни, и потому в каждом отдельном мгновении жизни
героя он хочет выразить не только сиюминутность, но и прошлое, и даже
будущее героя.
О фолкнеровских скачках во времени, которые особенно заметны в "Шуме
и ярости", написано множество работ. Сам Фолкнер не раз объяснял эту
особенность своей прозы. Главное для него было вот в чем:
"... у каждого человека есть предчувствие своей смерти: зная, что на
работу отведено мало времени, пытаешься поместить всю историю человечес-
кой души на булавочной головке. Ну и потом, для меня, во всяком случае,
человек не существует сам по себе, он - порождение собственного прошло-
го. Прошлое фактически не существует как некое "было", оно перешло в
"есть". Прошлое - в каждом мужчине, в каждой женщине, в каждом моменте.
Все предки человека, все его окружение присутствуют в нем в каждый от-
дельный момент. И потому человек, характер в повествовании в любой мо-
мент действия являет собой все то, что сделало его именно таким, и длин-
ное предложение - попытка включить все прошлое, а по возможности и буду-
щее, в тот единичный момент, когда герой совершает какой-то поступок..."
Заглавие романа "Шум и ярость" взято Фолкнером из знаменитого моноло-
га шекспировского Макбета - монолога о бессмысленности бытия. У Шекспира
дословно произнесены следующие слова: "Жизнь-это история, рассказанная
идиотом, наполненная шумом и яростью и не значащая ничего" ("Макбет",
акт V, сцена 5). Название "Шум и ярость" скорее можно отнести к первой
части, рассказанной слабоумным Бенджи, однако писатель не случайно ос-
тавляет его для всего романа.
Вспоминая о том, как был написан "Шум и ярость", Фолкнер говорил, что
сначала он написал только первую часть - рассказ идиота, который ощущает
предметы, но ничего понять не может. Потом, почувствовав, что чего-то не
хватает, предоставил права рассказчика второму брату, полубезумному сту-
денту накануне его самоубийства - снова неудача, потом третьему брату -
беспринципному дельцу Джейсону - опять не то. И тогда в последней части
автор сам выходит на сцену, пытаясь собрать историю воедино, - лишь для
того, мол, чтобы потерпеть окончательную неудачу. При всей стройности
фолкнеровского "воспоминания", судя по всему, это очередная легенда. Ро-
ман тщательно выстроен, в нем продумано каждое слово, каждая запятая, а
четыре рассказчика необходимы Фолкнеру для "максимального приближения к
правде".
"Шум и ярость - любимая книга Фолкнера. "Мое отношение к этой книге
похоже на чувство, которое, должно быть, испытывает мать к своему самому
несчастному ребенку, - рассказывал Фолкнер. Другие книги было легче на-
писать, и в каком-то отношении они лучше, но ни к одной из них я не ис-
пытываю чувств, какие я испытываю к этой книге".
Почему до сих пор так современны романы "Шум и ярость" и "Свет в ав-
густе - книга о падении старинного рода южной аристократии и роман о ду-
ше, задавленной духовной атмосферой американского Юга?
Наверное, потому, что есть в них всеохватывающая, всепроникающая
мысль о сложности и даже необъяснимости происходящего, и отсюда - о
трудностях отличать правого от виноватого, объяснять мотивы человеческих
поступков. В то же время у Фолкнера предельно отчетливо представление о
людях, несущих в себе зло, несущих его неистребимо, непоправимо, о лю-
дях, подобных фашиствующему Перси Гримму из "Света в августе" или Джей-
сону из "Шума и ярости".
При желании из Фолкнера можно вычитать что угодно. Но главное, навер-
ное, в том, что Фолкнер, как писатель, всю жизнь пытался рассказать фак-
тически одну и ту же повесть борьбы человека с обстоятельствами, с со-
бой, с окружением.
Именно борьба, сопротивление неизбежному, самой судьбе составляют
центр личности у Фолкнера, определяют меру ее достоинства, То была фило-
софия стойкости, выдержки, яростного неприятия поражения и в жизни, и в
творчестве. Много написано о том, что герои Фолкнера обречены, что над
ними нависло вечное проклятие расы, всех обстоятельств их жизни. (В ро-
мане "Свет в августе" есть длинное рассуждение на этот счет и самого
Фолкнера.) Но "обреченность" фолкнеровского героя, кто бы он ни был,
состоит все-таки в том, чтобы сопротивляться до конца, и именно так ве-
дет себя главный герой "Света в августе", затравленный убийца Джо Крист-
мас.
После "Шума и ярости" и "Света в августе" Фолкнер написал еще мно-
жество книг, большинство из них было об йокнапатофе, крае, о котором
Фолкнер сказал "я люблю его и ненавижу". В конце своей жизни в речах и
выступлениях он высказал много горьких слов в адрес своей родины. И
все-таки Фолкнер верил, что человек в борьбе с собственным саморазруше-
нием "выстоит, выдержит". В знаменитой, ставшей уже хрестоматийной Нобе-
левской речи, он сказал: "Я отвергаю мысль о гибели человека. Человек не
просто выстоит, он восторжествует. Человек бессмертен не потому, что ни-
когда не иссякнет голос человеческий, но потому, что по своему характе-
ру, душе человек способен на сострадание, жертвы и непреклонность".


Когда озадаченные студенты спросили его, неужели именно эту мысль пи-
сатель выразил в романе "Шум и ярость", Фолкнер ответил: "Да, это именно
то, о чем я писал во всех своих книгах и что мне так и не удалось выра-
зить. Я согласен с вами, не удалось, но я все время пытался сказать, что
человек выстоит, выдержит..." Что ж, читатель, прочтя "Шум и ярость",
сможет сам ответить на вопрос, насколько Фолкнеру действительно удалось
выразить веру в человека, ту веру, о которой Фолкнер с такой убежден-
ностью говорил в поздние годы. По Фолкнеру, негритянка Дилси из "Шума и
ярости" и Лина Гроув из "Света в августе" - это люди, которые выстояли,
сохранили человечность и достоинство в современном мире.
В последние годы жизни, разъясняя в беседах с журналистами и студен-
тами свои книги, Фолкнер спорит, доказывает: нет, он не пытался убедить
читателя в том, что люди нравственно безнадежны. Он дает замечательные
советы молодежи, которые звучат современно и сегодня: "Никогда не бой-
тесь возвысить голос в защиту честности, правды и сострадания, против
несправедливости, лжи, алчности. И тогда все наполеоны, гитлеры, цезари,
Муссолини, все тираны, которые жаждут власти и поклонения, и просто по-
литики и приспособленцы, растерянные, темные или испуганные, которые
пользовались, пользуются и рассчитывают воспользоваться страхом и алч-
ностью человека, чтобы поработить его, - все они за одно поколение ис-
чезнут с лица земли".
Лучшие книги Уильяма Фолкнера, заставляющие читателя взглянуть жиз-
ненной правде в глаза, отвечают этим высоким нравственным принципам.
Ю. Палиевская

КОММЕНТАРИИ
И я в Аркадии... - латинская эпитафия, воспроизведенная на картинах
Пуссена, Рейнольдса и других художников, со значением "и я когда-то пе-
режил счастливое время".
Агнесса", "Мейбл", "Бекки" - название мужских презервативов, прода-
вавшихся в жестяных коробках. Крышку от такой коробки и поднял с земли
Ластер.
отошлете его в Джексон. - В столице штата Миссисипи городе Джексоне
находился государственный сумасшедший дом.
Бенджамин - это из Библии... - Имеется в виду Вениамин, младший сын
Иакова и единоутробный брат Иосифа. Здесь и далее обыгрывается библейс-
кая легенда об Иосифе, проданном братьями в Египет и ставшем ближайшим
советником фараона. Когда в голодный год все братья Иосифа, кроме Вениа-
мина, оставшегося с отцом, пришли в "землю Египетскую за хлебом", не уз-
нанный ими Иосиф отослал их обратно в Ханаан за Вениамином, задержав од-
ного из братьев, Симеона, как заложника. Через некоторое время братья
привели Венидмина, и Иосиф открылся им: "И пал он на шею Вениамину, бра-
ту своему, и плакал; и Вениамин плакал на шее его".
в Книге останется... - то есть в Книге Жизни, согласно записям в ко-
торой должны судить мертвых на Страшном суде. Тех, кто не записан в кни-
гу, ожидает вторая смерть.
синедесного сделать. - В негритянском фольклоре на Юге США человек с
синими деснами - это либо колдун, либо оборотень.
святому Франциску, называвшему смерть Маленькой Сестрой... - реминис-
ценция из "Гимна солнцу" святого Франциска
Ассизского (1182-1226), который был известен Фолкнеру по переводу
английского поэта и критика Мэтью Арнольда (1822-1888). В гимне воздает-
ся хвала творениям божьим - "брату Солнцу", ибо "он лучист и есть прооб-
раз твой. Всевышний" (ср. в тексте романа образ Христа, шествующего по
световому лучу), земле, воде и, наконец, смерти:
Хвала Тебе, о мой Господь,
и за сестру нашу - телесную смерть,
От нее не спасется ни один живущий,
Горе тому, кто ею в грехах смертных будет найден.
Но блажен, кто всю жизнь творил благо и милость,
Смерть не принесет ему ничего худого.
(Цит. по кн.: Франциск Ассизский. М., 1915, с. 34.) "Гимн солнцу"
вместе с монологом Макбета следует считать важнейшими "подтекстами" ро-
мана, вводящими его основные темы и символы-лейтмотивы.
Нью-Лондон - приморский город в штате Конненктикут.
глас, над Эдемом прозвучавший... - строка из свадебного гимна на сти-
хи английского поэта Джона Кебла (1792-1866).
Вашингтон лгать не умел. - Имеется в виду распространенная легенда о
том, что Джордж Вашингтон в детстве, срубив вишневое дерево, признался в
своем проступке отцу, сказав ему: "Я не умею лгать".
День памяти павших - национальный праздник в США, отмечающийся 30
мая.
молодая луна воду копит. - По негритянской примете, если рога у моло-


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 [ 59 ] 60
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Из варяг в хазары
Посняков Андрей
Из варяг в хазары


Березин Федор - Пожар Метрополии
Березин Федор
Пожар Метрополии


Свержин Владимир - Железный Сокол Гардарики
Свержин Владимир
Железный Сокол Гардарики


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека