Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

еще больше увеличивают бремя тех, кто принимает "решение".
Премьер-министр, не раз встречавшийся с главами правительств, вспомнил,
как он внутренне содрогнулся, подсмотрев на лице президента Соединенных
Штатов тень трагического отчуждения и мрачного, никакими словами не
выразимого одиночества, спрятанного за ослепительной улыбкой. А ведь этот
человек располагает наиболее совершенной информационной системой и
наиболее высокоорганизованным и способным штатом работников. Это было в
Белом доме во время беседы, завершившей ужин. Президент, всех подряд
одарявший улыбкой, на несколько секунд отвлекся. Случайно оглянувшись,
премьер увидел, как он улыбается пустому пространству, в котором никого не
было.
И тогда премьеру открылось нечто жестокое, как бы застывшее где-то на
полпути между привычной улыбкой губ и ледяным холодом глаз... А за этим
холодом - трагическое одиночество, выскользнувшее вдруг наружу, как рукав
грязной нижней рубашки из-под белоснежного крахмального манжета.
Захотелось не видеть этого. Премьера больно кольнуло ничем не объяснимое
чувство вины, словно он ненароком подсмотрел, как президент справляет
естественную нужду.
В этот момент премьеру показалось, что он видит самого себя, давно и
беспрерывно страдающего от такого же нечеловечески уродливого одиночества,
подметить которое могут только люди одинакового положения, и то пользуясь
особым ключом...
Премьер продолжал сидеть, откинувшись на спинку кресла, и думал, что
сейчас у него, наверное, такое же лицо, какое было тогда у американца.
Безобразное лицо старой колдуньи с жесткими, но нечеткими чертами... В те
времена японскому премьеру было гораздо легче, чем американскому
президенту. Тогда Соединенные Штаты Америки завязли в болоте безобразной
войны, и от решения президента зависела жизнь десятков тысяч как его
соотечественников, так и их противников.
Однако теперь он очутился в более сложном положении... Премьер всей
рукой потер свой далеко не свежевыбритый влажный подбородок. Страна,
именуемая Японией, может исчезнуть. Государственная территория физически
будет потеряна, погибнет огромная часть народа, а выжившие утратят
родину... Им придется скитаться по чужим землям, по всегда тесным для
изгнанников землям других пародов...
Вероятность этого все больше увеличивается, однако и вероятность, что
ничего подобного не случится, тоже достаточно велика. Но сейчас не время
размышлять, да или нет, надо всесторонне подготовиться к возможной
катастрофе. Впрочем, готовиться, может быть, уже поздно, если D=2. Но,
если начать, и... ничего не произойдет... Япония окажется в нелепом
положении, и всю ответственность ему придется взять на себя.
Принимать такие решения - задача непосильная для одного человека, думал
премьер, медленно покачивая рюмку с коньяком. Невозможная для нормального
человека. Поэтому-то, как бы ни совершенствовались компьютеры и
бюрократическая система, "власть" все равно остается чем-то
чудодейственным, иррациональным и надчеловеческим, что зиждется на
хладнокровном безумии. Нормальному человеку недостает смелости в принятии
решения по такому жестокому вопросу. И чем яснее будет становиться
положение, тем больше будет угасать смелость. Ведь один должен решать за
всех. Сыграть бесчеловечную роль бога может лишь тот, кто наделен могучей,
не знающей жалости духовной силой и неиссякаемой энергией. Такой человек
способен внушить окружающим какой-то иррациональный страх перед
"святостью" власти. И вместе с тем, если его решение, как подброшенная
монета, упадет не на "орла", а на "решку", исполнитель роли "святого" с
легкостью превратится в козла отпущения, в жертву, которая будет брошена
на кровавый алтарь богини судьбы... Но... если человек, прекрасно сознавая
все это, все же становится на такой путь, он уже властелин...
Премьер считал себя самым обыкновенным человеком. Его расчеты всегда
были строги, точны и рациональны. Про себя он даже гордился этим. Когда он
только ступил на политическую арену, ему казалось, что время политических
деятелей эпохи Мэйдзи, умевших широко мыслить и далеко видеть, прошло. Он
считал, что политикой можно управлять - так же как и предприятием -
рационально, на основании строгих и точных данных при соответствующей их
обработке, и публично распространялся на эту тему. Но когда он, к
собственному удивлению, выдвинулся - победил на выборах старейшину
правящей партии и сам стал ее главой, а затем и премьером, - то, еще не
успев воспринять свое выдвижение как реальность, вдруг осознал особые свои
способности, которые, по его мнению, не делали ему чести. Свои называли
его "неустрашимым и отважным", политические противники - "холодным,
жестоким, расчетливым". Однако массы начали испытывать к нему доверие с
некоторой примесью почтительного страха. Окружающие - исподволь,
потихоньку - навязали ему роль бессердечного "вершителя судеб", на которую
другие были не способны, и он наконец это понял. К тому же интуиция редко
его подводила, его решения в большинстве случаев оказывались правильными,
а если порой он и ошибался, то не терял удивительного хладнокровия и не



колебался, как прочие, и в результате выходил из сложных ситуаций с
минимальными потерями. А иногда даже умел превратить поражение в победу.
Ему самому нередко казалось, что он вовсе не "неустрашимый и отважный", а
просто-напросто лишенный некоторых эмоций, например чувства страха,
человек. Но дело было, конечно, не только в этом. У него было своего рода
духовное обаяние, привлекавшее людей и в сочетании с его недюжинным
бесстрашием создававшее вокруг него ореол таинственности.
Пожалуй, он сам никогда особенно не стремился к власти и очутился на
своем высоком посту не потому, что добивался этого, а потому, что
незаметно для себя был выдвинут другими. Во всяком случае, такое ощущение
не покидало его в течение двух сроков. В определенном смысле это был путь
"жертвы". Он сам не понимал, отчего все произошло. Возможно, причиной
этому были гены, возможно, воспитание. Он знал, что его кандидатуру
выдвинул и оказывал ей закулисную поддержку тот самый старик, однако не
придавал этому особого значения. Конечно, он не игнорировал старика - и
ездил к нему, и слушал его рассказы о былом, и беседовал с ним об
искусстве, однако вовсе не считал себя его подопечным. Уж очень далек был
мир старика от того мира, в котором он ежедневно принимал решения. Эти
миры находились как бы в разных измерениях, и не верилось, что они могут
как-либо влиять друг на друга... Биография премьера была очень скромной. В
решении государственных проблем он действовал с крайней осторожностью,
словно шел по вновь построенному мосту и, прежде чем сделать шаг,
простукивал его молотком, проверяя на прочность. В политической истории
страны он был на редкость неприметным канцлером. Правда, он разрешил
несколько труднейших проблем и с честью вышел из нескольких кризисов, по
сам не придавал этому особого значения. Япония - мирная и спокойная
страна, думалось ему, и следовательно, его политическая биография должна
завершиться мирно и спокойно.
Но сейчас положение внезапно изменилось. Громадных масштабов
землетрясение, исковеркавшее столицу и прилегающие к пей районы, было не
только стихийным, но и политическим бедствием. Однако с ним еще можно было
бы справиться, если бы не это нечто, угрожающее будущему даже не страны, а
земли, на которой эта страна находится. Если это действительно произойдет,
перед Японией и ее руководителями встанет еще не виданная в истории
государств политическая проблема.
Может физически исчезнуть огромная по численности населения
экономически мощная страна, страна с многовековой историей и культурой...
Были ли в мировой истории подобные случаи? Перед кем из политических
деятелей стояла подобная проблема?
Возможно, ему это окажется не по плечу... Премьер смотрел в пустоту,
медленно покачивая рюмку с коньяком. Достанет ли у него сил?.. Конечно, он
не будет сидеть сложа руки. Но сумеет ли он довести дело до конца?.. Или
где-нибудь по пути, по ходу событий, попросит личность более сильную взять
на себя его полномочия?..
А есть ли такой человек?
Ни одна кандидатура не приходила на ум... Вот разве что лидер
малочисленной оппозиционной партии - он постепенно добивается все большего
влияния. Этот человек, проведший годы войны в тюрьме, в послевоенное время
сумел укрепить партию, преодолев тяжелейшую внутрипартийную борьбу,
выстояв под ударами и правого, и левого крыла. Но что он такое на самом
деле? В нем есть нечто непонятное... Да, так сразу никого не назовешь,
подумал премьер, опустошая рюмку. Возможно, когда положение еще более
усложнится, усилятся волнения, кто-нибудь выплывет на арену. Но во всех
случаях пока исполнять роль "вершителя судеб" придется ему... А это значит
- цепь мучительных, жестоких решений.
Премьер продолжал размышлять. Как странно, он совсем не испытывает
"героического" подъема. Да у него и нет желания стать героем. Просто ему
ничего больше не остается, как играть эту роль. Сейчас вопрос даже не в
том, сумеет ли он исполнить ее. Пока что "рок" заставляет именно его,
нынешнего премьера, нести это бремя... Как и все политические деятели
Японии, он был убежден, что дела не "творят", а "творятся", хотя об этом
никто не говорит вслух... И "воля", и "усилия" занимают незначительное
место в гигантской игре судьбы, особенно в тех случаях, когда надвигаются
события, которых предотвратить нельзя...
Премьер был убежден, что смелость - величина непостоянная и необходима
лишь для того, чтобы не ошибиться. Надо выкроить время и поехать дня на
два куда-нибудь в тихое место, посидеть в позе "дзэн", подумал премьер,
разглядывая пустую рюмку. Да... и со стариком надо встретиться...



2
Второе большое землетрясение Канто - в народе его стали называть
Большим токийским землетрясением - некоторое время находилось в центре


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 [ 57 ] 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Ильин Андрей - Третья террористическая
Ильин Андрей
Третья террористическая


Контровский Владимир - Страж звездных дорог
Контровский Владимир
Страж звездных дорог


Посняков Андрей - Легионер
Посняков Андрей
Легионер


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека