Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

взбешенный, что когда на постоялом дворе слуги стали спрашивать его,
останется ли он ночевать или хочет ехать дальше, он не знал, что ответить,
и послал всех к черту.
Спал он плохо и всю ночь обдумывал план мести. На рассвете он вскочил
и приказал запрягать лошадей, чтобы как можно скорее возвращаться домой.
Благодаря хорошему санному пути, он очень быстро проехал расстояние,
отделявшее его от дома. По дороге он успел все обдумать и успокоиться, а
когда жена, не ожидавшая его так скоро, вышла к нему навстречу,
расспрашивая, что случилось, он спокойно отвечал, что с этими упрямцами
ничего нельзя было поделать.
Отдохнув один день дома, подкоморий снова собрался в дорогу и
пропадал целую неделю. А вернувшись, объявил жене, что завещание
недействительно, потому что написано стариком под чужим влиянием и в
болезненном состоянии, и потому он уж начал хлопоты о том, чтобы отменить
его.
Никогда, может быть, в жизни подкоморий не обнаруживал большей
энергии и не применял всех средств, необходимых для успеха дела. Прежде
всего, он отправился к одному из предводителей партии, стоявшей на стороне
фамилии, и предложил ему свои услуги взамен поддержки его процесса по делу
о наследстве. Подкомория знали здесь и ценили его ловкость, поэтому
перебежчик был встречен радушно, как ценный союзник.
Был вынесен приговор: признать завещание недействительным, а тем
временем подкоморий, собрав у себя и подготовив шляхту, напал однажды
ночью на Божишки и занял их, а попутно и другие фольварки.
Прежде чем Теодор успел выбраться из дома в Божишки, ему дали знать,
что понадобилось бы несколько сот вооруженных людей, чтобы отобрать их у
Кунасевича.
Князь-канцлер, к которому он обратился с просьбой о помощи, приказал
ответить ему, что надо переждать; он хорошо знал о состоявшемся
соглашении, девизом которого было: рука руку моет - но его гораздо больше
интересовали депутаты и исход сеймиков, чем судьба фаворита, которому он
приказал возвращаться в канцелярию.
Подкоморий имел перед Паклевскими еще то преимущество, что он мог
щедро сыпать деньгами, тогда как они не имели лишнего гроша для ведения
дела. Правда, юристы, с которыми они советовались, уверяли их, что в конце
концов завещание будет признано, и они выиграют дело; но процесс мог
затянуться на многие годы, а тем временем подкоморий сидел бы себе в
Божишках и извлекал бы из имения все выгоды.
Так рассеялись великие и блестящие надежды егермейстерши, которые
вернули ее к жизни, а теперь она снова погрузилась в уныние, близкое к
отчаянию... Теодор, не решаясь оставить ее одну в таком состоянии, писал
князю-канцлеру, извиняясь и прося продлить ему отпуск. Ему приходилось
ходить к юристам, собирать документы, делать выписки из актов и
расходовать последние гроши на то, чтобы получить дедовское наследство.
В таком положении находилось это несчастное дело, о котором уже
говорили повсюду, когда в Борку неожиданно появился давно туда не
заглядывавший доктор Клемент.
Он только случайно был в Белостоке, откуда намеревался вскоре
вернуться в Варшаву.
Теодор, который ездил в поле взглянуть на озимые, как они выходят из
земли, встретил его по дороге.
- А я еду к вам, - сказал Клемент, - я слышал, что вы с высоты снова
упали в бездну. Я еду не для того, чтобы выразить сожаление, но с
предложением помочь. От вас зависит принять его или отклонить.
Теодор вопросительно взглянул на него.
- Я уверен, что гетман охотно поможет вам вернуть захваченное у вас
имение и переговорить с этим разбойником...
- Поговорите с моей матерью, - сказал Теодор, - я не решусь ничего
делать без нее.
Когда они приехали в усадьбу, Клемент поздоровался со вдовой и тотчас
же сказал ей, что приехал ее навестить, потому что слышал, что она
чувствовала себя нездоровою.
- От моей болезни, - отвечала вдова, - меня вылечит только смерть!
Оставьте меня в покое с вашими лекарствами.
- Может быть, вам помогла бы и уверенность в будущем вашего сына, не
правда ли? - прибавил Клемент.
Она не ответила на это.
- Этот несчастный процесс мучает вас, - говорил француз. - А есть
простой способ закончить его.
Егермейстерша бросила на него быстрый взгляд.
- Какой?
- Принять помощь гетмана! - закончил Клемент.
- Гетмана? Нам? Мне? - отвечала Беата, гордо подняв голову. - Ни за
что на свете! Скорее погибну! Принять помощь от этого человека - это все
равно, что получить пощечину!



Она вскочила с места и, не прощаясь с доктором, вышла из комнаты.
Доктор не решился настаивать на своем предложении; он вышел на крыльцо и
уехал опечаленный.
Теодор крепко пожал ему руку на прощание.
- Я был в этом уверен! - тихо сказал он.


Для Теодора настали тяжелые дни; на его неопытные плечи свалилась
тяжесть, которую трудно было нести, даже обладая большим мужеством. Мать
молилась, плакала, и, желая помочь ему советом, выдумывала всевозможные
проекты, невыполнимые на практике, чего она не могла понять, и с
нетерпением требовала осуществления их в жизни.
Надо было с одной стороны следить за процессом с непримиримым
Кунасевичем, который умел пользоваться всякими случайностями, а с другой
стороны позаботиться о том, чтобы не утратить своего места и расположения
у князя-канцлера, и в то же время успокаивать и утешать мать.
Так как от канцлера постоянно приходили письма с требованием
возвращения, а на ответные письма Теодора с просьбами о продлении отпуска
там, по-видимому, не обращали никакого внимания, то егермейстерша
решительно заявила сыну, что ему необходимо хоть на несколько дней
съездить в Варшаву и лично сообщить канцлеру о своем положении.
Теодор, видя увеличивающуюся слабость матери, под различными
предлогами откладывал свой отъезд, но, наконец, подчиняясь ее настояниям,
решил ехать, чтобы вернуться в самом непродолжительном времени. Как раз в
это время началась отвратительная осенняя распутица, и Теодору пришлось
ехать верхом в сопровождении только одного мальчика-слуги и с небольшим
багажом. Он рассчитал заранее место и время остановок и выбрал кратчайший
путь.
Несмотря на плохие дороги, размытые дождями, и на горячее время,
привязывавшее шляхту к своим домам, на проезжей дороге было большое
оживление. Уже по внешнему виду страны видно было, что она переживает
период напряжения всех сил и борьбы. Некоторые шляхтичи ехали в столицу,
другие - на сеймиковые предвыборные собрания в города своих округов. С
одной стороны собирались сторонники гетмана и Радзивилла, с другой -
приверженцы фамилии. Нередко на проезжей дороге или на постоялых дворах
встречались представители двух неприятельских лагерей, часто находившиеся
в родстве между собой, но расходившиеся в своих политических воззрениях,
начинались горячие споры, и дело доходило иногда до сабель...
Теодор всячески старался избегать этих шумных собраний, чтобы не быть
втянутым в спор. С первого же взгляда ему стало очевидно, что сила была на
стороне фамилии, а друзья гетмана были не уверены в себе и держались
недружно.
Приехав в Варшаву, он тотчас же явился во дворец к канцлеру, которому
дали знать о возвращении беглеца. Князь думал, что он вернулся
окончательно, приказал позвать его к себе и прежде всего начал с
выговоров.
- Что же вы там, сударь, застряли? Хорошо amanuensis, нечего сказать!
Поехал на две недели, а сидит два месяца! Двум богам служить нельзя; а
такой службы не понимаю... И не допускаю.
- Ваше сиятельство, - отвечал Теодор, - со мной случилось то, чего я
не мог предвидеть. Мать моя опасно больна, а я не могу ее оставить. Дед
мой умер недавно, и хотя он оставил самое легальное завещание, мое имение
взяли захватом.
- Кто? Где? - воскликнул канцлер.
- Я уже писал об этом вашему сиятельству: подкоморий Кунасевич, -
сказал Теодор.
- А! Этот мне нужен! - прервал его канцлер. - И я не могу
пожертвовать общественным интересом для вашего частного дела.
- Но мне нанесли обиду, которая требует отмщения. Произошло
превышение власти...
- Но ведь все это только временное, - сказал канцлер, - в свое время
справедливость возьмет верх, а пока вы должны потерпеть. Наследство в
руках подкомория...
- Но моя мать! Моя мать, - с тоской выговорил Теодор.
- Да будьте же благоразумны! - крикнул канцлер, - нельзя же
достигнуть всего сразу...
Паклевский по старому патриархальному обычаю склонился до самых колен
князя канцлера.
- Сжальтесь же, ваше сиятельство, не надо мной, а над моей бедной,
больной матерью.
Князь вскочил с места и крикнул с раздражением:
- А я прошу вас, сударь, запастись разумом и терпением! Придет время,
разберем и твое дело.
- А я между тем терплю убытки и потери, которых никто не в состоянии
мне возместить, - вскричал Теодор.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 [ 56 ] 57 58 59 60 61 62 63 64
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - История России в мелкий горошек
Володихин Дмитрий
История России в мелкий горошек


Херберт Фрэнк - Небесные творцы
Херберт Фрэнк
Небесные творцы


Прозоров Александр - Темный лорд
Прозоров Александр
Темный лорд


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека