Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

не успеть выстрелить по мелькнувшей цели. Или даже не заметить ее. Он
отпустил скалу.
Черный шар бесшумно прыгнул в небо. От резкого рывка голова качнулась
назад, на миг он потерял ориентировку - показалось, что тело не взлета-
ет, а падает. Но это чувство тут же прошло. Далеко внизу в сплошном мра-
ке отчетливо выделялся вишневый огонек. "Трое, - неизвестно по каким
признакам безошибочно определил он. И с облегчением понял: - Прошляпи-
ли!" Не подняли головы, не среагировали на неожиданный светлый силуэт,
вопреки законам природы летящий вверх. Ветер подхватил шар, упруго пог-
нал к границе. Выстрелов не было. Только странный звук появился вдруг...
Та-та-та-та... Неужели вертолет? Нет, скорей "кукурузник". Но откуда
здесь "кукурузник"? Они вообще по ночам не летают...
Та-та-та-та... Переполненный мочевой пузырь причинял неудобства, ка-
залось, что сдавливающий тело снизу ремень вот-вот выдавит его содержи-
мое. Та-та-та-та...
Проснувшийся Карданов-Лапин понял, что это тарахтит дизель. Он лежал
на узком деревянном рундуке, укрытый собственной дубленкой, и прижимался
к мелко вибрирующему борту, от которого ощутимо тянуло холодом. Больше в
кубрике никого не было. Только пустые бутылки, объедки и три стакана на
узком столике напоминали о завершении вчерашнего дня.
Мочевой пузырь не перестал причинять беспокойство и после пробужде-
ния. Гальюн оказался совсем крохотным, с клепками на железных стенках и
мутным кривоватым зеркалом. Лапин подумал, что обречен смотреть в кривые
зеркала до конца своих дней. Но выглядел он, как ни странно, совсем неп-
лохо. Не только потому, что накануне почти не пил: привычный облик излу-
чал не свойственную ему раньше энергию и говорил о скрытой силе. Вот
только щетина... Надо будет одолжить у ребят бритву...
Он прошел в рубку. Толян стоял на руле, Иван был в трюме, у дизеля.
- Очухался? - усмехнулся рулевой. - Наконецто! Только не пойму - с
чего? Ты вчера и не очень-то...
Сам Толян не выглядел красавчиком: красные глаза, опухшая небритая
физиономия. Но, судя по всему, это состояние было привычным - штурвал он
держал уверенно. За окном, совсем рядом, проплывал пустынный заснеженный
берег. Город остался позади.
- Вишь, какой у меня фарватер! - ворчливо продолжил рулевой. - А ты
хотел ночью идти! Тут и на свету чуть колыхнешься - и приплыл!
Действительно, буксир шел по узкому каналу в темно-белесом, припоро-
шенном снегом льду. От бортов до ледяной кромки было не больше двух мет-
ров.
- Выше пятнадцатого километра навигации нет. Зимой вообще - какая на-
вигация? Надо на прикол становиться. Это вот мы ходим между портом и ба-
зой... Все водку пьют, а мы пашем. Нашли крайних! А тебе на базу зачем?
- Есть дело, - неопределенно ответил Макс. - Раз меня к вам случаем
занесло, зачем по земле кругаля давать?
- Не по земле, а по суше, - поправил моряк. - Ты не брехал насчет
стольника баксов? А то одного горючего сколько сожжем... Кэп вернется -
шкуру спустит.
- Не брехал. У тебя бритва найдется?
Через сорок минут Лапин спрыгнул на причал центрального портового
склада. Стояла тихая погода, из облаков выглянуло солнце, искрился на
невытоптанных местах снежок. В чистом речном воздухе приятно пахло мок-
рой древесиной. На миг Сергею помстилось, что это и есть конечная точка
его маршрута. Остаться здесь, работать крановщиком, электрокарщиком,
грузчиком... Спокойная размеренная жизнь, никаких потрясений, тайн, пу-
гающих открытий... Но в мире у каждого есть свое место. Здесь его никто
не ждал.
Между растрепанными штабелями бревен и досок, аккуратными пирамидами
труб, ровными параллелепипедами бетонных блоков, тяжелыми грудами якор-
ных цепей он пробрался к выходу. Несколько раз ему попадались смурные
работяги, но никто не заинтересовался посторонним, бродящим среди океана
материальных ценностей. Переступив через провисающую в открытых воротах
цепь, он оказался на площадке, где ожидали клиентов три порожних грузо-
вика. За десять тысяч напросился до трассы и легко запрыгнул в высокую
кабину "КамАЗа".
- Разве это жизнь? - сокрушался подвижный, бывалого вида водитель. -
Раньше на куски рвали - то отвези, это привези... А сейчас машин больше,
чем людей!
- Поехали в Степнянск, - предложил Лапин. - Я заплачу, будто цемент
везешь.
- Полтинник, - запросил водитель.
- Только заедем в Кузяевку на полчаса, - вмешался Карданов.
- Идет.
Оставив грузовик у ворот психбольницы. Макс отправился на поиски. По
словам двойника из "Маленького Парижа", с его сознанием что-то делал не-
кий Брониславский. Ему и следовало задавать вопросы, но сначала его тре-



бовалось найти. В профессиональном мире почти все знают друг друга, поэ-
тому Макс решил вначале найти доктора Рубинштейна.
- Вспомнили! - скривилась молодая женщина в регистратуре. - Он давно
в Америку укатил. А чего надо-то?
- Я аспирант из Петербургской военно-медицинской академии, - отреко-
мендовался Макс. - Мне нужно проконсультироваться по диссертации.
- А... - женщина подобрела. - Зайдите в отделение, там сейчас доцент
Садчиков, у него и спросите.
В отделении острых психозов Карданова дальше холла не пустили. Он
стоял у выкрашенной белой краской решетки и ждал, рассматривая вытертую
до основы ковровую дорожку. Остро пахло больницей, лекарствами, челове-
ческой болью, из глубины коридора доносились неразборчивые выкрики. Че-
рез десять минут появился довольно молодой, но уже рыхлый Садчиков в от-
менно отбеленном халате и несвежей шапочке. Макс повторил ему ту же бай-
ку.
- Мне посоветовали познакомиться с Брониславским из Москвы и Рубинш-
тейном из Тиходонска, - завершил Карданов свою историю. - И тут такая
неудача... Даже не знаю, что делать.
Несмотря на нерасполагающую внешность, Садчиков проявил участие.
- До Сан-Диего вы вряд ли доберетесь, а до Москвы - свободно. Недавно
в "Вопросах психиатрии" была статья Брониславского про раздвоение созна-
ния. Вы занимаетесь какой темой?
- Амнезии после сильных переживаний и катастроф, - брякнул Макс,
чувствуя, что стоит на грани разоблачения.
Доцент удивился.
- В Сербского недавно защитился мой однокашник, Борисов его фамилия.
Как раз по постстрессовым и посттравматическим амнезиям. Как могли ут-
вердить две одинаковые темы?
- У меня закрытая диссертация сугубо прикладного характера, - нашелся
Карданов. - Амнезии рассматриваются как последствия боевых действий.
Объяснение было встречено с пониманием.
- Брониславский тоже в основном работает по закрытой тематике. То,
что попадает в доступную печать, - это явно кусочки каких-то больших ра-
бот. Но их никто не читал. И где он защитил докторскую, неясно... Обычно
об этом сообщается, если речь не идет о секретном исследовании.
Садчиков вздохнул.
- Вы специально приехали в Тиходонск?
Карданов скорбно кивнул.
- Я бы с удовольствием вам помог, но совершенно нет времени... Вы
ведь даже не позвонили!
Не меняя выражения лица. Макс кивнул второй раз. Пауза затягивалась.
Доцент опять вздохнул. Интеллигентному человеку трудно вот так сразу
выставить приезжего коллегу на улицу. Необходим какойто жест доброй во-
ли, маленький знак внимания, крохотное проявление гостеприимства или, по
крайней мере, намек на таковое. Формальность для очистки совести.
- Если хотите, я покажу вам статью. Может, и ехать больше никуда не
придется.
- Если вам не трудно, - благовоспитанно отозвался Карданов.
Садчиков провел его в кабинет. Вместо бронзовой таблички "Профессор
Рубинштейн Я. Н." у входа висел застекленный листок с черными буквами
лазерного принтера "Доцент Садчиков В. В. ". Внутри все было по-прежне-
му. Старинный дубовый стол с крышкой, обтянутой зеленым сукном, массив-
ные шкафы, набитые журналами и книгами по психиатрии.
Пока Садчиков рылся в бумагах, Макс осмотрел корешки. "Вопросы психи-
атрии", "Российский психиатрический бюллетень", "Вестник общества психи-
атров", "Клиника психозов"...
- Вот она, - Садчиков протянул раскрытый журнал.
"Брониславский С. Ф., доктор медицинских наук, профессор, действи-
тельный член Всероссийского общества психиатров", - прочел Карданов над
названием статьи и тут же спросил:
- А что дает членство во Всероссийском обществе?
Садчиков улыбнулся.
- Ничего. Если не считать морального удовлетворения. Туда принимают
видных ученых, это признание весомого вклада в науку. У них, правда,
есть свой журнал, он рассылается по списку...
Доцент показал на ряд зеленых корешков за стеклом.
- Яков Наумович получал "Вестник", я уже нет.
- Интересно... Можно взглянуть?
- Пожалуйста. Там нет ничего особенного.
Карданов и не искал "особенного". Он посмотрел, где издается "Вестник
общества психиатров". В Центральном институте мозга. Запомнил адрес и
телефон. Безразлично закрыл зеленую большеформатную книжицу, поставил на
место. Больше его ничего не интересовало, но роль следовало доиграть до
конца, и он прочел статью.
Понятного в ней было мало из-за перегруженности специальной термино-


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 [ 56 ] 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Ростовщик и море
Корнев Павел
Ростовщик и море


Шилова Юлия - Растоптанное счастье, или Любовь, похожая на стон
Шилова Юлия
Растоптанное счастье, или Любовь, похожая на стон


Посняков Андрей - Час новгородской славы
Посняков Андрей
Час новгородской славы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека