Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

вашу голову, а особенно - в вашу драгоценную голову. Высший Чэн, ибо
слышала я, что, возможно, вскорости многострадальный Мэйлань обретет в
вашем лице достойного правителя!.. ах да, поговаривают, что у вас еще и
свадьба скоро - так что мудрости в вашу голову, и счастья с молодой женой,
и силы в ваши чресла, и деток побольше, и...
Старуха на этот раз явилась без Чань-бо, так что я полностью перешел
на восприятие Чэна и теперь волей-неволей должен был выслушивать
нескончаемую болтовню говорливой Матушки Ци.
- Здравствуйте, Матушка, - вставил наконец Чэн-Я, когда старуха на
мгновенье умолкла, переводя дух и готовясь к очередному словоизвержению.
- Прошу присаживаться за стол, - поспешил добавить Кос, явно пытаясь
заткнуть рот Матушки Ци изрядной порцией еды.
Дважды упрашивать старуху не пришлось. Поминутно рассыпаясь в
благодарностях, она тут же уселась напротив Чэна-Меня, пододвинула к себе
сразу три чашки гречневой лапши, пиалу с соевым соусом по-вэйски, блюдо с
полосками тушеного мяса, четыре блюдца с грибами, маринованной морковью,
рисом и бобами - и действительно ненадолго умолкла.
Пока старуха лихо расправлялась с угощением, Кос сбегал наверх и
принес утерянный ею свиток.
Чэн-Я даже не сомневался, что ан-Танья успел сделать со свитка копию.
- Вы ведь за этим пришли, Матушка? - спросил Кос, демонстративно
выкладывая свиток на стол.
К счастью, вне пределов досягаемости цепких лапок Матушки Ци - а то
Я-Чэн почему-то стал опасаться, что старуха сейчас схватит свой пергамент
и вылетит в окно.
- Ой, спасибо вам, молодые господа! - немедленно засуетилась старуха,
поспешно дожевывая последнюю полоску мяса. - Вот спасибо так спасибо,
прямо всем спасибам спасибо, уж я и не знаю, что бы я без вас делала!
Видать, обронила во время Беседы, растеряха старая, а сразу и не заметила
- уже потом спохватилась, да поздно... я и в плач, я и в вой, а там думаю
- господа молодые, глазастые, небось найдут непременно и вернут
непременно, - а и не застанут старушку, так с собой заберут, не выкинут,
нет, не выбросят зазря, и будет свиточек мой у благородных молодых господ
в полной сохранности, аж до самого Мэйланя, и как только глупая Матушка Ци
объявится...
Кос ловко пододвинул Матушке второе блюдо с солеными колобками:
старуха машинально сунула один из них в рот - и Чэн-Я успел вклиниться в
случайно образовавшуюся паузу.
- Вы уж простите нас, любопытных молодых господ, Матушка, но только
мы осмелились заглянуть в ваш свиток... думали, разузнаем, где вы
проживаете - а там и не удержались! Простите великодушно...
Старуха перестала жевать и настороженно покосилась в нашу сторону.
- Очень, очень интересные записи! - как ни в чем не бывало продолжал
Чэн-Я. - Особенно там, где про Антару... я как-то беседовал с Друдлом, и
он тогда еще пел мне "Касыду о взятии Кабира" самого аль-Мутанабби - мы
потом с Друдлом долго спорили...
"О чем мы могли с Друдлом спорить?!" - воззвал ко мне Чэн.
"Понятия не имею!" - откликнулся я.
Ах, жаль, Обломок наверху остался...
- Спорили... о многом, - уклончиво закончил Чэн-Я.
При упоминании о Друдле взгляд старухи заметно смягчился.
- Да, Друдл... - задумчиво поджала губы она. - В наших кругах его
звали Пересмешником. А вы были его другом? Или, осмелюсь спросить -
учеником? Простите за дерзость, но иначе вам вряд ли довелось бы слышать
от Друдла "Касыду о взятии Кабира" да еще потом спорить с Пересмешником...
о многом.
"Сказать ей?" - спросил Чэн.
"Скажи..." - шевельнулся я.
- Вы, наверное, слышали, что я убил в Кабире человека? - напрямик
спросил Чэн-Я.
- Ну... - замялась Матушка Ци. - Вроде этого... Только кто ж в такую
ложь поверит - чтобы такой молодой да благородный господин...
- Это не ложь. Это правда. Я убил убийцу Друдла. И Пересмешник успел
увидеть его смерть.
То, что произошло потом, потрясло Чэна-Меня. Матушка Ци встала из-за
стола, подошла к нам и, откинув скатерть, опустилась на колени и
поцеловала Чэну руку.
Правую.
Руку аль-Мутанабби.
И приложилась лбом к моему клинку, слегка сдвинув ножны.
После этого старуха вернулась обратно и стала вертеть в пальцах
палочки для еды, как если бы ничего не случилось.
- Друдл... хитрый умница, любивший звать себя дураком в присутствии
подлинных дураков, - она говорила тихо и внятно. - Помню, мы редко
встречались, но часто хвастались в письмах друг перед другом новыми



открытиями, а при встречах наскоро переписывали и заучивали найденные
тексты - хотя каждый, конечно же, хотел иметь оригинал. Впрочем, меня
всегда интересовало начало становления Кабирского эмирата, а Пересмешник
больше увлекался эпохой уль-Кайса Старшего. Но...
- Меня тоже больше интересовало начало становления эмирата, -
немедленно перебил ее Чэн-Я. - Взятие Кабира, походы аль-Мутанабби...
э-э-э... установление границ... Не могли бы вы, Матушка Ци, хоть
вкратце...
- Это хорошо, - кивнула старуха. - Обычно в прошлое смотрят
старики... но когда молодежь умеет оборачиваться - это говорит о
зарождающейся мудрости. Да, у Мэйланя скоро будет достойный правитель. Ну
что ж, слушайте...
И мы слушали.

- Помню: в узких переулках отдавался эхом гулким
Грохот медного тарана войска левого крыла...
Во имя Творца, Единого, Безначального, да пребудет его милость над
нами! И пал Кабир белостенный, и воссел на завоеванный престол вождь
племен с предгорий Сафед-Кух, неистовый и мятежный Абу-т-Тайиб Абу-Салим
аль-Мутанабби, чей чанг в редкие часы мира звенел, подобно мечу, а меч в
годину битв пел громко и радостно, слагая песню смерти.
В ту ночь и был простерт окровавленный ятаган аль-Мутанабби над
дымящимся городом, и получил гордый клинок прозвище иль-Рахш, что значит
"Крыло бури"...
("Ты звал руку аль-Мутанабби, старый Фархад, - думал Я-Чэн, - ты звал
руку, которая держала тебя в дни твоей молодости, ятаган Фархад иль-Рахш
фарр-ла-Кабир... ты помнишь теплый, как еще не успевший остыть труп
человека, город Кабир? О да, ты его помнишь, старый мудрый ятаган, не
любящий украшений...")
Но не долго наслаждался Абу-т-Тайиб аль-Мутанабби, первый эмир
Кабирский из рода Абу-Салимов, покоем и счастьем, недолго носил венец
победы, сменив его снова на походный шлем. И разделил он войско на четыре
части, указав каждой свою дорогу. Западные полки, во главе которых стоял
седой вождь, лев пустынь Антара Абу-ль-Фаварис, чья кривая альфанга не
первое десятилетие вздымалась над полем брани, заслужив прозвание аз-Зами,
что значит "Горе сильных" - западные полки двинулись вдоль левого рукава
Сузы на Хинское ханство и вольный город Оразм, мечтая дойти до Дубанских
равнин.
Южные же полки, состоявшие из неукротимых в бою воинов, рожденных в
угрюмых ущельях близ перевалов Рок и ан-Рок, а также отряды горцев Озека,
шли под предводительством юного Худайбега Ширвана, чье копье Рудаба, что
значит "Сестра тарана", пронзило первого врага, когда яростному Худайбегу
не исполнилось и девяти лет. Их целью была богатая Харза, на чьи стены
никогда еще не поднимался недруг, и шатры белобаранных кочевников-хургов,
неуловимых и вероломных.
Северные полки вел на Кимену и Фес лучший друг и названный брат
аль-Мутанабби, вечно смеющийся Утба Абу-Язан. Любил Утба смеяться за
пиршественным столом, любил улыбаться в покоях красавиц, но страшен был
хохот безумного Утбы в горниле сражений, и алел от крови полумесяц его
двуручной секиры ар-Раффаль, "Улыбки вечности".
Во главе же восточных полков, двинувшихся по дороге Барра на древний
Мэйлань, стоял сам Абу-т-Тайиб Абу-Салим аль-Мутанабби, и воины пели песни
эмира-поэта, кидаясь в бой хмельными от ярости и слов аль-Мутанабби.
- Помню, как стоял с мечом он, словно в пурпур облаченный,
А со стен потоком черным на бойцов лилась смола...
Через восемь лет многие властители земель и городов, гордые
обладатели неисчислимых стад и несметных сокровищ, склонились перед мощью
Кабирского меча.
А еще спустя два года владыку Абу-т-Тайиба хотели провозгласить шахом
- но он отказался. Тогда его хотели провозгласить шахин-шахом, но он снова
отказался. Ибо царским званием был титул шаха, шахин-шахом же звали царя
царей, но эмиром в самом первом значении этого слова на языке племен Белых
гор Сафед-Кух - эмиром звали военного вождя, полководца, первого среди
воинов.
И воинский титул был дороже для аль-Мутанабби диадемы царя царей.
С тех пор мир воцарился на земле от барханов Верхнего Вэя до озер и
масличных рощ Кимены, и иные вольные земли добровольно присоединялись к
могущественному соседу, а иные заключали с Кабиром союзные договора,
налаживая торговые связи - и мирно почивал в ножнах ятаган иль-Рахш, что
значит "Крыло бури", забыла вкус крови "Улыбка вечности", двуручная секира
ар-Раффаль, успокоилась "Сестра Тарана", копье Рудаба, и альфанга Антары


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 [ 55 ] 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Флинт Эрик - В сердце тьмы
Флинт Эрик
В сердце тьмы


Каргалов Вадим - Русский щит
Каргалов Вадим
Русский щит


Шилова Юлия - Охота на мужа, или Заговор проказниц
Шилова Юлия
Охота на мужа, или Заговор проказниц


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека