Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

стекал с деревянного желоба по выложенной камнем канавке к
бассейну, из трещин которого пробивалась буйная зелень; в тихой
прозрачной воде плавали золотые рыбки. Над крепкими стволами
мирно шелестели метелки бамбука, газон кое-где прерывался
каменными плитами, на которых можно было прочесть надписи в
классическом стиле. Склонившийся над клумбами тощий человек,
одетый в желто-серое полотняное платье, в очках, через которые
выжидающе смотрели голубые глаза, выпрямился и медленно зашагал
навстречу гостю, без всякой неприязни, но с какой-то неловкой
робостью, присущей замкнуто живущим людям. Он вопрошающе
взглянул на Кнехта и стал ждать, что тот ему скажет. Кнехт
произнес китайские слова, приготовленные им для этого случая:
-- Юный ученик осмеливается засвидетельствовать свое
почтение Старшему Брату.
-- Благовоспитанному гостю -- добро пожаловать, --
ответствовал Старший Брат, -- юного коллегу рад видеть за
чашкой чая и радушной беседой, а ежели он того пожелает, то для
него найдется и ночлег.
Кнехт сделал "котао" и поблагодарил. Затем его ввели в
китайский домик, попотчевали чаем, показали садик, каменные
плиты с надписями, бассейн с золотыми рыбками, назвав их
возраст. До вечерней трапезы хозяин и гость сидели под
шелестящей листвой бамбука, обменивались любезностями, стихами
и речениями из классических текстов, созерцали цветы и
услаждались розовым сиянием вечера, отцветавшего над цепью гор.
Потом они снова вернулись в домик. Старший Брат подал хлеб и
фрукты, испек на крохотном очаге отличные лепешки для себя и
для гостя, а когда трапеза закончилась, студенту был задан
вопрос о цели его путешествия и притом по-немецки, по-немецки
же тот отвечал, как добрался сюда, с чем пришел, то есть с
намерением остаться столько, сколько Старший Брат дозволит быть
его учеником.
-- Об этом -- завтра, -- заметил отшельник и предложил
гостю ложе для ночлега.
Встав утром, Кнехт вышел в садик, присел на краю водоема и
залюбовался золотыми рыбками. Долго он глядел в этот маленький
и прохладный мир из темноты и света и колдовски играющих
красок, где в зелено-голубом, а то и в чернильном мраке
колыхались золотые тела, и как раз тогда, когда весь мир
казался заколдованным, уснувшим навек, чтобы никогда не
восстать из грез, они плавно, эластичным и все же пугающим
движением разбрызгивали хрустальные и золотые блестки по всему
сонному царству. А Кнехт продолжал смотреть, погружаясь в себя
все больше и больше, скорее грезя, чем созерцая, и даже не
заметил, как из китайского домика легкими шагами вышел Старший
Брат, остановился и долго наблюдал за своим погруженным в грезы
гостем. Когда Кнехт, стряхнув с себя оцепенение, наконец
поднялся, Старший Брат уже исчез, но очень скоро Кнехт услышал
из домика его голос, звавший гостя к чаю. Они обменялись
кратким приветствием, выпили по чашке и долго сидели в утренней
тишине, слушая звенящий плеск источника, мелодию вечности.
Отшельник встал и принялся хлопотать по хозяйству в
несимметрично построенном помещении, временами поглядывая
сощуренными глазами на Кнехта, и неожиданно спросил:
-- Готов ли ты надеть сандалии и удалиться отсюда?
Помедлив, Кнехт ответил:
-- Если надо, я готов.
-- А если случится так, что ты сможешь побыть здесь, готов
ли ты проявлять послушание, быть тих и нем, как золотая рыбка?
И снова студент сказал, что готов.
Покуда Кнехт с великим любопытством и не меньшим почтением
смотрел на Старшего Брата, "тих и нем, как золотая рыбка", тот
достал из деревянного сосуда, похожего на колчан, набор палочек
-- высушенные стебли тысячелистника. Внимательно пересчитав их,
он снова положил несколько палочек в колчан, одну отодвинул в
сторону, а оставшиеся разделил на две равные части; держа
половину в левой руке я доставая тонкими чувствительными
пальцами правой несколько палочек из второй половины, он считал
их и откладывал, покуда не осталось совсем немного палочек,
которые он зажал между двумя пальцами левой, руки. После этого
ритуального счета, когда от половины осталось две-три палочки,
он повторил ту же процедуру с другой половиной. Отсчитанные
палочки он отложил, перебрал вновь обе половины, одну за другой
пересчитал, снова взял оставшиеся между двух пальцев, все это
проделывая с какой-то экономной, тихой быстротой, что выглядело



как некая тайная, тысячу раз игранная и доведенная до
виртуозности игра. Так он сыграл несколько раз, и в конце
концов осталось три небольших, кучки, палочек, по числу их он и
определил знак, который нанес тоненькой кисточкой на листок
бумаги. Затем весь сложный ритуал повторился, палочки делились
на две небольшие кучки, их пересчитывали, несколько --
откладывали, зажимали между пальцев, покуда в конце концов
опять не остались три небольшие кучки и не был записан второй
знак. В каком-то таинственном, ни разу не нарушенном ритме
палочки, тихо постукивая друг о друга, передвигались,
пританцовывая, меняли свои места, составляли кучки, их
разделяли и вновь пересчитывали. В конце каждого тура пальцы
записывали очередной знак, так что в результате положительные и
отрицательные знаки стояли в шесть строчек друг над другом.
После этого палочки были аккуратно собраны и вновь уложены в
колчан. Сам же маг сидел на тростниковой циновке и долго молча
рассматривал результат вопрошания оракула на своем листочке.
-- Это знак Мон, -- произнес он наконец. -- Знак
именуется: безумство молодости. Наверху гора, внизу вода,
наверху Инь, внизу Кань. У подножия горы бьет источник, символ
юности. Толкование гласит:
Безумство юности удачливо.
Не я ищу юного безумца,
Юный безумец ищет меня.
На первый вопрос оракул ответит.
Докучать расспросами -- это назойливо.
Назойливому я ничего не скажу.
Настойчивость благотворна.
От напряжения Кнехт затаил дыхание. В наступившей тишине
послышался вырвавшийся у него вздох. Он не смел расспрашивать.
Но ему казалось, что он понял: юный безумец прибыл, ему
разрешено остаться. Еще в то время, когда пальцы и палочки
двигались подобно марионеткам, они заворожили его какой-то
осмысленностью, и хотя смысл этот невозможно было уловить,
результат уже был налицо. Оракул изрек приговор, он решил дело
в его пользу.
Мы не стали бы описывать этот эпизод с такими
подробностями, если бы Кнехт не рассказывал его столь часто
своим друзьям и ученикам, притом не без очевидного
удовольствия. А теперь вернемся к нашему повествованию.
Многие месяцы провел Кнехт в Бамбуковой роще и овладел
действом с палочками из тысячелистника, проделывая все
церемонии почти так же искусно, как и его учитель. Последний
каждодневно упражнялся с ним в пересчете палочек, посвятил его
в грамматику и символику языка оракулов, заставил выучить
наизусть и записать шестьдесят четыре знака, а в особенно
удачные дни рассказывал одну из историй Чжуан-Цзы.
В свободное время ученик ухаживал за садом, мыл кисти,
растирал тушь, научился варить и суп, приготавливать чай,
собирать хворост, следить за погодой, читать китайский
календарь. Но редкие его попытки во время немногословных бесед
заговорить об Игре, о музыке не приносили успеха. Казалось, он
обращается к глухому.
Иногда от этих вопросов Старший Брат отделывался
снисходительной улыбкой или же отвечал изречением вроде:
"Густые тучи -- нет дождя", "Благородный безупречен". Но когда
Кнехт выписал из Монпора небольшие клавикорды и ежедневно по
часу стал играть на них, хозяин не препятствовал ему в этом. В
один прекрасный день Кнехт признался своему учителю, что очень
хотел бы включить систему "И-цзин"{2_3_09} в Игру. Старший Брат
рассмеялся:
-- Попробуй, -- воскликнул он, -- сам увидишь, к чему это
приведет. Посадить и вырастить в этом мире приятную маленькую
бамбуковую рощу еще можно. Но удастся ли садовнику вместить
весь мир в эту свою рощу, представляется мне все же
сомнительным.
Однако довольно об этом. Мы упомянем лишь, что Кнехт,
много лет спустя, будучи уже весьма уважаемой персоной в
Вальдцеле, предложил Старшему Брату взять на себя преподавание
специального предмета, но тот так ему и не ответил.
Неоднократно Иозеф Кнехт отзывался о месяцах, проведенных
в Бамбуковой роще, как об особенно счастливом периоде своей
жизни, часто называя его "началом пробуждения", да и вообще с


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 [ 59 ] 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Андреев Николай - Третий уровень. Тени прошлого
Андреев Николай
Третий уровень. Тени прошлого


Конан-Дойль Артур - Приключения Михея Кларка
Конан-Дойль Артур
Приключения Михея Кларка


Суворов Виктор - Последняя республика
Суворов Виктор
Последняя республика


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека