Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

строго, но со вкусом; держится она, как обычно, непринужденно, спокойно и
доброжелательно.
- Вот и мне она кажется такой же - благослови ее господь! Те, кто умеет
веселиться, будут охотно смеяться вместе с мамой, но смеяться над ней станут
лишь мелкие души. Я не допущу, чтоб над ней насмехались, а тот, кто посмеет,
заслужит мою неприязнь, мое презрение, мой...
Он осекся - и вовремя, ибо разволновался сильнее, чем того заслуживала
вся эта история. Правда, я лишь впоследствии узнала, что у него была еще
одна причина быть недовольным Джиневрой Фэншо. Он предстал на сей раз в
новом, доселе невиданном обличье: горящее лицо, раздутые ноздри,
презрительная улыбка на изящно очерченных губах. Надо сказать, что мягкое и
обычно безмятежное лицо, внезапно искаженное гневом, - зрелище не из
приятных; не нравилось мне и мстительное настроение, охватившее эту сильную
юную душу.
- Я напугал вас, Люси? - спросил он.
- Я просто не могу понять, почему вы так сердитесь.
- А вот почему, - прошептал он мне на ухо, - я убедился, что Джиневра
не обладает ни чистотой ангела, ни чистотой целомудренной женщины.
- Чепуха! Вы преувеличиваете: особых грехов за ней не водится.
- По мне, их слишком много. Я вижу то, чего вам не увидеть. Но оставим
эту тему. Давайте я развлекусь и подшучу над мамой - скажу ей, что она
устала. Мама, очнитесь, пожалуйста!
- Джон, я и впрямь очнусь, если ты не станешь лучше вести себя. Когда,
наконец, вы с Люси замолчите и дадите мне послушать пение?
Мы вели разговор под громоподобные звуки хора.
- Послушать пение, матушка?! Ставлю мои запонки из настоящих каменьев
против вашей поддельной брошки...
- Поддельной брошки, Грэм? Нечестивец! Ты же знаешь, что это
драгоценный камень!
- О нет! Это одно из ваших заблуждений; вас обманули.
- Меня удается обмануть гораздо реже, чем ты думаешь. Как это
случилось, что ты знаком с барышнями, приближенными ко двору, Джон? Я
заметила, что две из них уже не менее получаса уделяют тебе немалое
внимание.
- Лучше бы вы их не заметили.
- Это почему же? Только потому, что одна из них насмешливо глядит на
меня в лорнет? Какая красивая и глупенькая девочка; но неужели ты боишься,
что ее хихиканье может огорчить одну старую даму?
- Ах, моя умная, чудесная старая дама! Матушка, вы мне дороже целого
десятка жен.
- Спокойнее, Джон, не то я упаду в обморок и тебе придется тащить меня
на себе; под таким грузом ты заговоришь уже по-другому: "Мама, - воскликнешь
ты, - целый десяток жен едва ли обойдется мне дороже, чем вы одна!"
После концерта следовала лотерея "au benefice des pauvres". В антракте
все вздохнули свободно, и началась невообразимо приятная общая суматоха. С
подмостков увели толпу девиц в белом, вместо них на сцену вышли мужчины и
стали готовить ее к предстоящей лотерее; самым деятельным из них был вновь
появившийся в зале знакомый нам господин - не высокий, но расторопный,
бодрый, полный энергии и подвижный - за троих. Как он работал, этот мосье
Поль! Как бойко отдавал приказания, подставляя в то же время плечо под
лотерейное колесо! У него в распоряжении было с полдюжины помощников, но он
отодвигал рояли и выполнял другую тяжелую работу вместе с ними. Его
чрезмерная живость одновременно раздражала и смешила; лично меня вся эта
суета и отталкивала и забавляла. Однако, несмотря на предубеждение и досаду,
я все же, наблюдая за ним, ощутила какое-то милое простодушие во всем, что
он делал и говорил, и заметила у него на лице выражение силы, выделявшее его
из множества бесцветных физиономий: глубина и проницательность взгляда, мощь
бледного, открытого выпуклого лба, подвижность чрезвычайно выразительного
рта. Правда, силе его недоставало спокойствия, но зато ее отличали живость и
пылкость.
В зале царил хаос: одни просто стояли, другие прогуливались, все
смеялись и болтали. Малиновая ложа представляла собой красочное зрелище:
длинная черная туча мужчин распалась и перемешалась с радугой дамских
нарядов; к королю подошли два или три офицера и заговорили с ним. Королева,
покинув кресло, плавным шагом двигалась вдоль ряда барышень, встававших
перед ней. Я видела, что каждую она удостаивает любезным словом, ласковым
взглядом или улыбкой. Двух хорошеньких англичанок, леди Сару и Джиневру
Фэншо, она одарила даже несколькими фразами; когда она удалилась, обе
девушки, особенно последняя, казалось, пылают от восторга. Вскоре их
окружили дамы, а потом и несколько мужчин, из коих ближе всех к Джиневре
оказался граф де Амаль.
- Здесь ужасно душно и жарко, - произнес доктор Бреттон, внезапно
поднявшись со стула, - Люси, мама, вам не хочется хоть немного подышать
свежим воздухом?
- Идите, Люси, - откликнулась миссис Бреттон, - а я, пожалуй, посижу.


Я бы охотно тоже осталась на месте, но желание Грэма было для меня
важнее моего собственного, и я отправилась с ним на улицу.
Ночь была холодной, но Джон, казалось, не замечал этого; ветра не было,
ясное ночное небо усеяли звезды. Я куталась в меховую накидку. Мы несколько
раз прошлись туда и обратно по тротуару, и когда попали под свет фонаря,
Грэм заглянул мне в глаза.
- Вы что-то загрустили, Люси, - уж не из-за меня ли?
- Мне показалось, что вы чем-то расстроены.
- Нисколько. Хочу, чтобы вы были в таком же хорошем настроении, как я.
Я убежден, Люси, что умру не от разбитого сердца. Меня могут мучить боли или
слабость, но болезнь или недомогание, вызванные любовными страданиями,
никогда еще не одолевали меня. Ведь вы же сами видите, что дома я всегда
бываю весел?
- Обычно да.
- Я рад, что она смеялась над моей матерью. Да я не променяю мою
старушку на целую дюжину красавиц. Эта издевка принесла мне огромную пользу.
Благодарю вас, мисс Фэншо! - Он снял шляпу с кудрявой головы и насмешливо
поклонился. - Да, да, - повторил он, - я ей весьма признателен. Благодаря ей
я убедился, что девять десятых моего сердца крепки, как булат, и лишь одна
десятая кровоточит от легкого укола, но рана заживет мгновенно.
- Сейчас вы сердитесь и негодуете; поверьте, завтра все будет выглядеть
по-иному.
- Это я-то сержусь и негодую! Вы меня плохо знаете. Напротив, гнев мой
остыл, я холоден, как нынешняя ночь, которая, кстати, для вас слишком
прохладна. Пора вернуться в залу.
- Доктор Джон, как внезапно вы переменились!
- Вы ошибаетесь; но, впрочем, если во мне и произошла перемена, то по
двум причинам - одну из них я вам открыл. А теперь пойдемте.
Мы с трудом пробрались к нашим местам: лотерея уже началась, кругом
царила неразбериха, проход был забит людьми, и мы то и дело останавливались.
Вдруг мне почудилось, что кто-то окликнул меня, я оглянулась и увидела
поблизости вездесущего, неотвратимого мосье Поля. Он вперил в меня мрачный
пристальный взгляд, хотя, пожалуй, этот взгляд относился не ко мне, а к
моему розовому платью, которое, наверное, и было причиной саркастического
выражения на его лице. Он вообще не отказывал себе в удовольствии
покритиковать туалеты учительниц и пансионерок мадам Бек, и первые, надо
сказать, считали такую манеру оскорбительной бестактностью; мне же пока
ничего подобного пережить не пришлось, вероятно, потому, что мои унылые
будничные наряды не могли обратить на себя внимание. В тот вечер я не была
расположена терпеть его нападки, поэтому и сделала вид, что не замечаю его,
отвернулась и уставилась на рукав доктора Джона, подумав, что мне доставит
больше удовольствия, успокоения, приятности и тепла смотреть на черный
рукав, чем на смуглую и противную физиономию коротышки-профессора. Доктор
Джон, сам того не ведая, как бы поддержал мой выбор, наклонившись ко мне и
промолвив ласковым тоном:
- Вот, вот, держитесь ко мне поближе, Люси, эти суетливые аборигены не
слишком заботятся об остальных людях.
Однако остаться до конца последовательной мне не удалось: поддавшись
гипнотическому или какому-то иному воздействию - непрошеному, тягостному, но
мощному, - я вновь оглянулась, чтобы проверить, ушел ли мосье Поль. Как бы
не так, он стоял на прежнем месте и глядел нам вслед, но совсем другими
глазами - он проник в мой замысел и понял, что я избегаю его. Насмешливое,
но не жестокое выражение лица сменилось мрачной хмуростью, и когда я
поклонилась ему, надеясь уладить недоразумение, то ответом мне был
невообразимо церемонный и суровый кивок головы.
- Кого вы так разгневали, Люси? - с улыбкой прошептал доктор Бреттон. -
Что это у вас за свирепый друг?
- Профессор из пансиона мадам Бек, очень сердитый человечек.
- Да, вид у него сейчас очень сердитый - в чем же вы провинились? Что
произошло? О Люси! Пожалуйста, скажите мне, что все это значит.
- Уверяю вас, ничего таинственного. Мосье Эманюель очень "exigeant"*: я
уставилась на ваш рукав, а не присела перед ним в реверансе, значит, по его
мнению, я не выказала ему должного уважения.
______________
* Требовательный (фр.).
- Этот малень... - начал было доктор Джон, но дальнейшее осталось мне
неизвестным, ибо тут меня чуть не сбили с ног. Мосье Поль продирался вперед
мимо нас, не обращая внимания на безопасность окружающих и расталкивая их
локтями, так что люди начали теснить друг друга.
- Мне кажется, он принадлежит к тем, кого сам назвал бы "mechant"*, -
сказал доктор Бреттон. Я с ним согласилась.
______________
* Злюка (фр.).


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 [ 59 ] 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Дети Барса
Володихин Дмитрий
Дети Барса


Шилова Юлия - Цена успеха, или Женщина в игре без правил
Шилова Юлия
Цена успеха, или Женщина в игре без правил


Каменистый Артем - Практикантка
Каменистый Артем
Практикантка


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека