Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

него и потому извлекал из него пользу. Этим смехом он добывал себе
пропитание.
Гуинплен - читатели, вероятно, уже догадались об этом - был тот самый
ребенок, которого покинули в зимний вечер на портлендском берегу и который
нашел себе приют в бедном домике на колесах в Уэймете.



2. ДЕЯ
Ребенок стал взрослым мужчиной. Прошло пятнадцать лет. Шел 1705 год.
Гуинплену должно было исполниться двадцать пять лет.
Урсус оставил у себя тогда обоих детей, образовав маленькую кочующую
семью.
Урсус и Гомо состарились. Урсус совсем облысел. Волк поседел.
Продолжительность жизни волков не установлена с такою точностью, как
продолжительность жизни собак. По данным Молена, некоторые волки достигают
восьмидесятилетнего возраста, в том числе малый купар, caviae vorus, и
вонючий волк, canis nubilus, описанный Сэем.
Девочка, найденная на груди мертвой женщины, превратилась теперь в
шестнадцатилетнюю девушку, с бледным лицом, обрамленным темными волосами,
довольно высокую, стройную и хрупкую, с таким тонким станом, что,
казалось, он переломится, едва прикоснешься к нему; девушка была дивно
хороша, но глаза ее, полные блеска, были незрячи.
Роковая зимняя ночь, свалившая в снег нищенку и ее младенца, нанесла
сразу двойной удар: убила мать и ослепила дочь.
Темная вода навсегда сделала неподвижными зрачки ребенка, ставшего
теперь взрослой девушкой. На лице ее, непроницаемом для света, эта горечь
разочарования выражалась в печально опущенных углах губ. Ее большие ясные
глаза отличались странным свойством: угаснув для нее, они сохранили свою
лучезарность для окружающих. Таинственные светильники, озарявшие только
внешний мир! Это лишенное света существо излучало свет. Потухшие глаза
были исполнены сияния. Эта пленница мрака освещала тьму, в которой она
жила. Из глубины безысходной темноты, из-за черной стены, именуемой
слепотою, она посылала в пространство яркие лучи. Она не видела нашего
солнца, но в ней отражалась сущность его. Ее мертвый взор обладал
неподвижностью, свойственной небесным светилам.
Она была воплощением ночи и горела как звезда, горела в этой
непроницаемой тьме, ставшей ее собственной стихией.
Урсус, помешанный на латинских именах, окрестил ее Деей. Он
предварительно посоветовался с волком. "Ты представляешь человека, -
сказал он, - я представляю животное, мы с тобой представители земного
мира. Пусть же эта малютка будет представительницей мира небесного. Ее
слабость на самом деле - всемогущество. Таким образом, в нашей лачуге
будет заключена отныне вся вселенная: мир человеческий, мир животный, мир
божественный".
Волк ничего не возразил, и найденыш стал называться Деей.
Что касается Гуинплена, Урсусу не пришлось ломать себе голову, чтобы
придумать для него имя. В то самое утро, когда он узнал, что мальчик
обезображен и что девочка слепа, он спросил:
- Как звать тебя, мальчик?
- Меня зовут Гуинпленом, - ответил ребенок.
- Что ж, Гуинплен так Гуинплен, - сказал Урсус.
Дея помогала Гуинплену в его выступлениях.
Если бы можно было подвести итог всей совокупности человеческих
несчастий, он нашел бы свое воплощение в Гуинплене и Дее. Казалось, оба
они явились на землю из мира теней: Гуинплен - из той его области, где
царит ужас, Дея - из той, где царит тьма. Их существования были сотканы из
различного рода мрака, заимствованного у чудовищных полюсов вечной ночи.
Дея носила этот мрак внутри себя, Гуинплен - на своем лице. В Дее было
что-то призрачное; Гуинплен был подобен привидению. Дея была окружена
черной бездной, Гуинплена окружало нечто худшее. У зрячего Гуинплена была
ужасная возможность, от которой слепая Дея была избавлена, - возможность
сравнивать себя с другими людьми. Но в положении Гуинплена, если только
допустить, что он старался дать себе в нем отчет, сравнивать значило
перестать понимать самого себя. Иметь, подобно Дее, глаза, в которых не
отражается внешний мир, - несчастие огромное, однако меньшее, чем быть
загадкою для самого себя: чувствовать в мире отсутствие чего-то, что
является тобою самим, видеть вселенную и не видеть себя в ней. На глаза
Деи был накинут покров мрака, на лицо Гуинплена была надета маска. Как
выразить это словами? На Гуинплене была маска, выкроенная из его живой
плоти. Он не знал своих подлинных черт. Они исчезли. Их подменили другими
чертами. Его истинного облика уже не существовало. Голова жила, но лицо
умерло. Он не мог вспомнить, видел ли он его когда-нибудь. Для Деи, так же
как и для Гуинплена, род человеческий был чем-то внешним, далеким от них.



Она была одинока. Он - тоже. Одиночество Деи было мрачным: она не видела
ничего. Одиночество Гуинплена было зловещим. Он видел все. Для Деи весь
мир не выходил за пределы ее слуха и осязания: все существующее было
ограничено, почти не имело протяженности, обрывалось в двух шагах от нее;
бесконечной представлялась только тьма. Для Гуинплена жить - значило вечно
видеть перед собою толпу, с которой ему никогда не суждено было слиться.
Дея была изгнанницей из царства света, Гуинплен был отверженным среди
живых существ. Оба они имели все основания отчаяться. И он и она
переступили мыслимую черту человеческих испытаний. При виде их всякий,
призадумавшись, почувствовал бы к ним безмерную жалость. Как они должны
были страдать! Над ними явно тяготел злобный приговор судьбы, и рок
никогда еще так искусно не превращал жизнь двух ни в чем не повинных
существ в сплошную муку, в адскую пытку.
А между тем они жили в раю.
Они любили друг друга.
Гуинплен обожал Дею. Дея боготворила Гуинплена.
- Ты так прекрасен! - говорила она ему.



3. OCULOS NON HABET, ET VIDET - НЕ ИМЕЕТ ГЛАЗ, А ВИДИТ
Одна только женщина на свете видела настоящего Гуинплена - слепая
девушка.
Чем она была обязана Гуинплену, Дея знала от Урсуса, которому Гуинплен
рассказал о своем трудном переходе из Портленда в Уэймет и обо всех
ужасах, пережитых им после того, как его оставили на берегу. Она знала,
что ее, крошку, умиравшую на груди умершей матери и сосавшую ее мертвую
грудь, подобрало другое дитя, не намного старше ее, что это существо,
отвергнутое всеми и как бы погребенное в мрачной пучине всеобщего
равнодушия, услыхало ее крик и, хотя все были глухи к нему самому, не
оказалось глухим к ней; что этот одинокий, слабый, покинутый ребенок, не
имевший никакой опоры на земле, сам еле передвигавший ноги в пустыне,
истощенный, разбитый усталостью, принял из рук ночи тяжкое бремя - другого
ребенка; что несчастное существо, обездоленное при непонятном разделе
жизненных благ, именуемом судьбою, взяло на себя заботу о судьбе другого
существа и, будучи олицетворением нужды, скорби и отчаяния, стало
провидением для найденной им малютки. Она знала, что, когда небо закрылось
для нее, он раскрыл ей свое сердце; что, погибая сам, он спас ее; что, не
имея ни крова, ни пристанища, он пригрел ее; что он сделался ее матерью и
кормилицей; что он, совершенно одинокий на свете, ответил небесам,
покинувшим его, тем, что усыновил другого ребенка; что, затерянный в ночи,
он явил этот высокий пример; что, сочтя себя недостаточно обремененным
собственными бедами, он взвалил себе на плечи бремя чужого несчастья; что
он открыл на этой земле, где, казалось бы, его уже ничто не ждало,
существование долга; что там, где всякий заколебался бы, он смело пошел
вперед; что там, где все отшатнулись бы, он не отстранился; что он опустил
руку в отверстую могилу и извлек оттуда ее, Дею; что, сам полуголый, он
отдал ей свои лохмотья, ибо она страдала от холода, что, сам голодный, он
постарался накормить и напоить ее; что ради нее этот ребенок боролся со
смертью, со смертью во всех ее видах: в виде зимы и снежной метели, в виде
одиночества, в виде страха, в виде холода, голода и жажды, в виде урагана;
что ради нее, ради Деи, этот десятилетний титан вступил в поединок с
беспредельным мраком ночи. Она знала, что он сделал все это, будучи еще
ребенком, и что теперь, став мужчиной, он для нее, немощной, является
опорой, для нее, нищей, - богатством, для нее, больной, - исцелением, для
нее, слепой, - зрением. Сквозь густую, ей самой неведомую завесу,
заставлявшую ее держаться вдали от жизни, она ясно различала эту
преданность, эту самоотверженность, это мужество - во внутреннем нашем
мире героизм принимает совершенно определенные очертания. Она улавливала
его благородный облик: в той невыразимо отвлеченной области, где живет
мысль, не освещаемая солнцем, она постигала это таинственное отражение
добродетели. Окруженная со всех сторон непонятными, вечно куда-то
движущимися предметами (таково было единственное впечатление, производимое
на нее действительностью), замирая в тревоге, свойственной бездеятельному
существу, всегда настороженно поджидающему возможную опасность, постоянно
переживая, как и все слепые, чувство своей полной беззащитности в этом
мире, она вместе с тем явственно ощущала где-то над собой присутствие
Гуинплена - Гуинплена, никогда не знающего устали, всегда близкого, всегда
внимательного, Гуинплена ласкового, доброго, всегда готового прийти ей на
помощь. Дея вся трепетала от радостной уверенности в нем, от
признательности к нему: ее тревога стихала, сменялась восторгом, и своими
исполненными мрака глазами она созерцала в зените над окружавшей ее
бездной неугасимое сияние этой доброты.
Во внутреннем мире человека доброта - это солнце. И Гуинплен ослеплял


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 [ 56 ] 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Глуховский Дмитрий - Метро 2033
Глуховский Дмитрий
Метро 2033


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - майордом
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - майордом


Посняков Андрей - Секутор
Посняков Андрей
Секутор


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека