Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Перенюхав с десяток пластиковых и стеклянных емкостей, я вылила в ванну
розовую жидкость, приятно пахнущую гиацинтом, швырнула туда мочалку и,
напевая, собралась раздеваться. В это мгновение раздался телефонный звонок.
- Евлампия, - донесся из трубки слабый голос, - вы хотели получить
дневник Жанны?
- Да! - заорала я, не помня себя от радости. - Да, конечно, он у вас?
- Здесь лежит, - прошелестела еле слышно женщина.
Либо она больна, либо очень старая, вон как разговаривает, словно
находится на краю могилы.
- Какая удача! - радовалась я, пытаясь одной рукой застегнуть джинсы. -
Откуда вы узнали мой телефон?
- Господин Дубовский дал, - задыхалась собеседница, - приезжайте.
- Куда?
- В Ломакино, на электричке с Киевского вокзала...
- Сейчас? Но ведь уже девять часов!
- Завтра в семь утра я навсегда покидаю Россию , - пояснила незнакомка, -
уезжаю на постоянное жительство в Израиль, у вас последний шанс - сегодня.
Не колеблясь ни секунды, я заявила:
- Давайте адрес.
- Ломакино, улица Октябрьская, восемнадцать.
- Как вас зовут?
- Ольга Кац, - ответила женщина и бросила трубку.
Я забегала по квартире, пытаясь одновременно одеться, причесаться и
накраситься... Как назло, дети все не возвращались. Отчаявшись их дождаться,
я написала записку: "Срочно уехала по делам в Ломакино, буду завтра",
прикрепила бумажку на холодильник, схватила сумку, кошелек и ринулась к
двери, но не успела отпереть замок, как раздалась звонкая трель. Радуясь,
что ребята успели вернуться до моего отхода, я распахнула дверь и увидела
нашего соседа-психиатра с нижнего этажа.
- Простите великодушно за поздний визит, - завел он шарманку, - но я
вынужден был...
- Ну? - весьма невежливо поинтересовалась я, влезая в куртку.
- Извините, бога ради, но у меня снова капает.
О черт! Я совсем забылла про наполняющуюся ванну. Небось губка заткнула
отверстие слива, и вода хлынула на пол. Но мне было совершенно некогда
разбираться с очередным потопом, потому что я могла опоздать на последнюю
электричку.
- Никогда бы не решился побеспокоить, - монотонно зудел сосед.
- Вот что, - заявила я, выскакивая к лифту, - если хотите, чтобы ваша
квартира не превратилась в аквапарк, бегите рысью в нашу ванную, закрутите
кран и подотрите воду, можете пошвырять в лужу грязное белье, найдете в
чулане, его там до потолка!
- Это вы мне? - изумился сосед.
- Ну конечно.
- Да, но...
- Извините, я опаздываю! - выкрикнула я, впихивая его в прихожую. - Не
стесняйтесь, начинайте. Впрочем, сейчас дети вернутся и помогут вам.
С этими словами я нажала на кнопку с цифрой "один" и стремительно
понеслась вниз. В следующий раз, когда мы опять устроим "водопад", надо
будет узнать, как все же зовут этого милого, но слегка занудливого человека!
На электричку я благополучно успела, вскочила без билета в последнюю
дверь и пошла вдоль состава, выискивая вагон, где сидит побольше женщин.
Ехать поздним вечером в компании сильно подвыпивших мужиков не хотелось.
Состав несся сквозь темный лес, изредка оглашая окрестности коротким,
тревожным гудком. За окном мелькали дома и домишки с уютно светящимися
окнами. Даже коробейники, торгующие всякой всячиной, не ходили в этот
поздний час по вагонам в поисках покупателей. Не было и контролеров, и я
преспокойненько прибыла "зайцем" в Ломакино.
Это был крохотный полустанок, узенькая платформа, по бокам которой стоял
дремучий лес. Апрель в этом году холодный, зима все никак не сдает своих
позиций, но в Москве снег давно сошел. Здесь же кое-где виднелись небольшие
бело-серые кучи и стояла странная, какая-то нереальная тишина, .особенно
пронзительная после шума электрички.
Я сошла в Ломакине одна, ни единого человека не было на платформе, и,
когда состав, лязгнув железными дверьми, умчался, мне стало жутко. Где же
тут Октябръская улица? В лесу проспектов нет. Куда идти? Честно говоря,
отправляясь в путь, я предполагала, что на вокзальной площади в Ломакине
найдется какой-нибудь ларек, круглосуточно торгующий пивом, жвачками и
водкой. Надеялась, что продавец покажет дорогу... Но здесь, похоже, не
ступала нога прогресса, не было даже билетной кассы...
Вдруг в самом конце платформы мелькнул красный огонек.
Обрадовавшись донельзя, я заорала:
- Подождите, пожалуйста! Раздались шаги, и из темноты вынырнули две бабы
и один на удивление вполне трезвый мужик.
- Чего голосишь, как потерпевшая? - спросил он.


- Где Ломакино? Подскажите, пожалуйста.
- Тебе поселок или деревню? - поинтересовалась одна из женщин, сплевывая
шелуху от семечек.
Я растерялась:
- А что, их два?
- Известное дело, два, вечно все путают, - пояснила другая баба, шмыгая
носом.
- Ну надо же! Октябрьская улица, дом восемнадцать, Ольга Кац. Не знаете
такую?
- Это в деревне, - отрезал мужик, - в поселке такой улицы нет, у них
Ленина, Красной армии и Первомайская, а Октябрьская и Коммунистическая в
деревне.
- Ступай налево по тропке, - объяснила баба с семечками, - никуда не
сворачивай. Дойдешь до кладбища - и по центральной аллее, мимо памятника
павшим бойцам, а там и Октябрьская начинается. Только нету у них никаких
Кацев.
- В доме восемнадцать кто живет? Тетка пожала плечами:
- Это дача, а уж чья, не знаю, ее не так давно купили.
- Другой дороги нет?
- Нет, - хором ответили бабы и пошли вдоль платформы в противоположную от
меня сторону.
Я спустилась по железной лестнице вниз, свернула влево и двинулась в
путь. Фонарей тут не было. Узенькая вытоптанная дорожка вилась между
деревьями. Сначала я довольно весело шагала, напевая для бодрости во весь
голос бессмертную арию "Сердце красавицы склонно к измене", но, когда прямо
передо мной возникла ржавая, кое-где покосившаяся ограда, за которой
виднелись кресты и надгробия, моя решимость куда-то улетучилась. А вы любите
ночью в одиночестве бродить по погосту? Наверное, странно, но я не в
восторге от подобного времяпрепровождения.
Узенькая калитка покачивалась на ветру с рвущим душу скрипом, огромная
луна висела над кладбищем, где-то вдалеке что-то ухало и вздыхало. Весь
пейзаж напоминал второй акт балета "Жизель". Вот сейчас разверзнется могила,
и на свет явится призрак несчастной девушки, погибшей от любви к ветреному
парню. Только подобное хорошо наблюдать из седьмого ряда партера, настоящие
балетоманы никогда не сядут ближе. Места в первом, втором, даже третьем ряду
кресел для тех, кто ничего не понимает в танце. Вот моя мамочка, оперная
певица, всегда говорила, что седьмой ряд самое оно. Впрочем, в Большом
театре есть места "с ямой", туда по каким-то причудливым законам акустики не
долетает звук. Завсегдатаи знают, а я, честно говоря, подзабыла - восьмой
или девятый ряд? А еще подобный эффект наблюдается в Большом зале
консерватории.
"Слушай, Лампа, - велела я сама себе, - заканчивай предаваться
воспоминаниям, тебе просто неохота идти на кладбище. Но делатъ-то нечего!
Обратной дороги нет!"
Подбадривая себя арией Гремина из "Евгения Онегина", я ступила на погост.
Ничего похожего на центральную аллею не наблюдалось, просто одна из тропинок
оказалась чуть шире других. Распевая во все горло, я двинулась по ней. Будем
надеяться, что сельское кладбище невелико и скоро я выйду на Октябрьскую
улицу. Внезапно надгробные камни и железные кресты расступились, и впереди
замаячил пятачок, в центре которого виднелось нечто, похожее на пирамидку со
звездой. Возглас облегчения вырвался из моей груди. Слава богу, двигаюсь в
нужном направлении, вот и памятник павшим бойцам... Ноги заработали быстрей.
Однако какое нетрадиционное решение мемориала! Обычно в небольших городках и
деревнях устанавливают небольшие стелы со словами: "Их подвиг не забыт", а
внизу выбивают список фамилий. Или водружают типовой памятник - солдат,
сделанный из гипса, держит на руках крошечную девочку или автомат.
Но в Ломакине скульптор был оригинал. Возле простой невысокой пирамидки
сидел каменный мужчина в темной куртке и кепке. Руки он положил на колени и
тревожно всматривался в мою сторону. Нельзя было не признать - статуя
выполнена отличным мастером, смотрится как настоящий человек, даже глаза
поблескивают, наверное, в голову вставили какие-то особенные штучки. Даже
удивительно, и откуда в бедной деревеньке нашлись деньги на такой монумент,
да он намного лучше всего, что понатыкано по Москве...
Я поравнялась с обелиском, и в то же мгновение "солдат" повернул голову.
- А-а-а, - вырвалось из моей груди, - привидение, вурдалак, упырь,
помогите, спасите! Отче наш... Аминь!
Но призрак не думал рассыпаться. Наоборот, он начал медленно подниматься.
- На помощь, - перешла я на шепот.
Господи, давным-давно собираюсь пойти в церковь и принять крещение, да
все недосуг, и креста на мне нет! Ой, мамочка, помоги!
Тут чья-то сильная рука опустилась мне на плечо, и некто четко произнес:
- Перестань орать!
От неожиданности я завизжала на такой ноте, которую не взять и кастрату.
- О-о-о, денег никаких нет, только билет на электричку туда-сюда и
пятьдесят рублей. Хочешь - делай со мной что угодно, сама разденусь, только


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 [ 57 ] 58 59 60 61 62
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Русанов Владислав - Серебряный медведь
Русанов Владислав
Серебряный медведь


Конан-Дойль Артур - Когда Земля вскрикнула
Конан-Дойль Артур
Когда Земля вскрикнула


Круз Андрей - Прорыв
Круз Андрей
Прорыв


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека