Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Я делаю шаг, другой. Вряд ли их будет больше пятнадцати. Еще можно
остановиться, еще можно повернуть назад, а "демоний" просто вопит:
стой, дурак, стой! Не делай этого, не совершай глупой ошибки, цена
которой - жизнь! Еще можно отмотать назад это кино - потом не
поправишь, подумай дважды и трижды, прежде чем сделать оставшиеся
шаги...
Я думал. Не два раза и не три. Я думал об этом постоянно с того
дня, как узнал правду. И что? Еще подумай...
Боль болью, но и помимо нее я чувствую себя довольно погано. Для
человека, воспитанного в Школе, мои действия более чем неадекватны.
Прости меня, Дима: у тебя будут неприятности, но не за них ты меня
прости, а за то чувство вины и беспомощности, что я тебе оставляю. Ты
ведь не простишь себе моей гибели, ты станешь винить в ней прежде
всего себя, наплюешь на выводы следствия и в мучительном запоздалом
самобичевании припомнишь каждую минуту нашего общения, каждое
несказанное слово, которым ты мог бы меня предостеречь, помешать
нелепой, как тебе покажется, случайности, но не предостерег и не
помешал. И ты придешь к единственному и неизбежному для тебя выводу:
ты виноват. А когда ты узнаешь, что я жив... Впрочем, лучше тебе не
знать.
Шаг. Еще шаг. Середина реки. Здесь русло выгнуто дугой, и стрежень
ближе к тому берегу. Лед тонок, но пока держит мой вес. Пора? Нет, еще
шагов пять. Четыре, три, два, один...
Он даже не трещит, сволочь. Ну же! Давай! Затылок готов расколоться
- адское пламя в мозгу, адская боль. Теперь ее не приглушишь, не
обманешь наивной выдумкой: мол, иду по дрова - "демонию" предельно
ясны мои намерения. Еще немного... Знаю: как только я окажусь подо
льдом, боль исчезнет сама собой и "демоний" смирится, потому что уже
ничего нельзя будет изменить...
Прыжок - удар ногами о лед. Мало? Вот тебе еще. Трещишь? Ага,
трещишь!..
С третьего удара я проваливаюсь по пояс в ледяную кашу, отчаянно
цепляясь за края полыньи. Мышцы сработали сами, словно я в самом деле
тону, и это к лучшему: может быть, останутся следы моего цепляния.
Понятен ужас провалившихся в полынью, очень даже понятен! Течение
тянет меня туда - в черное, холодное, жуткое. Холода пока не чувствую,
он скажется потом, не сразу, а пока - жарко... Пора. Еще раз для пробы
вдохнув воздух через загубник, перестаю цепляться...
Жидкий огонь ледяной воды обнимает незащищенное лицо. Последним
уползает под лед рюкзак, что зажат у меня в руке. Страшное, наверное,
зрелище - хорошо, что никто не видит...


4
- Может, все-таки вызвать врача? - предложила Ольга.
- Не вздумай, - сказал я и закашлялся, давясь мокротой.
- Тогда еще укол. Сплюнь и повернись.
- Что, опять пора колоть? Я сам отлично знал, что пора.
- Не трепись и заголяйся.
Она не очень-то церемонилась - удар из бытового инъект-пистолета
(вот уж садистский инструмент!) подбросил меня на тахте.
Скверное дело - крупозная пневмония, пусть даже не двусторонняя, а
только левосторонняя. И очень кстати здесь Ольга, леди моя Белсом. То
есть не она здесь, а я у нее, ввалился внезапно - "чудовище вида
ужасного". Просто поражает, с какой предусмотрительностью вел себя
поганый мой "демоний", если сразу после моего знакомства с "Надеждой"
велел мне приготовить себе нору. Заранее исследовал все возможные
развилки, стелил соломку там, где я мог оступиться в своих шараханьях,
знал, подлец, с кем имеет дело!
Унизительно, зато безопасно для нелегала. Утонул я двенадцатого
марта, а сегодня восемнадцатое. Шесть дней. Вряд ли Кардинал еще не
понял, что я обдурил его, а я, как ни странно, все еще на свободе.
Действительно странно. Если поразмыслить хорошенько, то, что я
учинил, - истинно детский сад, штаны на лямках... И все в мире детский
сад и шебуршанье. Не придумано еще такого, чему Кардинал поверил бы
безоговорочно.
А самое главное - не мучила меня голова. Нисколечко. Кажется,
смирился мой "демоний", сдался, а вернее, успел оценить новую
ситуацию, и теперь наши с ним устремления совпадают: оба мы жаждем
залечь на дно, зарыться в ил и не высовываться. Отрадно, черт подери!
- Как ты сегодня? - спросила Ольга.
- Почти здоров. Даже думал выйти прогуляться - погодка-то! Кстати,
где мои ботинки?
- Выйди, выйди... На тот свет захотелось?


- Кто из нас врач: я или ты? - возразил я. - Потом, не вышел же.
Лежал, в окно смотрел, радовался. Синичка прилетала, сидела на твоем
свитере. Просто сидела и смотрела на меня. А я на нее. Хорошая такая.
Нужно знать женщин - Ольга тут же сунулась на балкон посмотреть, не
осталось ли на свитере конкретных следов пребывания синички. Не
осталось. А когда она вернулась, я как-то сразу понял, что разговор
пойдет иной, что мне от него не отвертеться и что скидок на
болезненность не будет.
Не надо, попросил я про себя. Пожалуйста, не надо.
Глас вопиющего.
- Слушай, что вообще происходит? - спросила она. - То тебя нет
неделями, то вдруг являешься черт знает в каком виде - и лечи тебя. Ни
разу никуда не позвонил отсюда. Прячешься, что ли?
- Угу, - вздохнул я. - Ну их всех. Взял отпуск.
Зря я это сказал.
- Ты меня совсем уж круглой дурой не считай, ладно? Я ведь и до
всей этой шумихи кое о чем догадывалась... Эпидемия самоубийств, да?
- Пандемия.
Она немного помолчала.
- Даже так... И ты не знаешь, как ее остановить, я правильно поняла
ситуацию?
Я не мог ей врать. Она решила бы, что я трус.
- Я знаю, как ее остановить.
- Очень мило.
Она ждала. И тогда я рассказал ей все. Ну, почти все. Мы молчали -
не знаю сколько времени. Долго. Потом она сходила на кухню и принесла
из холодильника водку. Что ж, рассудила верно. Мы молча выпили по сто
и еще по сто, и только после этого она спросила:
- А ты подумал вот о чем: кто ты такой, чтобы судить?
- Подумал, - сказал я. - Как раз об этом я подумал в первую
очередь. Об этом в русской литературе столько написано, что не
подумать невозможно. Только я не сужу. Это меня судят. И тебя. И
вообще всех и каждого.
- А ты умываешь руки?
Я попытался изобразить улыбку. Получилось так себе.
- Что меня в тебе привлекает, так это точность формулировок...
Она отвернулась к окну. Точеный профиль леди Белсом, осиянный
солнцем...
- А вещи твои где? Без ничего ушел, что ли?
- Спрятал.
- Ну-ну. А насчет того, чем я тебя привлекаю, уж лучше бы не врал.
Я ведь сразу поняла, что ты меня используешь. Если бы я была нужна
тебе хотя бы как женщина для постели... А так - не о чем жалеть. Ты
сам сделал все для того, чтобы я не влюбилась в тебя, как кошка.
Спасибо, а только рано или - поздно кому-нибудь из нас это должно было
надоесть первому. Надоело мне. Скажи-ка лучше: я с самого начала была
нужна тебе только для того, чтобы ты мог при случае у меня отлежаться?
- Не говори так, - попросил я.
- А почему? - изумилась леди Белсом. - Я была тебе нужна, ты был
мне интересен. Мы квиты. Что еще? Только договориться о том, когда ты
уйдешь. Нет, я тебя не тороплю, ты не думай.
- Завтра.
- А не рано?
- Пора, - сказал я, почувствовав укол в затылке. Легкий укол,
легчайший. - Ну, может, послезавтра.
- Кстати, куда ты пойдешь, ты мне не скажешь, конечно?
- Понятия не имею. Честно. Уеду куда-нибудь подальше.
- Деньги у тебя есть?
- Есть.
- Все равно в твоем положении лучше зря не тратить. Вот что... -
Она посмотрела на меня с интересом. Почти с таким же любопытством, как
тогда, в День нашего знакомства возле тела ее покалеченного дружка. -
Ты умеешь путешествовать стопом?
- Посредственно.
- Научу.
Ночью она пришла ко мне - так же, как прежде, и я пытался быть
нежным настолько, насколько меня на это хватало, а она была то
грубовата и ненасытна, то нежна так, как мне и не снилось, совершенно
невероятной, запредельной нежностью... Сколько у меня после Юлии
перебывало баб - ни с одной я не испытал ничего подобного... Я знал,
что это в последний раз. И она это знала. Уже под утро я понял: она
врала. Врала, говоря, что я ей надоел. Врала, говоря, что мы квиты.
Врала для того, чтобы легче перенести потерю - или для того, чтобы
стало легче мне? А утром меня кольнуло.
- Пойду прогуляюсь.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 [ 56 ] 57 58 59 60 61 62 63 64 65
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Соломатина Татьяна - Контурные карты для взрослых
Соломатина Татьяна
Контурные карты для взрослых


Лукьяненко Сергей - Ночь накануне
Лукьяненко Сергей
Ночь накануне


Головачев Василий - Последний джинн
Головачев Василий
Последний джинн


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека