Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Сожги! - хрипел король. - Мартин... О, Боже!
Я развернулся, пятью быстрыми шагами преодолел разделявшее нас
расстояние и выплеснул полканистры. От керосиновой вони у меня хлынули
слезы. Билли и чудовище, державшее его, намокли и выглядели теперь как два
комика из старого голо-бурлеска. Билли моргал и кричал что-то бессвязное,
на граненой морде Шрайка отражалось расцвеченное метеорами небо, и в этот
момент одна из искр от тлеющих страниц, которые Билли все еще сжимал в
руках, попала на керосин.
Я прикрыл лицо руками (поздно - бороду и брови опалило) и стал
отступать, пока не уперся в парапет фонтана.
На мгновение этот костер превратился в поразительное огненное
изваяние - желто-голубую Pieta [пиета, плач богоматери - картина,
скульптура и т.п. с изображением девы Марии, оплакивающей мертвого Христа]
с четверорукой мадонной, держащей перед собой тело Христа. Затем объятая
огнем фигура скорчилась и выгнулась дугой, словно ее не пронзали стальные
шипы и два десятка скальпелеобразных пальцев, и раздался крик, такой
крик... До сего дня не могу поверить, что он исходил от человеческой
половины этой слившейся в смертельном объятии пары. Крик этот швырнул меня
на колени. Тысячекратно отраженный от каменных стен, он возвращался ко мне
снова и снова, поднимая в воздух голубей со всего города. Крик не
прекратился и после того, как пылающее видение разом пропало, не оставив
после себя ни кучки пепла на земле, ни пятнышка на сетчатке. Прошла еще
минута или две, прежде чем до меня дошло: теперь кричу я сам.

Все пошло прахом, как, впрочем, и следовало ожидать. В реальной жизни
хорошие концовки случаются редко.
Несколько месяцев, а может, и целый год, я переписывал испорченные
керосином страницы и восстанавливал сгоревшие. Вряд ли вы удивитесь,
узнав, что поэму я так и не закончил. И дело тут не во мне. Моя муза ушла.
Град Поэтов дряхлел и разрушался. Я прожил там еще год или два -
возможно, и все пять. Право, не помню. Тогда я был малость того. Доныне
сохранились записи первых паломников, повествующие об изможденном,
оборванном, заросшем бородою человеке с безумными глазами, который нарушал
их гефсиманский сон непристойными выкриками. Этот помешанный постоянно
околачивался возле Гробниц и, потрясая кулаками, требовал, чтобы трусливая
тварь, прячущаяся внутри, вышла к нему.
В конце концов безумие выгорело само, хотя угли его тлеют до сих пор.
Протопав пешком полторы тысячи километров, я вернулся в цивилизацию. С
собой я унес только рукопись. В пути я ловил скальных угрей, ел снег;
последние десять дней и вовсе голодал.
Прошедшие с тех пор двести пятьдесят лет, право же, не заслуживают ни
воскрешения, ни, тем более, вашего внимания. Поульсенизации, чтобы дать
инструменту возможность жить дальше и ждать своего часа. Две длительные
заморозки в нелегальных субсветовых полетах, поглотивших по сотне с лишком
лет каждая. И каждая взимала свою дань - клетками мозга, памятью.
И все это время я ждал. И жду до сих пор. Поэма должна быть
закончена. И она _б_у_д_е_т_ закончена.
В начале было Слово.
В конце... былая слава, былая жизнь, былые порывы...
В конце будет Слово.


4
"Бенарес" достиг Эджа на следующий день, немного позже полудня. Одна
из мант умерла прямо в упряжи, не дотянув до места назначения километров
двадцать; Беттик не стал ее выпрягать, просто перерезал постромки. Другая
продержалась до тех пор, пока они не ошвартовались у выцветшего старого
пирса, - здесь она вдруг распласталась в изнеможении, и лишь пузырьки
воздуха, поднимавшиеся из дыхал, показывали, что она еще жива. Беттик
приказал выпрячь ее и выпустить в реку, объяснив, что в проточной воде у
загнанного животного еще есть шансы выжить.
Проснувшиеся на рассвете паломники любовались разворачивающимся
передними пейзажем. Разговаривали они мало, а Мартина Силена попросту
старались не замечать. Поэта, впрочем, это ничуть не огорчало... Запив
вином свой завтрак, он приветствовал восход солнца парочкой непристойных
песен.
За ночь река расширилась до двух километров и представляла теперь
собой огромную тускло-синюю дорогу, прорезавшую невысокие холмы к югу от
Травяного моря. Здесь, на подступах к морю, деревья исчезли, а
коричневато-золотистый вересковник мало-помалу сменили двухметровые
ярко-зеленые северные травы. Холмы становились все ниже, пока не исчезли
совсем, и по обеим сторонам реки теперь тянулись густо поросшие травой



обрывистые берега. На севере и востоке над горизонтом повисла едва
заметная темная полоска, и тем паломникам, которые жили прежде на планетах
с океанами и знали, что эта густая синева говорит о близости моря, то и
дело приходилось напоминать себе, что единственное в этих краях море
представляет собой несколько миллиардов акров травы.
Крупным аванпостом Эдж никогда не был, теперь же он и вовсе опустел.
Два десятка домов, стоявших по бокам ухабистой дороги, которая поднималась
от пристани, пялились пустыми глазницами окон, и, судя по всему, население
бежало отсюда еще несколько недель тому назад. Гостиница "Приют
Паломника", почти три столетия простоявшая на склоне холма, сгорела.
Беттик повел паломников на вершину берегового утеса.
- Куда вы теперь? - спросил андроида полковник Кассад.
- По условиям, на которых мы служим Церкви, после рейса на север мы
получаем свободу, - ответил Беттик. - "Бенарес" мы оставим здесь, чтобы
вам было на чем вернуться, а сами отправимся вниз по реке на катере. А
потом двинемся дальше.
- Эвакуируетесь вместе со всеми? - спросила Ламия Брон.
- Нет. - Беттик улыбнулся. - У нас на Гиперионе свои дела и свои
пути.
Незаметно для себя они выбрались на скругленный гребень. Стоящий у
ветхой пристани "Бенарес" казался отсюда совсем маленьким; река Хулай
убегала на юго-запад и скрывалась в голубой дымке. Выше города она резко
сворачивала на запад и, постепенно сужаясь, через какой-то десяток
километров упиралась в непроходимые Нижние Пороги. А с севера и востока к
Эджу почти вплотную подступало Травяное море.
- Боже мой, - выдохнула Ламия Брон.
Казалось, они взошли на последнюю вершину Мироздания. За
разбросанными внизу причалами, верфями и доками кончался Эдж и начиналось
море. Трава уходила в бесконечность, отзываясь даже на легкий ветерок
мелкой рябью и накатываясь зеленым прибоем на обрывистый берег.
Поразительно ровная, без единой морщинки поверхность простиралась к
горизонту и казалась неизменной и нескончаемой. И ни малейших признаков
горных вершин Уздечки, которая лежала на северо-востоке, примерно в восьми
сотнях километров отсюда. Иллюзия, что перед паломниками огромное зеленое
море, была почти полной, даже верхушки колеблемых ветром стеблей казались
белыми гребешками волн, бегущих к берегу.
- К-а-к красиво! - воскликнула Ламия, впервые видевшая эту картину.
- На рассвете и закате еще красивее, - отозвался Консул.
- Чудесно, - пробормотал Сол Вайнтрауб, поднимая дочку так, чтобы и
та могла посмотреть. Девочка задрыгала ножками от удовольствия и принялась
сосредоточенно рассматривать свои пальчики.
- Отлично сохранившаяся экосистема, - одобрительно сказал Хет Мастин.
- Мюир был бы доволен.
- Вот же гадство! - вдруг воскликнул Мартин Силен.
Все обернулись к нему.
- Ветровоза-то нет, - пояснил поэт и выругался.
Его спутники молча оглядели заброшенные причалы и пустынную равнину.
- Наверное, задержался, - сказал Консул.
Мартин Силен отрывисто рассмеялся.
- Или уже укатил. Ведь предполагалось, что мы прибудем сюда вчера
вечером.
Полковник Кассад поднял свой электронный бинокль и внимательно
осмотрел горизонт.
- Нет, вряд ли они ушли бы без нас, - задумчиво проговорил он. - Ведь
ветровоз должны были направить сюда сами жрецы Святилища, а они кровно
заинтересованы в нашем паломничестве.
- Можно пойти пешком, - предложил Ленар Хойт. Священник посерел от
боли (а может, и от наркотиков тоже) и едва держался на ногах, не говоря
уж о том, чтобы идти куда-то.
- Нет, - сказал Кассад. - Мы утонем в этой траве с головой, а пройти
надо несколько сот километров.
- Компас... - начал было священник.
- На Гиперионе компасы не действуют, - возразил Кассад, все еще
глядевший в бинокль.
- Ну, тогда указатель курса, - не сдавался Хойт.
- УК у нас есть, но дело не только в этом, - вмешался Консул. - Трава
очень острая. Через полкилометра на нас живого места не останется.
- А еще здесь водятся травяные змеи. - Кассад опустил наконец
бинокль. - Это и в самом деле отлично сохранившаяся экосистема, но для
прогулок она не предназначена.
Отец Хойт вздохнул и тяжело опустился на землю, поросшую короткой
травкой. Что-то весьма похожее на облегчение прозвучало в его голосе,
когда он сказал:
- Ну что ж, тогда поехали обратно.
А.Беттик сделал шаг вперед:


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 [ 56 ] 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Буркатовский Сергей - Война 2020. Первая космическая
Буркатовский Сергей
Война 2020. Первая космическая


Круз Андрей - Новая жизнь
Круз Андрей
Новая жизнь


Семенова Мария - Самоцветные горы
Семенова Мария
Самоцветные горы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека