Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

враждебность. Роберт сказал, что вода поддерживала отнюдь не его, а
деревяшку, а Каспар умно отыграл, что если уж вода спасла бездушную корягу,
стремящуюся рухнуть, как ведомо всякому кидавшему поленья с высоты, тем
охотней она поддержит одушевленное существо, настроенное соответствовать
стремлениям теченья жижи. Роберту следовало бы знать, что если бросаешь
щенка в воду, тот теребит лапами и не только удерживается, но прибивается к
краю. К тому же, добавлял Каспар, может, Роберту неизвестно, что если в воду
опустить несколькомесячного дитятю, он будет плыть, ибо природа нас создала
пловучими, равно как и животных. К злосчастию, мы более иных существ
наклонны к предрассудкам и мнению, и потому, взрослея, усваиваем
несправедливые понятия об особенностях жидких тел, от робости и неверия
утрачиваем наш прирожденный дар.
Роберт в ответ вопрошал его, а что, святой отец, вы-то плаванием
овладели, и слышал от преподобного, что он-де не претендует превосходить
прочее человечество, регулярно отвращающееся от свершения добрых дел. Он-де
рожден был в такой стране, что лежит вдалеке от моря, и ступил ногою на
корабль лишь в почтенном возрасте, в котором - объяснял он Роберту - на
голове свербота, в зеницах бельма, нос полон флегмы, уши слизятся серой,
десны гноем, прострел в загривке, першенье в глотке, подагра в пятках, в
морщинах кожа, все космы пеги, башка плешива, дрожат коленки, трясутся
пальцы, подкашиваются ноги, а в груди клокочет застойная мокрота с
харкотиной и кряком.
Однако, торопился он добавить, в сем остове дух моложе, чем бренная
падаль, и Каспару ведомо то, что мудрецы античной Греции выведали от
природы, а именно что если тело взять и вверзить тело в жидкость, к нему
будет применена выталкивающая сила, и тело пихнется вверх перетекающею
водою, потому что вода стремится снова заполнить пространство, из коего была
выгнана. Неверно, что тело плывет или тонет в зависимости от формы,
обманывались древние люди, считая, что плоская фигура удерживается, а
заостренная идет ко дну. Если Роберту случалось с силой утапливать в воду,
скажем к примеру, бутылку (которая не плоской формы), он ощутил бы
противодействие такое же, как потопляя поднос.
Значит, оставалось только найти общий язык с водной средою, а прочее,
предполагалось, образуется само. Каспар велел Роберту сходить по канатному
трапу, тому самому, который носил прозвище Лествицы Иакова, но для
уверенности его обвяжут линем, или кабельтовом, или какою попало снастью,
длинной и надежной, прикрепленной концом к бархоуту. Будет тонуть - дернет
за веревку.
Нечего говорить, что учитель, никогда сам не плывший, недоучел множество
сопутствующих осложнений, недоучитывавшихся и мудрецами Греции. К примеру,
для свободы движений к Роберту был приторочен настолько длинный шкот, что
учащийся моментально пошел на дно и был еле вытащен, но наглотался соляного
раствора до того крепко, что отказался, по крайней мере на тот день, от
новых упражнений.
И все же начало казалось завидным. Сойдя по трапу и погрузясь наполовину
в воду, Роберт почувствовал, что морская жидкость приятна для тела. От
кораблекрушения в его памяти сохранились холод, злость волн, а тут,
попробовавши теплого моря, он ощутил настоящее удовольствие и окунулся
целиком, продолжая держаться за трапик, но зайдя в воду до подбородка.
Думая, что плаванье будет настолько же сладко, он разнежился воспоминаньями
о парижском житье.
С тех пор как его выбросило на корабль, он поддерживал чистоту, как мы
наблюдали: наподобие кота, который ежедневно моет мордку и под хвостом. Что
до остального тела, и в особенности по мере того как он озверевал в борениях
со злопакостным Неведомцем, ноги Роберта облепливались палубным мусором и
пот постепенно приращивал одежду к коже. Теперь, в теплых струях, которые
ополаскивали одновременно и тело и платье, Роберт относился мечтами к тому
дню, когда обнаружил во дворце Рамбуйе целых две лохани с водой,
приготовленные для маркизы, забота которой об опрятности была темой
подтруниваний в высшем свете, где омовения не были чересчур часты. Даже
самым изысканным посетителям было свойственно думать, что чистота состоит в
свежести белья, белье было принято менять то и дело, а мыться было не
принято. Те душные облака благовоний, в коих маркиза утапливала своих
приглашенных, она нагнетала отнюдь не из роскоши, а для необходимой обороны
своего чувствительного носа от сального смердения гостей.
Так что Роберт превзошел аристократичностью самого себя в Париже, когда,
схватившись одной рукой за трап, другою тер и наяривал рубаху и штаны о
заскорузлое тело, а пальцы левой ноги в то же самое время отскребали пятку
правой.
Фатер Каспар наблюдал за ним заинтригованно, но хранил молчанье, давая
Роберту возможность обвыкнуться с водой. В то же время из опасений, как бы
Робертов разум не застился заботой о пошлом теле, он развлекал его умной
беседой. На этот раз темой выступали приливы моря и притягательные
способности луны.
Старик обращал внимание Роберта к явлению, содержащему некую



невероятность. Если приливы отвечают на приглашения луны, они должны
приключаться именно тогда, когда луна стоит над ними, а не тогда, когда она
освещает противоположный бок планеты. А между тем высокая и низкая вода
чередуются на обеих сторонах земного шара, почти наперебой вступая в
действие через каждые шесть часов... Роберт выслушивал соображения о
приливах, однако думал о луне, о которой во все эти прошедшие ночи он думал
больше, нежели о приливах.
Поэтому он спросил, отчего выходит, что луна кажет нам всегда одно и то
же и только одно свое лицо, а отец Каспар ответил, что она вращается по
орбите, будто мяч, который атлет раскручивает, привязав на веревку, и
который виден ему только с привязанной стороны.
"Но, - не отступался Роберт, - этот бок показывается и жителям Индий, и
нам. А вот жители Луны совсем иначе наблюдают свою лунную луну, иногда еще
называемую Вольной, которая и есть наша с вами Земля. Субвольванцы, живущие
на поверхности, повернутой в края земные, видят ее постоянно, в то время как
перивольванцы, населяющие противоположное полушарие, не имеют о ней
представления. Вообразите теперь, что происходит, когда они приезжают на
обратную сторону своего шара. Что они чувствуют, увидев, как в ночи на
полнеба полыхает круглая луна в пятнадцать раз крупнее той луны, которую
наблюдаем мы с вами! Как пугаются, ждя, что того и гляди она свалится им на
макушку, точно как древние галлы опасались, что им на голову обрушится небо!
Не говоря уж о тех, кто живет на самой границе нашего и не нашего полушарья
и поэтому видит Вольву вечно полувысунутой из-за кромки небозема!"
Иезуит парировал иронией и издевками Робертовы пустобредства насчет
обитателей Луны, ибо небесные тела не обладают тою же натурой, что Земля, и
поэтому не пригодны к обитанию живыми существами, так что лучше предоставить
их когортам ангельским, которые умеют перемещаться духовным бегом в хрустале
небес.
"Да возможны ли небеса из хрусталя? Кометы раздробили бы их на куски".
"Кто это информировал тебя, якобы кометы передвигаются в помещении эфира?
Кометы передвигаются в подлунном помещении, то есть здесь, а тут есть
воздух, как ты это сам можешь видеть".
"Движутся только тела. Небеса движутся, эрго они тело".
"Ты ради того чтобы говорить бестолковщину, становишься даже
аристотеликом. Но я знаю, по какой причине ты говоришь это. Ты хочешь, чтобы
в небесах тоже был воздух. Тогда получается, нету различий между верхом и
низом, значит, все вертится, и Земля вихляет своею задницей вроде
вертихвостки".
"Звезды каждую ночь предстают в новом положении". "Конечно. Звезды
действительно перемещаются".
"Постойте, я не кончил. По-вашему, и Солнце, и все светила, которые
являются огромными телами, оборачиваются вокруг Земли каждые двадцать четыре
часа. Что же, и неподвижные звезды вместе с тем огромным обручем, в который
они впаяны, пробегают за каждые сутки расстояние в двадцать семь раз по
двести миллионов лиг? А ведь выходит именно это, если вообразить, что Земля
не вертелась бы вокруг своей оси раз в двадцать четыре часа. Как удается
неподвижным звездам бегать с такой быстротой? У их обитателей закружатся
головы!"
"Это если там есть обитатели, что составляет собой petitio principii
(Предвосхищение основания (лат.)-логическая ошибка, заключающаяся в скрытом
допущении недоказанной предпосылки для доказательства.)".
И фатер Каспар пустился в доказательство, что легко изобретается только
один аргумент в пользу движения Солнца, но что существует множество
аргументов против вращения Земли.
"Знаю, знаю, - не унимался Роберт. - Екклесиаст говорит: terra autem in
aetemum stat, sol oritur (Земля же пребывает вовеки; солнце восходит (лат)),
а Иисус Навин остановил Солнце, не Землю. Но именно вы намедни
предостерегали меня, что если воспринимать Библию буквально, получится,
будто свет существовал еще до появления Солнца. И мы решили, что к
Священному Писанию надо подходить с разбором; и еще святой Августин
подмечал, что в тексте Библии многое сообщается more allegorico..."
Фатер Каспар с тонкой улыбкой парировал, что вот уже немалые годы иезуиты
отказались в борьбе с противниками прибегать к священнотекстовому
крючкотворству, а действуют посредством непобораемых аргументов, основанных
на астрономии, на разуме, на математических и физических резонах.
"На каких же резонах, интересно?" - отзывался Роберт, соскребая отложения
грязи с живота.
Интересно, отвечал на это задетый иезуит, было бы тебе послушать
знаменитое Рассуждение о Колесе. "Теперь ты слушай меня. Вздумай колесо".
"Вздумываю колесо".
"А теперь попытайся соображать своими мозгами, вместо того чтобы как
обезьяна повторять то, что тебе втемяшили в твоем Париже. Теперь вообрази
себе, что это колесо мягко насажено на ось, как будто колесо у горшечника, и
ты хочешь повращать это колесо. Что тогда будешь делать ты?"
"Рукой или просто пальцем трону обод, колесо завертится".


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 [ 54 ] 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Рудимент
Сертаков Виталий
Рудимент


Контровский Владимир - Томагавки кардинала
Контровский Владимир
Томагавки кардинала


Сертаков Виталий - Даг из клана Топоров
Сертаков Виталий
Даг из клана Топоров


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека