Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

товарищ Семашко, товарищ Сталин. Это Лев Революции. Это сам Вождь...
- Коля, а может это кто-то поменьше? Ну секретарь какой-то,
консультант, чердынь-калуга...
- Не думаю. Предлагать может только кто-то из цекистов - или
наркомов. Если б я мог познакомиться со всеми протоколами хотя бы за год,
я бы этого Агасфера вычислил. Да кто мне их покажет! И так еле до этих
добрался... Ну что, доволен?
Косухин молчал. Нет, он не был доволен, скорее испуган: новости
оказались страшнее, чем он думал. Но отступать было поздно.
- Николай, как думаешь, кто это?
Лунин удивленно взглянул на приятеля:
- Понятия не имею. В таких делах, Степан, важна точность и никаких
допусков. Пока же с этим идти наверх нельзя. Да и к кому? Угодишь прямиком
к Агасферу - костей не соберешь...
"К Вождю!" - хотел ляпнуть Степа, но почему-то сдержался. Ему
показалось, что приятель рассказал далеко не все. Лунин докурил очередную
самокрутку и вновь ударил по столу костяшками:
- Ладно. Есть одна история. Уже не факты - так, сплетни... Об этом я
слыхал еще год назад от товарища...
Тут он прервал себя и усмехнулся:
- Нет, фамилии не назову. Может сам догадаешься. Этот товарищ в
партии со дня основания. Был еще в кружках при Брусневе. Потом в "Союзе
Борьбы..." В общем, ходячая история... Он как-то рассказывал, что среди
первых марксистов был один с такой кличкой. Я тогда запомнил: Агасфер -
Вечный Жид. Агасфер работал в Европе, еще с Плехановым. В России он
организовывал подполье, его ни разу не смогли арестовать. Потом он исчез.
Вернее, исчез псевдоним. "Агасфер" звучало слишком по-библейски. Очень
может быть, мы все его знаем - но под другим именем. Теперь понял?
Понятнее не стало. Тех, кто работал еще с Плехановым, в партии
оставались единицы. В Совнаркоме таких не было - кроме, естественно,
самого Вождя...
Лунин долго молчал, наконец, вздохнул:
- А теперь, Степан, обо всем, что сказано, забудь. Пока забудь. Идти
нам не к кому, соображать нечего. Будем наблюдать - и думать.
"Но ведь можно пойти к Вождю" - вновь хотел предложить Косухин, но
слова замерли на языке. Жуткая, невозможная мысль посетила его:
"Старый член партии. Работал с Плехановым. Теперь на самом верху, его
слушают - и выполняют все приказы..."
Нет! Это было бредом! Лунина обманули - или он сам что-то напутал!
Ночью Степа почти не спал, а наутро стал собирать вещи. Лунин
недоуменно поглядывал на приятеля и наконец не выдержал:
- Степан, ты куда? Ты чего задумал-то?
Косухин не отвечал. Скудный багаж уместился в вещевом мешке. Таблички
и странный камень Арцеулов забрал еще вчера. Значит, все...
- Николай, послушай... - объяснение предстояло трудное, но деваться
было некуда. Лунин, похоже, начал что-то понимать, взгляд его стал
тревожен:
- Степан, мы же договорились! Куда тебе уходить?
- Погодь, Николай... - Косухин вздохнул и начал:
- Сейчас я уйду. Завтра сиди дома...
Он жестом остановил приятеля, пытающегося прервать его и повторил:
- Завтра сиди дома. Послезавтра утром, но не раньше, пойдешь в ЧК.
Прямо на Лубянку...
Косухин перевел дух. Надо было заканчивать:
- Там скажешь, что я вел эти... контрреволюционные разговоры. Что ты
пытался остановить меня, но я ушел... В общем, чердынь-калуга, говори, что
я тронулся после Кронштадта и грозился террором. Сразу ты не пошел, потому
что считал меня преданным товарищем, но потом подумал и решил заложить.
Понял?
- Я не сделаю этого, Степан. - Лунин покачал стриженой головой. - Не
знаю, что ты задумал, но отвечать будем вместе.
- Нет... Если меня прикончат, кто-то должен остаться. Если уцелею, я
тебя найду. Но в любом случае они должны считать, что ты ни при чем...
Лунин подумал и медленно проговорил:
- Степан, я этого не сделаю. Я что - предатель? Или ты меня трусом
считаешь?
В голосе друга прозвенела обида. Отважный комиссар Лунин внезапно
стал похож на обыкновенного растерянного мальчишку, которого подозревают в
самых страшных пороках - трусости и предательстве. Большевику Кольке
Лунину еще не исполнилось и двадцати одного...
- Не дури, чердынь-калуга! - усмехнулся Косухин, внезапно
почувствовав себя много старше своего серьезного приятеля. - Считай, что
ты в разведке. Это, Коля, называется "отвлекающий маневр". Мы их не глупее
- мы пока слабее, а значит нужна хитрость...
- Это не хитрость, - возразил Лунин, но уже более спокойным тоном. -



Я иначе сделаю, Степан. Пойду не на Лубянку, а в наркомат. Скажу, что ты
после госпиталя стал - страннее некуда. Что тебе черти мерещатся... Мол,
взял револьвер и куда-то исчез...
Степа вновь улыбнулся, представив, как убедительно прозвучит этот
рассказ в устах вечно серьезного комиссара.
- Нет, Николай. Там не дураки сидят. Иди на Лубянку. Про контузию
скажи - но тебя там должны видеть. Пусть знают, какой ты бдительный...
- Вроде Иуды, - негромко проговорил Лунин. - Библию еще не забыл,
Косухин?
- Сравнил, чердынь-калуга! - возмутился Степа. - Не ожидал, Николай,
что ты эту поповщину вспомнишь! Даже слушать стыдно!.. Ну, бывай, пойду...
Лунин, не поднимая головы, кивнул. Степа на миг задержался, чувствуя,
что так прощаться негоже, но ничего подходящего на ум не пришло. Он
секунду постоял на пороге, повторил: "Бывай!" - и, не дождавшись ответа,
вышел.
Дальнейшее он уже продумал. День он решил побродить по Столице. Это
было небесполезно - следовало на всякий случай проверить наличие "хвоста",
а заодно при ходьбе хорошо думалось. На ночь легко было устроиться в
общежитие комсостава, тем более что оно находилось поблизости от
Большого...
..."Хвоста" он не заметил. Вероятно, те, кого он пытался найти,
просмотрели появление в Столице Арцеулова и не приставили к Степе
"топтуна". Что ж, это упрощало дело...
Косухин шел по оживленным улицам центра, стараясь затеряться в толпе.
Это было легко: военных в эти недели в Столице было много. Можно было
поразмышлять. Да, кое-что он решил правильно - но не все...

Ростислава сомнения не мучили. Дел было много, даже слишком много,
чтобы решить их за полтора дня. Кое-что удалось сделать сразу. Он вызвал
Петера Арвельта и договорился о некоторых важных вещах. Прежде всего,
Петер обещал переправить в Париж посылку. Там были таблички и камень
вместе с подробным письмом. Даже если Арцеулову не суждено вернуться, Тэд
возьмется за дело сам. Арвельт обещал помочь и в другом - сообщить на
ближайшую пограничную заставу у Нарвы про возможный переход через границу
двух беглецов. Подумав, неторопливый эстонец предложил указать "окно", по
которому их смогут безопасно переправить на ту сторону. Это тоже важно:
Арцеулов был уверен, что после визита к Бергу уходить придется не только
ему, но и Степе.
Дальше стало труднее. Ростислав обещал, что найдет способ проникнуть
в особняк на Арбате. Он знал, что любую крепость можно взять - осадой,
штурмом или хитростью. Заняв свой наблюдательный пункт в подъезде,
Ростислав принялся размышлять. Как он вскоре убедился, орешек оказался
твердым.
Будь это не в центре Столицы, Арцеулов предпочел бы слегка пошуметь.
В конце концов, и черный ход можно взломать, да и решетки не казались
особо надежными. Но первый же выстрел накличет беду. Оставалось
действовать тихо - но как раз это и было самым трудным...
Ближе к вечеру Ростислав покинул свой наблюдательный пункт. Кое-что
он придумал. Риск был отчаянный, но Арцеулов решил попытаться...
Он побродил по городу, глядя на подзабытые за эти годы улицы. Но
теперь его уже не мучила ностальгия. Мысль работала четко, без эмоций,
привычный взгляд изучал будущее поле боя. Наконец, подходящее место было
найдено - небольшая улица на Пресне, прежнего названия которой он не
помнил, а новое, намалеванное поверх старых табличек, гласило: "ул. Первой
Баррикады". Правда, от баррикад не осталось и воспоминания, улица была
тиха, двухэтажна, и только два многоэтажных дома возвышались над серыми
одинаковыми строениями. Оба дома понравились Арцеулову: один имел
подходящий темный подъезд, а на другом красовалась надпись "Районный
комитет РКП(б)". Значит, там должен быть телефон...
Ростислав еще раз прикинул, каким образом отсюда проще добраться до
центра, и вернулся в свое общежитие. Ночью он спал абсолютно спокойно, без
сновидений - так, как спят перед трудным боем...

Ростислав прибыл на улицу Первой Баррикады после трех, неторопливо
прошелся взад-вперед и на секунду остановился у дверей райкома. Пора... Он
еще раз мысленно прокрутил в голове свой замысел, бросил беглый взгляд на
отражение в оконном стекле. Фуражка со звездой, шинель с красными
отворотами, револьвер на боку - порядок...
Дежурный поднял на него равнодушные глаза. Арцеулова он не
интересовал. Куда важнее, что телефон стоял тут же - большой, черный, с
толстым витым проводом.
- Здравствует, товарищ... - в голосе дежурного уже сквозило
удивление.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 [ 55 ] 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Укрощение зверя
Головачев Василий
Укрощение зверя


Никитин Юрий - Чародей звездолета "Агуди"
Никитин Юрий
Чародей звездолета "Агуди"


Злотников Роман - Леннар. Сквозь Тьму и… Тьму
Злотников Роман
Леннар. Сквозь Тьму и… Тьму


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека