Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

зом воспламенил ее, отняв силу и желание отстраниться. И, однако, в неж-
ном и жгучем объятии этого человека не было ничего чувственного, ничего
грубого. Его ласка не испугала и не осквернила целомудренной чистоты
Консуэло; словно под влиянием каких-то чар, она забыла свою сдержан-
ность, забыла девственную холодность, которая не покидала ее даже в
объятиях неистового Андзолето, и ответила на восторженный, жаркий поце-
луй незнакомца, приникшего к ее губам.
Все было так странно и необычно в этом таинственном существе, что не-
вольный порыв Консуэло, казалось, ничуть не удивил его, не придал дер-
зости, не опьянил его. Он снова медлительным движением прижал ее к серд-
цу и, несмотря на исключительную силу этого объятия, Консуэло не ощутила
боли, какую оно могло бы причинить слабому созданию. Она не испытала ни
страха, ни смущения - хотя после минутного размышления эти чувства были
бы так естественны после подобного беспримерного забвения ее обычной
стыдливости. Никакая посторонняя мысль не потревожила блаженного спо-
койствия этого чудесного мгновения - мгновения разделенной любви. Она
любила, любила впервые в жизни. Ей подсказал это инстинкт, вернее - го-
лос свыше. И чувство ее было таким полным, таким глубоким, таким божест-
венным, что, казалось, ничто и никогда не могло бы нарушить его очарова-
ния. Незнакомец был для Консуэло каким-то неземным существом, каким-то
ангелом, чья любовь только освящала ее. Кончиками пальцев он легко,
словно лепестками цветка, коснулся век Консуэло, и она тотчас же вновь
заснула, как по волшебству. Он же теперь бодрствовал и казался совершен-
но спокойным, словно был неуязвим, словно стрелы соблазна не могли про-
никнуть сквозь его броню. Он бодрствовал, увлекая Консуэло в неведомые
края, подобно архангелу, уносящему под своим крылом юного серафима,
обессиленного и изнемогшего от соприкосновения с лучезарным божеством.
Зарождающийся день и утренний холод наконец вывели Консуэло из ее
странного, почти летаргического состояния. Она увидела, что находится в
карете одна, и спросила себя, уж не пригрезилось ли ей, что она полюби-
ла. Она попробовала опустить одно из жалюзи, но все они оказались запер-
ты снаружи, а она не знала, каким образом их открыть. Сквозь щели жалюзи
она видела неясные контуры убегающей дороги, то белые, то зеленые края
ее, но совершенно не могла разглядеть местность, а стало быть, не могла
понять, куда ее везут. В покровительстве незнакомца было нечто своев-
ластное, нечто деспотическое. Все это походило на похищение, и в сердце
ее закрались страх и тревога.
С исчезновением незнакомца бедная грешница испытала наконец все муки
стыда и чувство глубочайшего изумления. Пожалуй, немногие "девицы из
Оперы" (так называли тогда певиц и танцовщиц) стали бы терзаться из-за
поцелуя, подаренного в темноте какому-то незнакомцу, который держал себя
весьма скромно, а главное, судя по заверениям Карла, был молод, красив и
изящен. Однако подобное безумство было столь чуждо нравам и убеждениям
добродетельной и благоразумной Консуэло, что она почувствовала себя глу-
боко униженной в собственных глазах. Она мысленно попросила прощения у
праха Альберта и покраснела до корней волос, вспомнив, что сердце ее из-
менило его памяти столь внезапно, столь недостойно и безрассудно. "Долж-
но быть, - думала она, - трагические обстоятельства этого вечера и ра-
дость освобождения заставили меня на минуту потерять рассудок. В против-
ном случае разве могла бы я вообразить, будто люблю человека, который не
сказал мне ни единого слова, не открыл мне своего имени и даже не пока-
зал своего лица! Это напоминает самые постыдные приключения маскарадов,
те нелепые проявления чувственности, в которых мне каялась Корилла и ко-
торые казались мне возможными лишь у таких женщин, как она! Как должен
презирать меня этот человек! Если он не злоупотребил моим смятением, я
обязана этим тому, что нахожусь под защитой его чести. А может быть, он
связан клятвой, выполняя более серьезные обязанности. Скорее всего он
просто пренебрег мною! Ах, если бы он понял или угадал, что с моей сто-
роны то был лишь приступ горячки, припадок лихорадочного бреда!"
Консуэло тщетно упрекала себя - она не могла отделаться от чувства
горечи, которая была еще сильнее угрызений совести, и причиной этой го-
речи было сожаление о том, что она потеряла своего дорожного спутника.
Она не имела права, да и не в силах была заставить себя его проклинать,
не могла в чем-либо обвинить его. В глубине ее сознания он продолжал
жить как некое высшее существо, наделенное колдовским, быть может
дьявольским, могуществом, но могуществом неотразимым. Консуэло страши-
лась его, но в то же время жаждала, чтобы разлука была не столь внезап-
ной, чтобы она не оказалась вечной.
Лошади пошли шагом, и Карл открыл дверцу.
- Господин рыцарь предлагает вам пройтись, синьора, - сказал он. -
Подъем здесь труден для лошадей, а мы в лесу. Опасности как будто нет.
Опершись на плечо Карла, Консуэло спрыгнула на песок, даже не дождав-
шись, чтобы он опустил подножку. Она надеялась увидеть своего дорожного
спутника, своего нежданного возлюбленного. И она действительно увидела
его, но впереди, в тридцати шагах, а следовательно, только его спину,



причем он по-прежнему был закутан в широкий серый плащ, с которым, оче-
видно, решил не расставаться ни днем, ни ночью. Походка и та часть его
шевелюры и обуви, которую можно было увидеть, свидетельствовали об изыс-
канности и изяществе мужчины, привыкшего заботиться о своем туалете "с
целью оттенить свои природные преимущества", как говорили в то время.
Эфес его шпаги сверкал, как звезда в лучах восходящего солнца, а запах
пудры, которую светские люди употребляли тогда с большим разбором,
чувствовался на расстоянии, оставляя в утреннем воздухе ароматный след
"благовоспитанного" человека.
"О боже! - подумала Консуэло. - Что, если это какой-нибудь щеголь,
авантюрист или просто спесивый аристократ? Кто бы он ни был, но сейчас
он повернулся ко мне спиной, и он прав!"
- Почему ты называешь его "рыцарь"? - спросила она у Карла, продолжая
размышлять вслух.
- Потому что так называют его форейторы.
- Но какой рыцарь? Какого ордена?
- Просто господин рыцарь. Да к чему вам это, синьора? Раз ему не
угодно, чтобы вы узнали, кто он, вам, по-моему, надо посчитаться с его
желанием. Он ведь оказывает вам такие важные услуги - даже рискует
жизнью. Вот я, например, готов путешествовать с ним хоть десять лет, да-
же не спрашивая, куда он меня везет. Это такой красивый, храбрый, такой
добрый и веселый человек!
- Веселый? По-твоему, он веселый?
- Конечно. Он так счастлив, что спас вас, что только об этом и гово-
рит. Все время расспрашивает о Шпандау, о вас, о Готлибе, обо мне, о
прусском короле. Я рассказываю ему все, что знаю, все, что со мной слу-
чилось, - даже и мое приключение в Росвальде. Так приятно говорить
по-чешски с умным человеком, который тебя понимает, а не с этими ослами
пруссаками - они ведь знают свой поганый язык, и ничего больше!
- Так, значит, он чех?
- Я позволил себе спросить его, но он коротко и даже немного сухо от-
ветил "нет". Не надо бы мне спрашивать его. Ему хотелось, чтобы я отве-
чал на его вопросы, и ничего больше.
- Он все еще носит маску?
- Только тогда, когда подходит к вам, синьора. Как видно, он большой
шутник и хочет возбудить ваше любопытство.
Радостная доверчивость Карла не вполне успокоила Консуэло. Она убеди-
лась в том, что решительность и храбрость сочетались в нем с простодуши-
ем, которое легко было употребить во зло. Разве не он поверил обещаниям
Мейера? Разве не он уговорил ее войти в комнату этого негодяя? А теперь
он слепо подчиняется какому-то незнакомцу, который похитил Консуэло и,
быть может, собирается подвергнуть ее еще более утонченным и опасным
соблазнам! Ей припомнилась записка Невидимых: "Тебя хотят заманить в ло-
вушку, тебе грозит новая опасность. Остерегайся того, кто предложит тебе
бежать, пока не получишь от нас подтверждения. Оставайся такой же
сильной..." и т.д. Никакого подтверждения Консуэло не получила, но, об-
радовавшись появлению Карла, она решила, что этот верный слуга действи-
тельно уполномочен служить ей. А вдруг незнакомец - предатель? Куда это
он везет ее с такой таинственностью? У нее не было ни одного друга, ко-
торый походил бы на этого блестящего рыцаря, - разве только Фридрих фон
Тренк. Но Карл превосходно знал Тренка, и, значит, то был не он. Граф де
Сен-Жермен был старше, Калиостро - ниже ростом. Вглядываясь издали в
незнакомца и стараясь узнать в нем кого-либо из старинных друзей, Консу-
эло пришла к выводу, что ни у кого из них не видела такой легкой, изящ-
ной походки. Только Альберт отличался этой величественной осанкой, но
его медлительный шаг, его постоянное изнеможение не могли сравниться с
мужественной и благородной манерой держаться, свойственной незнакомцу.
Лес поредел, и лошади пошли рысью, догоняя опередивших их седоков. Не
оборачиваясь, рыцарь поднял руку и взмахнул белоснежным платком. Карл
понял этот сигнал и подсадил Консуэло в карету со словами:
- Между прочим, синьора, в сундуках под сиденьями вы найдете белье,
платья и все, что может вам понадобиться для завтрака и обеда. Там есть
и книги. Словом, это настоящая гостиница на колесах, и, кажется, вы вый-
дете из нее не скоро.
- Карл, - сказала Консуэло, - прошу тебя, спроси у господина рыцаря,
можно ли мне после того, как мы переедем границу, поблагодарить его и
отправиться дальше куда мне вздумается.
- О, синьора, я никогда не посмею задать такой обидный вопрос столь
любезному господину!
- Нет, я требую, чтобы ты это сделал. Его ответ ты передашь мне на
следующем привале, раз он не желает говорить со мной.
Незнакомец ответил, что путница совершенно свободна и все ее желания
являются для него приказом, но что, изменив выбранный для нее маршрут и
место убежища, она поставит под угрозу не только свое собственное спасе-
ние и жизнь ее спутника, но и жизнь Карла. С наивным упреком Карл доба-


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 [ 54 ] 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Прозоров Александр - Подводник
Прозоров Александр
Подводник


Мичурин Артем - Еда и патроны
Мичурин Артем
Еда и патроны


Суворов Виктор - Освободитель
Суворов Виктор
Освободитель


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека