Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Францию, превращает фильм в антифашистский. Были и поражения. В один из
моментов судьба свела его с будущим президентом, а тогда исполнителем
ролей ковбоев - Рональдом Рейганом. Фолкнер написал сценарий по книге
Стивена Лонгстрита "Конская тропа". Сначала заглавную роль должен был
играть известный актер Хамфри Богарт, потом его заменили на Р. Рейгана.
Фильм не оправдал ожиданий ни авторов, ни зрителей, и один нью-йоркский
критик написал, что понравиться он может разве что лошадям. Прочитав эту
статью, Фолкнер послал Р. Рейгану телеграмму: "Моей лошади фильм не пон-
равился".
Фолкнеровская скрытая неприязнь к Голливуду, о которой он говорил по-
рой открыто, а кроме того, нарушение им принятых в Голливуде жестких
норм, определяющих стиль работы авторов, привели наконец к молчаливому
заговору режиссеров и продюсеров против Фолкнера: ему перестали предла-
гать работу, и именно в то время, когда финансовое положение писателя
было особенно затруднительным: книги его не переиздавались. Но как изме-
нилось отношение Голливуда после того, как в 1950 году Фолкнер стал
звездой литературной сцены, лауреатом Нобелевской премии! Теперь уже
Голливуд готов был заплатить любые деньги, чтобы заполучить знамени-
тость.
Признания пришлось ждать долго, очень долго. Его первый рассказ был
опубликован в 1919 году, но известность, а вслед за ней и материальное
благополучие пришли лишь к концу жизни.
В Европе, прежде всего во Франции, открытие Фолкнера состоялось го-
раздо раньше, но соотечественники долго не признавали его. В пятидесятые
годы интерес, вызванный присуждением Фолкнеру Нобелевской премии, был
подкреплен многочисленными критическими работами о нем. Число их быстро
росло и к настоящему времени обозначается уже почти астрономической циф-
рой. Ни об одном американском писателе не пишут так много, как о Фолкне-
ре.
Вернемся к молодым годам писателя, к тому времени, когда создавались
"Шум и ярость" 1929) и "Свет в августе" (1932). Это не первые его круп-
ные произведения. До них было написано много стихов, рассказов и два ро-
мана. Но "Шум и ярость - первый очень фолкнеровский роман, поначалу оце-
ненный лишь узким кругом знатоков, а затем принесший ему мировую славу.
Фолкнер писал его одновременно с другим романом, "Сарторис". Именно в
эти годы состоялось открытие Фолкнером самого себя. После попыток сочи-
нять любовную лирику, романы про вернувшегося с фронта солдата ("Сол-
датская награда", 1926) и праздную интеллигенцию ("Москиты", 1927) он
понял свое предназначение - писать о родном крае.
Большую роль в судьбе Фолкнера сыграл Шервуд Андерсон.
В 1925 году Фолкнер, следуя примеру многих молодых американских писа-
телей, едет в Европу. Перед поездкой он проводит полгода в Новом Орлеа-
не. Здесь он близко сходится с Шервудом Андерсоном - замечательным аме-
риканским писателем старшего поколения, написавшим в 1919 году книгу,
которая, как показало время, осталась одним из лучших произведений сов-
ременной американской литературы, - "Уайнсбург, Огайо". Это сборник свя-
занных между собой рассказов из жизни провинциального городка, история
американского мечтателя. Одухотворенность простоты, которая нам знакома,
например, по рассказам Андрея Платонова, делает "Уайнсбург, Огайо" про-
изведением совершенно особым. Достоверность и точность в описаниях дви-
жений души - без всякой сентиментальности - эти достоинства прозы Андер-
сона сближают его с гениальными произведениями классики, в частности
русской.
Фолкнер провел с Андерсоном множество часов за разговорами о литера-
туре и вообще о жизни. Несмотря на большую разницу лет, они стали
друзьями. Они даже сочиняли вместе фантастические истории, которые,
правда, никогда так и не были опубликованы. Андерсон помог Фолкнеру из-
дать его первый роман, "Солдатская награда", но, главное, дал совет, ко-
торый помог начинающему писателю освободиться от мучивших его сомнений.
"Вы простой парень, Фолкнер, - сказал Андерсон. - Все, что вы знаете, -
это небольшой клочок земли где-то там у вас, на Юге, но этого достаточ-
но".
Клочок родной земли, то есть семейная история, история его округа и
штата на фоне американской истории, стал для Фолкнера неиссякаемым ис-
точником творчества. Ему не нужно было ничего придумывать - множество
фактов и событий, творчески преображенных, хлынули со страниц его книг.
Фолкнер назвал свою страну "Иокнапатофа". На языке племени индейцев чи-
касо слово означает "тихо течет река по равнине". Знакомая мысль о необ-
ратимом течении реки жизни зазвучала у Фолкнера трагически: страшна и
жестока эта жизнь и обманчива гладь реки. Позднее Фолкнер указал точное
население округа - шесть тысяч двести девяносто два белых и девять тысяч
триста тринадцать негров, площадь округа - две тысячи четыреста квадрат-
ных миль, то есть квадрат со стороной примерно в восемьдесят километров.
Мир Иокнапатофы хоть и велик, но провинциален и тесен: все люди здесь
как будто знают друг друга или хотя бы друг о друге.


Если расположить истории, рассказанные Фолкнером, в хронологическом
порядке, то получится внушительная многотомная эпопея, охватывающая при-
мерно полтора столетия - со времени появления в Миссисипи первых белых
поселенцев. Борьба человека с дикой природой, отступление природы и ги-
бель ее, Гражданская война и крушение рабовладельческой аристократии,
судьба бедных арендаторов, наступление на американскую глубинку "новых
людей", жестокие расовые отношения - вот о чем пишет Фолкнер.
Особенность всех книг Фолкнера - романы "Шум и ярость" и "Свет в ав-
густе" в этом смысле, конечно, не исключение - в том, что их собственное
содержание и смысл, тесно связанные с содержанием и смыслом других рома-
нов и всей эпопеи в целом, как будто выходят за рамки отдельного произ-
ведения, не умещаются в них.
В 1946 году, почти через двадцать лет после того, как писатель открыл
Иокнапатофу, он нарисовал подробную карту округа. В отличие от многих
карт, которые уже существовали в литературе, она как будто и не придала
большей достоверности описываемым событиям, которые, казалось, сама
жизнь поместила на страницы и которые и не требуют дополнительных подт-
верждений. Для понимания Фолкнера нужна не столько эта карта, сколько
прояснение запутанных отношений героев, а иногда и самих описываемых со-
бытий.
Население Иокнапатофы - более пятнадцати тысяч человек. Из них при-
мерно шестьсот персонажей названы по именам, и это очень много, если
учесть, что герои, переходя из романа в роман, оказываются связаны слож-
ными узами и разобраться, кто есть кто, непросто.
Американский книжный мир, полностью ориентированный на спрос, быстро
отозвался на эту потребность читателя, и появилось несколько справочни-
ков к Фолкнеру. В этих книгах, а также приложениях к некоторым романам
("Шум и ярость" входит в их число) - последовательное изложение сюжета,
перечень персонажей и их сложных родственных связей, разъяснение темных
и путаных мест. Изданы "Читательский путеводитель по Фолкнеру", "Фолкне-
ровский глоссарий" и множество других справочников и указателей, приз-
ванных помочь читателю ориентироваться в мире Уильяма Фолкнера. Факт
этот удивительный: для того, чтобы понять современное художественное
произведение, требуется огромный дополнительный аппарат - так, как если
б это была древняя рукопись. Писатель заставляет не развлекаться, а ско-
рее мучиться вместе с ним над загадкой жизни: что делает человека таким,
какой он есть, что толкает его на убийство, жестокость и, наоборот, -
почему человек может быть самоотверженным и благородным, а значит, ис-
пользуя любимые фолкнеровские слова, "выдержать, выстоять".
По отношению к своему творчеству Фолкнер был беспощаден. Трудно найти
другого писателя, который отзывался бы столь резко о самом себе. Все
свои книги он называл "неудачами", а "Шум и ярость" - "самой блестящей
неудачей". "Не удалось", "не вышло", "не получилось" - Фолкнер так нас-
тойчиво повторял эти слова, будто ждал опровержения.
Писатель экспериментировал всю жизнь. Казалось, он испробовал все
приемы, которые когда-либо изобретала литература, и, наверно, поэтому
так легко "растащить" Фолкнера по разным влияниям. С кем только не срав-
нивали его! Если составить полный список литературных имен, прямо или
косвенно, по мнению критиков, повлиявших на Фолкнера, то получится длин-
нейший перечень английских, американских, французских и русских писате-
лей. Конечно, Фолкнер сумел создать свой мир, свой стиль не из литера-
турных источников, но и литературная атмосфера того времени - двадцатых
- тридцатых годов, оказала на него во многом формирующее влияние.
В молодости, в своих поэтических опытах, испытывая на себе влияние
французских символистов, он откровенно подражал им, потом пришло увлече-
ние литературой экспериментальной и, что называется, модернистской - Дж.
Джойсом, Т. С. Элиотом. Фолкнер отрицал сам факт знакомства с романом
Джойса "Улисс" (1922) до того, как он принялся писать свой "Шум и
ярость", но из более поздних многочисленных свидетельств стало известно,
что он довольно рано прочел произведение, с которого в англо-американс-
ком литературном мире принято отсчитывать начало новейшей литературы XX
века.
Это была литература, отражавшая современное сознание человека: одно-
го, без бога, без веры, лицом к лицу с миром, который представляется
ему, как сказал Т. С. Элиот, "гигантской панорамой тщеты и анархии". В
этом мире из-под человека выбита основа существования - вера в осмыслен-
ность его пребывания на земле, и единственно, во что остается верить,
так это в относительность всех истин. Писатель в новой роли уже не пре-
тендует на роль нравственного судьи героев - он всего лишь рассказчик
или даже один из рассказчиков, который может быть так же озадачен
жизнью, как и сам читатель. Представить как можно больше разных точек
зрения, осветить один и тот же предмет с разных сторон - может, таким
путем "составится" истинная картина? В "Шуме и ярости" четыре рассказчи-
ка, четыре взгляда на жизнь, в романе "Когда я умирала" (1930) их уже
пятнадцать. Однако Фолкнеру и этого казалось мало, слишком мало, чтобы


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 [ 58 ] 59 60
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукин Евгений - Благие намерения
Лукин Евгений
Благие намерения


Лукин Евгений - Труженики зазеркалья
Лукин Евгений
Труженики зазеркалья


Конан-Дойль Артур - Англо-Бурская война (1899-1902)
Конан-Дойль Артур
Англо-Бурская война (1899-1902)


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека