Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Из последних сил Мухин перевернул его, вытащил из кармана камуфляжки ключ
от наручников и перебросил его Хохлову. На большее его не хватило. Обмякнув
на брезенте носилок, он безучастно смотрел, как стаскивают с него труп, как
Перегудов, освобожденный от пут, поднимается с кресла и пытается нащупать
пульс на шее подполковника Тимашука. Пульса не было.
Док констатировал:
- Допросы окончены.
- Совсем? - деловито спросил Боцман.
- Совсем.
- Подполковником меньше, - сказал Артист. Он присел на карточки рядом с
носилками. - Ну, засранец, выкладывай. Что ты хотел сказать такое, о чем он
даже не догадывался?
- Сам ты засранец, - пробормотал Мухин. - Не понял? О чем он не
догадывался? О том, что эти браслетки для меня слишком большие.
Раздался хлопок. Из рации, стоявшей на верстаке, пополз дым. Пастухов
выругался.
- Самоликвидатор! - Он склонился над "Азимутом". - Что за черт? Вы только
посмотрите, что он отправил!
С дисплея медленно исчезал текст:
"УПСМ. Генерал-лейтенанту Нифонтову, полковнику Голубкову. Все члены
диверсионной группы Пастухова убиты при попытке к бегству. Подполковник
Тимашук".
Док подошел к раковине, сунул голову под струю холодной воды. Потом
выпрямился и сообщил:
- Жил-был художник один. Дом он имел и холсты.
Глава XII
Только на третий день после покушения на него генерал-лейтенант Ермаков в
полной мере осознал всю безвыходность своего положения.
Как только к нему вернулась способность соображать бесстрастно, без
проклятий и ахов, он сразу выделил два события, которые выламывались из
привычного течения его жизни, были вторжением извне, хотя каждое в
отдельности вполне могло проистекать из существа дела, которым он занимался,
быть следствием столкновения интересов в многосложном, полном подводных
течений и опасностей бизнесе, каким во все времена была торговля оружием.
Шесть миллионов долларов, неожиданно оказавшиеся на его счету в
Дойче-банке, могли быть взяткой - наглой, насильственной, компрометирующей
его уже самим фактом и тем самым отрезающей возможности для отказа. Даже
сама цифра, поразившая воображение сына, не была чем-то необычным. В этом
бизнесе вращались десятки и сотни миллионов долларов. Услуга, которая
требовалась от Ермакова и которую он был в состоянии оказать, могла стоить и
намного больше.
Ту же цель - создать давление на него и вынудить к услуге - могло
преследовать и это нескрываемо демонстративное покушение. Акция устрашения.
"Аншутц" с лазерным прицелом. Выстрел с пятидесяти метров в задницу. После
того как первым выстрелом был убит водитель.
Ермаков представлял, какого рода услугу могли от него потребовать. Было
немало влиятельных людей, которым не нравилась активность генерального
директора молодой компании "Феникс", уверенно прибиравшей к рукам всю не
вполне легальную торговлю российской военной авиатехникой. По непонятным для
многих причинам ЗАО "Феникс" пользовалось покровительством руководителей
"Госвооружения", сильной поддержкой в государственных структурах. Экспансия
"Феникса" оставляла не у дел многочисленные посреднические конверсионные
фирмы и фирмочки, расплодившиеся, как грибы-поганки, на теле
разваливающегося ВПК, жирные куски уплывали из-под носа чиновничьей рати.
Ермаков не раз получал предложения, от которых нельзя отказаться. Были и
предупреждения, и прямые угрозы. От него не требовали ничего
противозаконного. Только одно: умерить прыть, не срывать чужие сделки, не
перехватывать то, на что уже нацелились другие. Он внимательно выслушивал
предложения, обещал подумать, а потом в дело вступали профессионалы из
службы безопасности. Они умели без лишнего шума усмирять недовольных и
подавлять объекты угрозы.
Но сейчас происходило что-то совершенно необычное. Одновременность
покушения и появления на его счету шести миллионов долларов - это совпадение
не могло быть случайным. Ермаков понимал, что в его жизнь властно вторглась
какая-то внешняя сила. И уж никак не могло быть случайностью, что это
вторжение произошло именно сейчас, когда в стадию завершения вступил первый
этап программы "Феникс".
Быстро понять, что это за сила, - это был единственный способ избежать
катастрофы.
Конкуренты исключались. Крупных не было, а для остальной шелупони вот так
взять и выложить шесть миллионов долларов - да они горло перегрызут тому,
кто это предложит. Сумма была неподъемной и для любой из российских
спецслужб - даже если допустить невероятное: что кто-то проник в тайну



программы и поставил себе целью ее торпедировать. С их-то нищенским
финансированием, которое только на фоне остальных бюджетников казалось
непомерно большим. Да и как-то не по-русски это было, слишком уж
заковыристо.
Поэтому первая мысль Ермакова была: аль-Джаббар. В распоряжении этого
маленького жирного араба находились миллиарды бен Ладена, и у него хватило
бы хитроумия на любую, самую изощренную комбинацию. Но Ермаков отверг эту
возможность. И не из-за уверений Джаббара. Цена всем его уверениям - пятачок
за пучок. Но аль-Джаббар был заинтересован в успехе предприятия не меньше, а
даже больше, чем сам Ермаков. Ермаков отвечал должностью, аль-Джаббар -
головой. Восток есть Восток, там суд скорый.
Но если не Джаббар - кто? И с какой целью?
Лежа без сна в темной больничной палате и глядя, как скользят по потолку
и просторным окнам тени от уличных фонарей и молодых берез, которыми были
обсажены аллеи ЦКБ, Ермаков напряженно, до ломоты в висках, перебирал в уме
все мыслимые и немыслимые варианты. И в какой-то момент, на изломе второй
ночи, сдался. У него больше не было ни сил, ни желания сопротивляться.
Возникло странное ощущение, что против него ополчились не конкретные люди,
преследующие конкретные интересы, а словно бы духи земли задались целью
помешать ему, парализовать его волю. Навалилась тяжелая апатия, осталось
лишь чувство безнадежности и полной беззащитности перед неизвестной и от
этого еще более страшной угрозой. Но тут какая-то часть его сознания,
продолжавшая работать по инерции, подала сигнал тревоги. Ермаков вдруг
понял: вот это и было целью - ввести его в такое состояние, обезоружить,
деморализовать.
На языке контрразведчиков, с которыми Ермаков постоянно имел дело
последние два десятка лет, это означало: он открыт для вербовочного подхода.
И как только он это осознал, его цепкая тренированная память вновь
заработала на полную мощность, как компьютер, которому задан точный
поисковый критерий. И выдала результат. Он понял, откуда у этого дела растут
ноги. Это было тяжелое открытие. Но Ермаков был не из тех, кто боится
смотреть правде в глаза. Это была операция ЦРУ.
Да, операция ЦРУ. И началась она еще полтора года назад в Объединенных
Арабских Эмиратах во время проходившего там международного авиасалона, на
котором Ермаков, в то время заместитель генерального директора ГК
"Госвооружение", был в составе российской делегации.
Тогда, в аэропорту Абу-Даби, ожидая в баре зала VIP посадки на московский
рейс, он вдруг почувствовал дурноту и через десять минут пришел в себя на
кушетке в медпункте в окружении лопочущего по-арабски медперсонала. Срочно
вызванный из российского посольства врач констатировал переутомление.
Ермаков никогда не жаловался на здоровье, но другого объяснения не было.
Поездка была очень тяжелой, вся на нервах. Днем - работа на авиасалоне,
демонстрационные полеты российских истребителей, которые после памятных всем
аварий наших машин в Ле-Бурже и Орли выматывали членов делегации больше, чем
самих летчиков. Ночью - напряженные переговоры с аль-Джаббаром. Плюс
акклиматизация, сорокаградусная жара, непривычная пища. Даже у кофе, который
он пил в баре, был необычный вкус. Лишь в самолете, посмотрев на часы,
Ермаков понял, что был без сознания не десять минут, как ему показалось, а
не меньше часа. А еще через день, уже в Москве, чувствуя на шее зуд, как от
комариного укуса, пристроил зеркало и увидел маленькую красную точку. Это
был след укола.
Все стало понятно: сначала ему подсыпали какой-то гадости в кофе, потом
вкатили укол.
Ермаков не поставил об этом в известность службу безопасности. Переговоры
с аль-Джаббаром носили предварительный характер. Даже если цэрэушники
действительно подвергли его допросу, они не узнали ничего такого, о чем сами
бы не догадывались. Особисты не могли уже ничего ни изменить, ни исправить.
Просрав ситуацию в аэропорту Абу-Даби, эти раздолбай вцепились бы в него
бульдожьей хваткой, демонстрируя служебное рвение.
Ермаков забыл об этой истории. Заставил себя забыть. Но кто-то не забыл.
И нашел способ напомнить - именно сейчас, когда программа "Феникс" получила
новый, неожиданный даже для самого Ермакова импульс, когда в золотоносной
россыпи вдруг сверкнула золотая жила.
Полтора года назад, когда на полигоне под Воронежем Ермакову показали
истребители с антирадарным покрытием, уменьшавшим уязвимость серийных машин
в десять раз, он сразу понял, что оказалось у него в руках. Это открывало
захватывающие перспективы. Мгновенно родилось решение: доработать методику
своими силами и организовать в Потапове производственную базу по превращению
российских истребителей в "невидимки".
Это была грандиозная идея, настоящий Клондайк. Решались все проблемы.
Отпадала необходимость в новых истребителях: старые модели пойдут по цене
новых. Отпадала проблема производства: сотни морально устаревших "мигов" и
"су" стояли без применения на российских военных аэродромах, а еще больше -


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 [ 56 ] 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Андреев Николай - Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть
Андреев Николай
Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть


Злотников Роман - Правило русского спецназа
Злотников Роман
Правило русского спецназа


Трубников Александр - Рыцарский долг
Трубников Александр
Рыцарский долг


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека