Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

сказал кто-то. - Да и священники нам мешать будут.
- И Тору мы знаем не так, как они, - подхватил еще один. - Они вон
наизусть каждую фразу шпарят, как по писаному...
- Зачем вам наизусть? - спросил Иешуа. - Вы все прекрасно знаете Тору,
читали ее много раз. Она рассказана людьми, и пересказана людьми/и написана
людьми. Она наполнена светом обычных житейских законов. Самых понятных,
простых, логичных, земных, которые вы знаете с детства. Законов нашей с вами
жизни. Законов человеческой совести и морали. Может, вы думаете, что если ваши
слова не будут подкреплены точным текстом, как это делают книжники, то вас не
станут слушать? Вздор! Кто-то запомнил слова Закона наизусть - хвала ему!
Кто-то точно помнит смысл его - и это хорошо. Дело не в форме, а в сути, а суть
вы знаете из Торы и из собственной жизни, но главное, суть вы почувствовали,
поверив мне и в меня. Поэтому, говоря людям о Боге, вы должны быть просто
уверены в правдивости ваших слов, и тогда искренность, с которой вы будете
учить, растопит людское недоверие. Не стремитесь прибегнуть к помощи
написанного слова, но зовите слово пережитое и прочувствованное.
.
- Но как же без Торы?.. - Будущие посланники все еще сомневались.
Школа фарисеев, школа холодного цитатничества, крепко засела в каждом.
Тут-то Иешуа не на шутку рассердился.
- Что за фарисейское отношение к Торе - Спрыгнув (а может, слетев?) с
камня, Иешуа заходил взад-вперед перед собравшимися. - Тора в первую очередь -
это книга. А любая книга - повторяю, вбейте это себе в головы! - всегда
написана человеком. Или людьми, которые либо сами были свидетелями того, о чем
пишут, либо - что чаще! - слышали рассказ свидетелей, или людей, которые
слышали рассказ свидетелей, или людей, которые слышали рассказ людей, которые
слышали рассказ. свидетелей... И так - до бесконечности! Но кто был свидетелем
событий, о коих поведано в начале книги Брейшит? Только Господь наш, а он, как
вы знаете, немногословен. Кто был свидетелем жизни Адама и Евы в райском саду?
Змий-искуситель? Горе тому, кто слышал адский голос его!..
Иешуа остановился, посмотрел на небо, словно припоминал этот" самый голос.
Вспомнил, продолжил:
- Кто был свидетелем жизни Адама и Евы на грешной земле? Свидетелем первых
лет жизни их потомков и потомков их потомков? Свидетелем явлений сынов Божиих к
земным женщинам? Кто видел детей, родившихся у земных женщин от сынов Божиих?
Сказано: "В то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как
сыны Божий стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им: это
сильные, издревле славные люди". Что значит исполины? Куда делось это племя?
Погибло в Великом потопе?.. Но почему Господь так поздно увидел, что "велико
развращение человеков на земле"? Чего он ждал так долго? И почему закрывал
глаза на поведение сынов своих?..
Подойдя вплотную к одному из внимательно слушающих мужчин, едва не касаясь
своим дыханием его лица, спросил риторически:
- И зачем он решил так: "истреблю с лица земли человеков, которых Я
сотворил, от человека до скотов, и гадов и птиц небесных истреблю, ибо Я
раскаялся, что создал их"? Неужели всемогущий и всеведущий Господь ошибся и
признал свою ошибку?
Ответа, естественно, не последовало, и Машиах спросил уже у всех:
- И зачем, задумав истребить все живое, созданное им изначально и по
четкому замыслу, он все же решил оставить жить семью праведника Ноя, приказав
ему спасти "из всех животных, и от всякой плоти по паре, чтобы они остались с
тобою в живых"? Почему? Ведь всякая пара, спасшаяся после потопа, есть плоть от
плоти погибших, а значит, все равно несет в себе пусть даже самую малую частицу
того зла, которое хотел истребить Господь. И ведь я прав сейчас: разве зло
исчезло с земли? Разве исчезли убийства, воровство, прелюбодейство и прочие
беды рода людского?.. И чем плохи были звери или птицы? Ведь это люди убивают
себе подобных просто так, а не ради жизни своей или детей своих, и
прелюбодействуют, и грабят, и наживаются на .награбленном, а в животном мире
все существует по однажды созданным Богом и с тех пор нерушимым, логичным и
четким законам...
Люди молчали. Слушали. Машиах говорил громко, энергично, зло. И смотрел
каждому в глаза. Пристально, колко. Именно так: всем сразу и каждому в
отдельности. И продолжал странные вопросы:
- И кто был свидетелем всего того, о чем рассказывает книга Брейшит? Тех,
кто жил до потопа, никого не осталось. Тех, кто выжил и вновь начал род
человеческий, - тех многие тысячи, но откуда взялись они? Ведь у Ноя была
только жена, и три сына, и жены сынов. Откуда пошел род людской? Неизбежно
кровосмешение! Нет и не могло быть свидетелей того, что не было и не могло быть
в реальности! Я не пытаюсь усомниться в правоте книги Брейшит. Это великая
книга! Но повторяю: не относитесь к ней как к документу. Это - начала Закона,
начала Религии, начала философии, по которым мы живем не одно тысячелетие. Не
говорите, как говорят фарисеи: как написано, так точно и было. Говорите: как
написано, так и поступайте, ибо так нам записано поступать. Не ищите в фактах
книги жизнеподобия - ищите в них глубокий жизненный смысл. Ради него все
написано не теми, кто ВИДЕЛ, но теми, кто ЗНАЕТ. А знающих всегда много меньше,



чем видевших. У минувших событий свидетелей всегда много больше, чем вообще
могло быть. Как у усопшего человека, если он был известен и славен, возникают
друзья и приятели, о коих он и не слыхал при жизни. А знающие знают не факт, ло
Истину. И факт ими может быть просто придуман, чтобы облечь Истину в форму,
удобную для понимания, как для философа, так и для крестьянина. Разве в притче
вы ищете сюжет, а не глубокий философский смысл?
Иешуа смягчился, перевел дух, опять взглянул на пронзительно голубое
галилейекое небо.
- А что до сынов Божиих... Так ведь когда создавалась книга, Брейшит?
Когда о едином Боге никто на этой земле не ведал. Когда еще Бог не избрал для
исполнения миссии Его на земле народ Израильский. Когда люди, жившие в земле
Ханаанской, еще не отданной Богом по Завету Аврааму, знали только придуманных
богов, число которых у разных народов и по сей день сосчитать трудно, Кто такие
сыны Божий, кого имели в виду записчики книги? Ангелов? Но это не по законам
Господа нашего - отпускать Ангелов своих творить дела - а особенно грехи! -
земные. Это скорее идет из традиций эллинства или римского пантеона богов. Это
опять-таки всего лишь знаки, позаимствованные из чужих, но знакомых людям,
религий. Знаки, на которых начинал строиться Закон нашего народа.
Посмотрел внимательно на аудиторию, словно задавая немой вопрос: "Ну что,
понимаете меня, наконец?" Видимо, узрел что-то, решил закрепить:
- Еще раз повторю: не ищите здесь бывшего в жизни, но пытайтесь отыскать
сущее, главное, ибо Тора - это свод законов, по которым мы живем, законов
философии, логики, поведения, быта... Относитесь к притче как к поводу для
того, чтобы подумать: так ли ты поступаешь? Верно ли? По заветам ли Господа
нашего? И живите спокойно и счастливо. Еще раз повторяю вам: идите с миром. Бог
будет с вами...
Последние слова Машиах произнес тихо, подняв руки, будто сдаваясь в плен,
и опустив голову.
Никто не шелохнулся, несмотря на однозначное "идите". Оглушенные
неожиданной проповедью, слушатели стояли, переваривая услышанное, накладывая
его на свое новое ощущение решимости, недавно поселенное в них Иешуа. Тишину
нарушали лишь галдящие птицы да необычно разгулявшийся ветер.
Не иначе погода портится.
Ученики размышляли над утвержденным: Тора - не документ. Простая вроде бы
истина, но почему для ее постижения требуется ни много ни мало, а целый Машиах,
краснеющий от напряжения и расхаживающий по траве, даже не приминая ее?..
Петр заметил, что они заметили.
Когда Иешуа говорил, Фома толкнул Иуду локтем в бок, кивнул головой в
сторону Машиаха: мол, ничего необычного не видишь? Иуда присмотрелся, тихо
охнул от удивления, шепнул что-то Натану, ну а тот дальше,..
Теперь Машиах уже стоял как обычный человек. Всем своим в общем-то
небольшим весом - на зеленой, жесткой траве Фавора. Вертел в руках конец
веревки-пояса, с рассеянным видом думал о чем-то.
Постепенно выходящие из оцепенения семьдесят избранных зашевелились, тихо
заговорили. Никто из них не понимал, что же теперь делать: уходить, как было
ведено, или подождать еще каких-нибудь инструкций? От группы отделился Надав,
тихо подошел к Иешуа, тронул за плечо, спросил:
- Ну, так мы пойдем?
Машиах вздрогнул, будто его испугало прикосновение Надава. Видимо, опять
ушел в себя, спрятался, думал о завтрашнем, послезавтрашнем,
послепослезавтрашнем. Сегодняшнее для него - уже в прошлом. Сделано.
- Да, идите. Спасибо вам. - Иешуа улыбнулся.
- Спасибо и тебе, Машиах! - Кланяясь, Надав попятился назад. - Мы сделаем
все, как ты говоришь. Мы не ошибемся ни на перст. А потом вернемся и расскажем.
И каждый раз будем возвращаться и рассказывать. И с нами придут другие -
понявшие и поверившие.
- Только вот еще... - Иешуа поднял палец, будто вспомнил ' что-то. И верно
вспомнил: - Не учите никого в своих городах и селах. Даже не пытайтесь. Ибо не
бывает пророка в отечестве своем. Ведь и врач не может лечить соседей своих,
знающих его издавна. И нет здесь разницы: врач лечит тело, а пророк - душу. Но
и тот и другой могут принести как пользу, так и вред. Бойтесь навредить...
- Как скажешь, Машиах...
Что ж, в исполнении Канона, христианской истории, уместившейся в тоненькую
книжку под названием "Новый Завет" (в отличие от Ветхого, старого, заключенного
Богом с Авраамом...), для Иешуа, не имевшего о нем ни малейшего представления,
был свой собственный смысл. Ему еще предстоит впереди согласиться с новым для
себя именем и званием - Царя Иудейского, с именем и званием, которые для него
будут не просто высоким сочетанием слов, но - высшим смыслом его пророческой,
проповеднической ' деятельности, законным финалом ее плюс все-таки
удовлетворением неизжитых детских амбиций. Царь Горы, блин... Это будет позже,
но и ныне он прав, тысячу раз прав: ему пора множить число преданных, число
тех, кто понесет его Веру и его Слово в каждый дом, в каждую семью - сначала
здесь, в Иудее, в Идумее, в Самарии, потом дальше - в Элладу, на Апеннинский
полуостров, в земли персов. А потом и в Европу... Семьдесят - это тоже только
начало. Семьдесят миссионеров Христа, кто пусть неловко, неумело, но искренне и


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 [ 54 ] 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Русанов Владислав - Бронзовый грифон
Русанов Владислав
Бронзовый грифон


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - маркграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - маркграф


Шилова Юлия - Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь
Шилова Юлия
Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека