Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Голос Бена гремел и раскатывался. Квини тронула с места, мерный пе-
рестук копыт возобновился, и тут же Бен замолк. Ластер оглянулся быстро
на него и снова задергал вожжами. Над цветком, сломанно поникшим из ру-
ки, взгляд Бена был опять пуст и синь и светел, а фасады и карнизы уже
вновь плыли слева направо; столбы и деревья, окна, двери и вывески - все
на своих назначенных местах.

ПОСЛЕСЛОВИЕ
"ХОЗЯИН И ВЛАДЕЛЕЦ ИОКНАПАТОФ"
Перед нами два лучших романа крупнейшего американского писателя двад-
цатого века Уильяма Фолкнера. "Хозяином и владельцем Иокнапатофы" назы-
вал себя сам писатель, создавший на страницах своих многочисленных книг
замечательный край, в очертаниях которого просматривалась его родина:
округ Лафайет, штат Миссисипи.
Современные читатели или безоговорочно принимают или так же безогово-
рочно отвергают Фолкнера, но чем дальше во времени отодвигается от нас
его творчество, тем яснее становится уникальность его положения классика
современной литературы, положения, которое Фолкнер занял по праву после
долгих лет непризнания со стороны критики и читателей.
Уильям Фолкнер родился и вырос на американском Юге. По происхождению
он, судя по всему, шотландец, фамилия его означает "сокольничий": воз-
можно, что далекий предок Фолкнера смотрел за соколами британской коро-
ны. Начиная с конца восемнадцатого века фолкнеровская семейная история
как бы символически повторила путь всей американской нации: от восточно-
го побережья на запад, к неосвоенным землям, в глубь страны. Самый зна-
менитый предок - прадед будущего писателя, в фолкнеровских романах он
фигурирует под именем полковника Сарториса. На примере его судьбы хорошо
видно, какого рода человеческий материал суждено было литературно осмыс-
лить Фолкнеру. Подростком прадед его уходит из дома и в четырнадцать лет
уже работает в городской тюрьме. Он участвовал в Мексиканской войне, был
юристом, плантатором, во время Гражданской войны командовал кавалерийс-
ким полком, после войны построил первую в штате железную дорогу, он пи-
сал стихи, а позднее и прозу: роман прадеда Фолкнера "Белая роза Мемфи-
са" выдержал множество изданий. Закончилась бурная жизнь полковника тра-
гически: его убил деловой конкурент.
Фолкнер провел классическое детство мальчишки, знакомое нам по книгам
Марка Твена: недалеко от провинциального городка с громким названием
Оксфорд, где он жил, был овраг и лес, там водились лисы, совсем рядом
проходила построенная прадедом, "своя" железная дорога. Но были в этом
детстве и совсем недетские впечатления. Когда Фолкнеру исполнилось 11
лет, в Оксфорде совершился суд Линча, в котором приняли участие две ты-
сячи жителей города. Обезглавленный и изувеченный труп повесили на пло-
щади. Еще более чудовищный суд состоялся шесть лет спустя. Кровавую ра-
совую проблему Фолкнер всю жизнь наблюдал в ее чудовищной обыденности.
Он так и представил ее в своих рассказах и романах "Свет в августе"
(1932) и "Осквернитель праха" (1948). Но Фолкнер писал о своих черных
соотечественниках почти в каждом большом произведении. Он просто не мог
не писать о расовой проблеме, об этом проклятье Америки.
Писатель оставался верен своему краю и творчески, и человечески. Не-
долгая учеба в университете, а потом в Летном корпусе в Канаде, литера-
турное паломничество в Европу и короткая литературная жизнь в Новом Ор-
леане - все это было в молодости. С 1930 года Фолкнер прочно обосновыва-
ется в Оксфорде.
Лишь раз в жизни он попытался служить - заведующим почтовым отделени-
ем университета Миссисипи, - но по своему характеру он не мог заставить
себя выполнять эти обязанности: на почте Фолкнер сидел запершись и писал
стихи. Постепенно посетители перестали обращаться к нему и в поисках
корреспонденции рылись в корзине, куда Фолкнер отправлял все письма.
Фолкнера уволили. Так закончилась его первая и последняя попытка рег-
ламентировать жизнь.
Все образование Фолкнера - в обширном и беспорядочном чтении. Фолкнер
не закончил средней школы, он регулярно посещал все занятия только пер-
вые шесть лет, и поступить в университет штата Миссисипи ему удалось,
лишь воспользовавшись привилегиями, которые полагались демобилизованным
солдатам. Но в университете Фолкнер проучился, а вернее, просуществовал,
всего полтора года, и потом уже навсегда забросил мысль о том, чтобы по-
лучить какое бы то ни было систематическое образование. В молодости слу-
чайная работа давала ему возможность писать, что было для него главным.
А писать он начал в тринадцать лет...
Для своих соотечественников, жителей провинциального городка "где-то
на Юге" ("они хорошие люди, но не читают книг", - сказал о них Фолкнер),
он был неудачник, у которого никогда нет денег и который тем не менее ни
на кого не обращает внимания. Пока Фолкнер был жив, о нем мало что знали



не только жители его родного города, но и издатели, и критики, и даже
близкие друзья. Он яростно сопротивлялся попыткам превратить его частную
жизнь в объект праздного или бесцеремонного разглядывания. Из всех очер-
ков, которые написал Фолкнер, самый страстный, самый резкий - "О частной
жизни", где он вспоминает о своей безуспешной попытке остановить публи-
кацию материала о нем, Уильяме Фолкнере, но не как о писателе, а как о
частном лице.
После смерти Фолкнера (он умер в 1962 году от сердечного приступа,
последовавшего за падением с лошади) стали выходить книги о нем. Посте-
пенно из воспоминаний и свидетельств родственников, друзей и знакомых
сложился облик человека, который всю жизнь чувствовал свое одиночество и
всеми силами оберегал его; человека, для которого писать было непреодо-
лимой потребностью.
Он любил придумывать разные истории о себе, при этом отличить в них
правду от вымысла было чрезвычайно трудно.
"Писатель - прирожденный лгун, - говорил он, - и если человек не уме-
ет "сочинять", он никогда не станет писателем". Удивительные истории,
которые придумывал Фолкнер о себе, просачивались в печать, на супероб-
ложки книг и заменяли недостающую точную информацию. Так возникли и на-
чали кочевать из книги в книгу (включая и наши издания) фантастические
сведения о том, как Фолкнер, будучи курсантом летного училища, посадил
самолет на крышу ангара (да еще вверх колесами и притом сумел тут же вы-
пить виски, хотя и висел вниз головой), как он был сбит над Францией,
как он профессионально и умело занимался изготовлением и сбытом самого-
на, и так далее, и тому подобное. Даже известный американский писатель
Шервуд Андерсон не смог не поверить Фолкнеру, когда тот очень убеди-
тельно рассказал ему о своем тяжелом ранении в голову: врачи якобы вы-
нуждены были поставить ему серебряную пластинку, и потому относиться к
нему надо с особой осторожностью...
Для Фолкнера фантазирование, мифотворчество о себе являлось как бы
продолжением книг, то была его творческая мастерская, где он, проверяя
очередной сюжет, разыгрывал его в лицах. В то же время писатель и защи-
щался таким образом от непрошеных знакомств. Когда он не хотел отвечать
на какой-то вопрос о себе, он просто говорил: "Я ведь, в общем-то, фер-
мер, а не литератор". Родственникам и близким друзьям было очень нелегко
с Фолкнером, так же, как и ему с ними. Он любил повторять слова из свое-
го романа "Дикие пальмы": "Выбирая между горем и ничем, я приму горе". В
них, можно сказать, и формула жизни крупнейшего писателя Америки, многие
годы не имевшего литературного имени и вынужденного сотрудничать с Гол-
ливудом, обремененного долгами, детьми, семьей.
Чувство ответственности и выдержку - свойства, которые Фолкнер ставил
выше всего в людях, друзья видели прежде всего в самом писателе.
Но здесь придется коснуться темы, о которой писать непросто. Нужно ли
нам знать, что у Фолкнера были периоды "чудовищного забытья", которые
могли продолжаться иногда по месяцу и дольше? Некоторые американские
исследователи доходят до крайностей, утверждая, что в знаменитых фолкне-
ровских предложениях, к концу которых забываешь то, что было в начале
(самое длинное такое предложение занимает сорок девять страниц), -
чувствуется всего лишь "алкогольная вязкость мысли". В пристрастии к ал-
коголю сказалась, возможно, печальная дань традиции охотников и траппе-
ров с американского Юга, - а Фолкнер общался с ними с четырнадцати лет,
- и желание "забыться" после всепоглощающей работы над очередной книгой,
и реакция на неудачную личную жизнь. Объяснить все причины трудно, даже
когда знаешь факты биографии.
Фолкнер женился поздно, на женщине, которую любил в юности. Нервный и
тяжелый характер жены вряд ли мог способствовать семейному счастью. Суп-
руги быстро отдалились друг от друга, так что то одиночество, к которому
Фолкнер привык с детства, с годами лишь углубилось. Кроме того, и финан-
совое положение семьи было сложным. Литературный труд не приносил дохо-
да, на который можно было бы содержать семью. Гонорар от "Шума и ярос-
ти", например, был просто мизерным: за шестнадцать лет продали всего
лишь Три тысячи экземпляров. В течение многих лет единственной книгой,
которая пользовалась популярностью, оставался сенсационный роман "Святи-
лище", написанный в 1931 году, как искренно и прямо признавался Фолкнер,
ради денег.
В поисках средств к существованию Фолкнер обращается в Голливуд. В
Голливуде он наездами работал долгие годы. Он ненавидел студию, ненави-
дел систему работы двух авторов над одним сценарием: один пишет диалоги
- это делал Фолкнер, - другой ремарки, Сама необходимость пробивать на
карточке время прихода и ухода тяготила его.
За время работы в Голливуде Фолкнер написал много диалогов, но не
создал ничего значительного. "Мое дело писать книги, а не ваши сцена-
рии", - повторял он. И все же были в этой жизни и некоторые удачи: соз-
давая уже во время второй мировой войны сценарий по роману Хемингуэя
"Иметь и не иметь", Фолкнер меняет место действия, переносит его во


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 [ 57 ] 58 59 60
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Не русские идут
Головачев Василий
Не русские идут


Шилова Юлия - Охота на мужа-2, или Осторожно: Разочарованная женщина
Шилова Юлия
Охота на мужа-2, или Осторожно: Разочарованная женщина


Пехов Алексей - Темный охотник
Пехов Алексей
Темный охотник


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека