Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Совсем уходишь?
- Нет, я недолго.
Ох как сладко дышалось на воле - свежестью, голубизной, ясным
мартовским утром! За то время, что я валялся на тахте, плюясь
мокротами в баночку, в природе произошло что-то вроде репетиции весны.
Утро выдалось чудесное. Грязные сугробы съежились и стали похожи на
больных колючих рептилий, оставленных издыхать на солнышке, утренний
ледок похрумкивал под подошвами, готовый охотно растаять к полудню, и
пахло сложной смесью запахов: талой водой, автомобильным выхлопом,
оттаявшими собачьими следами и крепким дезодорантом-адсорбентом для
очистки воздуха, распыляемым ползущей по Ведерникову переулку
цистерной, принадлежащей, судя по бело-голубой раскраске, Службе
защиты среды.
Возле церкви Всех Скорбящих я поизучал вывешенный на щите план
кладбища, неприятно похожий на схему разделки говяжьей туши, и отыскал
двадцать первый участок. Дорожка в снегу была утоптана основательно,
песочком не посыпана, так что я дважды поскользнулся на наледи, пока
дошел. Могила родителей была в порядке: наверное, кто-то за ней
ухаживал, так что и поправлять было нечего. Малахов Николай Ефимович и
Малахова Инна Васильевна, дата смерти одна на двоих. Давней мгновенной
смерти в смятой в гармошку автомобильной жестянке...
Скромная, но достойная плита, заведомо не халтура местной гранитной
мастерской. Полированный черный кварцит, буквы - золотые.
Почему-то я не испытывал никаких эмоций - может быть, оттого, что
никак не мог вспомнить ни отца, ни мать? Хорошо ли каждый из нас
помнит себя с четырехлетнего возраста? То-то и оно. Почему я решил,
что должен улавливать какие-то флюиды? Мистика это. И вообще никто из
живущих не помнит покойников, в лучшем случае помнят легенду о них, и
то если при жизни эти люди были сколько-нибудь достойны легенды или
хотя бы кому-нибудь нужны на этом свете.
А кто ты сам такой, спросил я себя, кому нужен? Димку ты подставил,
Ольгу тоже, Кручковича не спас, у Самохина украл два года жизни.
Единственный сын не помнит тебя и знать не хочет... Мать он почему-то
помнит!
Стоп! Проехали. Только таких эмоций мне сейчас и не хватало. А с
Ольгой как-нибудь образуется. Еще не вечер. Еще успею подумать.
Мобилизовав запас приличествующих мыслей, я стоял и смотрел на
могильную плиту. Сколько же лет я тут не был? Пять? Семь? Надо бы
заказать выгравировать портреты - фотографии есть. Хотя в моем
положении как теперь закажешь? Фотографии и те не при мне, теперь я до
них долго не доберусь, и все, что есть у меня с собой, - память...
Одну фотографию я помнил хорошо. Как и другие, она оказалась в моем
личном деле в особом пакете и вручили мне ее перед окончанием Школы.
Довольно скверный любительский снимок, сделанный кем-то из сослуживцев
отца на похоронах. Себя я там не нашел, конечно. Много людей, снятых в
основном со спины, много венков, краешек гроба, в углу кадра на снегу
кладбищенской аллеи громоздятся отвалы мерзлой земли. Крайняя аллея,
слева могилы, справа - ограда кладбища, а на дальнем плане за сеткой
голых зимних ветвей кладбищенских деревьев - одноглавая церковь...
_Отсюда не видно церкви!_
Как часто нам хочется забыть очевидные, но досадные неприятности.
Закрыть глаза - и нет их... Первым делом я подумал, что ошибся, - но
шиш, плохой зрительной памятью я никогда не страдал, так что пришлось
признать, что ошибки нет. Я отступил назад и начал метаться, выискивая
место, с которого фотограф взял ракурс. Кажется, здесь... Точно,
здесь. Во всяком случае, это единственная возможная точка, иных
вариантов просто нет. И что-то тут не так... А "не так" вот что:
церковь за спиной, она никак не могла попасть в кадр...
Это не _то_ кладбище!
Примерно так, должно быть, чувствовал себя тот ирландский комендант
крепости, которому солдаты Кромвеля оторвали деревянную ногу и
шарахнули ею по голове. Кладбище-то, может, то самое, Калитниковское,
но место - другое, и фотография - липа. Странно... Странно и
непонятно. Случайно попала в пакет не та фотография? Еще более
странно. А поди теперь подними втихую кладбищенские документы! Дурило
я. Как ни крути, а умом не вышел. Не догадался даже изготовить копию
"пайцзы", обыкновенный муляж для идиотов, без встроенного маячка и
прочей начинки. Полезная была бы вещь.
Обогнув по плитчатой дорожке замерзший пруд, я двигался домой не
спеша. Погуляли - и на первый раз хватит, не хватало мне еще плеврита
в качестве осложнения. Неприятна история с кладбищем, но разберусь в
другой раз. Домой... Любопытно, как меняется понятие слова "дом",
размышлял я, топая по Талалихина. Дом. Домой. Не домой я иду, а к
Ольге, и завтра, а то и сегодня уйду совсем. Нет у меня дома.
И тут меня ужалило довольно крепко. Я выбрал позицию и стал ждать.


Через десять минут к дому подъехала машина, и из нее вышли четверо.
Я прекрасно знал, куда они идут.
Не знаю, зачем я кружил возле дома Ольги еще долго после того, как
они, поднявшись в квартиру и приказав по радиотелефону водителю
отогнать машину за угол, принялись меня ждать, и даже после того, как
они в конце концов уехали, забрав с собой Ольгу. Я еще долго ждал
чего-то.
Возвращаться не было смысла - даже если они не оставили в квартире
ни людей, ни сюрпризов, во что я не верил. Рюкзачок с моими вещами
ждал меня в камере хранения на Казанском вокзале.


Глава 8
Завтра наступит вечность
Когда мир стал черней Темноты слепых,
"Светает", - сказали слепые.
Фазыл Хюсню Дагларджа
- На этот раз он попался, шеф.
Волосатая раскормленная муха, невесть как залетевшая в комнату, как
раз сейчас перестала бестолково метаться под потолком и, оборвав
жужжание, присела на краешек стола. Может быть, оттого, что сидящий за
столом человек желал сохранить нечаянную оглушительную тишину, его
голос прозвучал спокойнее обычного:
- Вы хотите сказать, что взяли его?
Маленький человечек с детским личиком и тонким прямым шрамом
наискосок через щеку неодобрительно скосил на муху глаза, но тут же
вернул взгляд к сидящему и покачал головой:
- Пока нет. Однако мы плотно ведем его уже вторые сутки.
Безусловно, он догадывается об этом и попытается снова оторваться.
Наша задача не позволить ему этого, иначе говоря, не создавать
ситуаций, которые он мог бы использовать. Должен сказать, что объект
то предельно осторожен, то нахален прямо-таки вызывающе. Очень
труднопредсказуемый тип - до сих пор он не дал нам стопроцентной
уверенности в благополучном исходе операции захвата. Я прошу вашей
санкции на продолжение наблюдения при отказе от немедленной попытки
задержания. Как только объект занервничает, мы начнем действовать.
- Вы надеетесь, что объект допустит ошибку?
- Рассчитываю на это, шеф.
- На вашем месте я бы на это не рассчитывал.
Маленький человечек почтительно замер, и лишь опытное ухо могло
различить каплю иронии в его голосе.
- Простите?
- Он не делает ошибок. - Сидящий звучно припечатал ладонь к
столешнице. Муха с гудением метнулась из-под ладони, забилась об
оконное стекло. Сидящий поморщился. - Да, представьте себе, он их не
делает. Мне кажется, к настоящему моменту вы могли уже догадаться об
этом сами. Или вам мало опыта ваших предшественников?
Человечек вскинул голову, отчего тонкий шрам искривился и потянул
за собой кожу на подбородке.
- Простите, шеф, - сказал он казенным голосом, выждав короткую
паузу. - Вероятно, вам известно нечто такое, что не известно мне.
Он лишь намекал - не клянча, не унижаясь. "Не так уж плох, -
подумал сидящий. - Будет жаль, если сломает себе шею".
Срикошетировав от стекла, муха села на потолок. Стало тихо.
- То, что мне известно, не должно вас касаться. Безусловно, вы
понимаете, что о каком-либо недоверии к вам речь не идет и мое
молчание продиктовано исключительно интересами операции. Я поддерживаю
ваше предложение. Считайте, просимая санкция вам дана, и учтите: это
не только санкция. Это приказ. Полагаю, впрочем, что в ближайшее время
вы получите новые инструкции. Я хочу, чтобы вы и ваши люди наконец
уразумели: на дворе конец лета, а не начало весны. У нас уже давно нет
права даже на единственную оплошность. Ни у ваших людей, ни у вас, ни
у меня.
- Еще раз простите, шеф, но если новые инструкции...
- Об этом не сейчас, - прервал сидящий. - Продолжайте выполнять
задание, но от захвата объекта вплоть до особого распоряжения
воздержитесь. Вести объект предельно плотно. Самое главное сейчас не
дать ему оторваться. Делайте все, что сочтете нужным, хоть привяжите
себя к нему, но он не должен уйти на этот раз. Не должен, вы меня
поняли?..


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 [ 57 ] 58 59 60 61 62 63 64 65
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Рудимент
Сертаков Виталий
Рудимент


Белоусов Валерий - Горсть песка - 12
Белоусов Валерий
Горсть песка - 12


Смоленский Вадим - Записки гайдзина
Смоленский Вадим
Записки гайдзина


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека