Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

ему знакомо: когда он сам был ребенком, они тоже впятером жили в одной
комнате. Не раз он просыпался утром и следил за матерью и отцом. Он
отвернулся и подумал: вот их пятеро живет в одной комнате, а тут целый
большой дом стоит пустой. Он снова пополз к дымовой трубе, но перед
глазами у него все стояла эта комната за вспотевшим стеклом и пятеро живых
существ в ней, голых и черных под яркими лучами солнца: мужчина и женщина
в тесном объятии и трое малышей, не сводящих с них глаз.
Он почувствовал голод; ледяная рука протиснулась сквозь его горло,
схватила кишки и связала их в тугой, холодный, ноющий комок. Ему
вспомнилось молоко, которое вчера согрела для него Весей, вспомнилось так
ясно, что он как будто ощутил во рту его вкус. Если б это молоко было у
него сейчас, он мог бы зажечь газету и держать бутылку над огнем, пока
молоко не станет теплым. Он представил, как он снимает с бутылки
фарфоровую пробку и несколько капель молока проливается на его черные
пальцы, как он подносит бутылку ко рту, запрокидывает голову и пьет.
Что-то у него в желудке перевернулось вверх дном, и он услышал тихое
урчание. В утолении этого голода была какая-то священная обязанность,
непреложная, как потребность дышать, привычная, как биение сердца. Он
готов был упасть на колени, воздеть руки к небу и закричать: "Я голоден!"
Ему захотелось стащить с себя все и нагишом кататься по снегу, пока сквозь
поры его тела не проникнет внутрь что-нибудь питательное. Ему хотелось
схватить что-нибудь и так крепко сжать в руках, чтобы оно превратилось в
пищу. Но вскоре голод утих; ему стало легче, его сознание отвернулось от
отчаянной мольбы тела и занялось опасностью, грозившей со всех сторон. Он
почувствовал что-то твердое в углу рта и потрогал пальцем; это была
замерзшая слюна.
Он прополз обратно в дверь и по шаткой деревянной лестнице спустился в
коридор; он сошел на первый этаж и остановился у окна, через которое
раньше влез в дом. Нужно было найти пустую квартиру где-нибудь в жилом
доме, где можно было бы обогреться; он чувствовал, что, если скоро не
обогреется, ему придется просто лечь на землю и закрыть глаза. Тут у него
явилась мысль; он удивился, как она не пришла ему в голову раньше. Он
зажег спичку и поднес ее к газете; когда она вспыхнула, он подержал над
огнем сначала одну руку, потом другую. Его кожа ощущала тепло как будто
издалека. Когда огонь подобрался к самым его пальцам, он бросил газету на
пол и затоптал ногами. По крайней мере теперь он почувствовал свои руки;
по крайней мере ему стало больно, и по этому он узнал, что это его руки.
Он вылез в окно, дошел до угла, повернул и смешался с толпой. Никто не
замечал его. Он шел и смотрел по сторонам, ища наклейку "Сдается внаем".
Он прошел два квартала, но такой наклейки не встретил. Он знал, что в
Черном поясе квартиры пустуют редко; когда его мать хотела переменить
квартиру, ей всегда приходилось очень долго искать. Он вспомнил, как один
раз она заставила его целых два месяца блуждать по улицам в поисках
подходящего жилья. В бюро по найму квартир ему говорили, что жилья для
негров не хватает, что многие дома Черного пояса городские власти не
разрешают заселять, так как они слишком стары и жить в них опасно. И ему
вспомнился еще один случай, когда их с полицией выселили из квартиры, а
через два дня дом, из которого они выехали, обрушился. А между тем он
слыхал, будто за одни и те же квартиры с негров брали вдвое дороже, чем с
белых, хоть они и были гораздо беднее. Он прошел еще пять кварталов, по
наклейки "Сдается внаем" все не попадалось. А, черт!
Неужели ему придется замерзнуть в поисках теплого угла? Как легко было
бы найти то, что нужно, если бы он мог свободно перемещаться по всему
городу! Держат нас здесь в клетке, точно диких зверей, подумал он. Он
знал, что негры не смеют селиться за пределами Черного пояса, они должны
жить по эту сторону "черты". Эта часть города отведена им, и ни один белый
домовладелец не сдаст негру квартиру в другом районе.
Он сжал кулаки. Зачем бежать? Надо остановиться вот здесь, посреди
тротуара, и во весь голос прокричать обо всем этом. Это настолько
несправедливо, что, наверно, все негры в уличной толпе захотят как-нибудь
изменить это; настолько несправедливо, что все белые будут останавливаться
и слушать. Но он знал, что, если он это сделает, его попросту схватят и
скажут, что он сумасшедший. Он кружил по улицам, воспаленными глазами
высматривал надежное убежище. На одном углу он остановился и увидел, как
по снегу шмыгнула большая черная крыса. Она проскочила мимо него и юркнула
в дыру под крыльцом. Он с жадностью посмотрел на эту круглую зияющую дыру,
где крыса скрылась от всех опасностей.
Он поравнялся с булочной и решил войти и купить хлеба на семь центов,
которые у него оставались. Но в булочной было пусто, и он побоялся, что
белый хозяин узнает его. Лучше было потерпеть до какой-нибудь негритянской
лавки, хотя он знал, что их не так много. Почти во всех лавках Черного
пояса торгуют евреи, итальянцы, греки. Только владельцы похоронных бюро -
все негры; белые гробовщики не хотят возиться с чернокожими покойниками.
Он остановился у бакалейной лавки. Хлеб продавался здесь по пять центов
буханка, хотя за "чертой", там, где жили белые, он стоил четыре. Но сейчас



меньше, чем когда-нибудь, он мог переступить эту "черту". Он стоял перед
витриной и смотрел на публику в лавке. Войти? Надо войти. Он умрет с
голоду. На каждом нашем вздохе они нас обсчитывают, подумал он. Горло нам
перегрызть готовы. Он толкнул дверь и подошел прямо к прилавку. От
нагретого воздуха у него закружилась голова, он схватился за прилавок,
чтоб не упасть. Глаза застлал туман, ряды красных, синих, зеленых и желтых
консервных банок плыли перед ним. Как сквозь сон слышал он людской говор
вокруг.
- Что вы хотите, сэр?
- Буханку хлеба, - шепотом сказал он.
- Еще что, сэр?
- Ничего.
Лицо продавца исчезло, потом появилось снова; он услышал шелест бумаги.
- Холодно сегодня...
- А? Да, да...
Он положил монету на прилавок, увидел как сквозь туман протянутую ему
буханку.
- Спасибо. Заходите еще.
Нетвердой походкой он направился к двери, держа хлеб под мышкой.
Господи боже! Скорей бы выбраться на улицу! В дверях он столкнулся с
входившими покупателями; он посторонился, давая им дорогу, потом вышел и
побрел навстречу холодному ветру искать пустую квартиру. Он знал, что
каждую минуту его могут окликнуть по имени; каждую минуту могут схватить
за ворот. Он прошел еще пять кварталов и наконец в окне двухэтажного дома
увидел долгожданное объявление. Из трубы шел дым, и он представил себе,
как тепло должно быть внутри. Он подошел к парадному, прочитал маленькую
белую записку, приклеенную к стеклу, и узнал, что сдается квартира,
выходящая во двор. Он зашел с переулка и по наружной лестнице поднялся на
второй этаж. Он попробовал ближайшее окно, оно легко открылось. Ему везло.
Он влез и сразу очутился в тепле - это была кухня. Вдруг он прислушался,
напрягая внимание. Он услышал голоса, они как будто доносились из соседней
комнаты. Неужели он ошибся стороной? Нет. Кухня была пуста; здесь,
по-видимому, никто не жил. Он на цыпочках прошел в соседнюю комнату и там
также никого не нашел; но голоса слышались еще явственнее. Дальше была еще
одна комната; он подошел к двери и осторожно заглянул. И эта комната была
пуста; но голоса звучали теперь так близко, что можно было разобрать
слова. В соседней квартире спорили двое. Он остановился и стал слушать,
широко расставив ноги, сжимая хлеб в руках.
- Это ты всерьез говоришь, Джек? Ты выдал бы этого негра белым людям?
- И очень просто, выдал бы.
- Как же так, Джек? А вдруг он не виноват?
- А какого же черта он тогда удрал?
- Может, он просто испугался, что на него скажут.
- Слушай, Джим. Если он не виноват, надо было ему так и сказать и не
бегать никуда. Знай только я, где он сейчас, сам свел бы его в полицию,
чтобы белые _меня_ оставили в покое.
- Но ты же сам знаешь, Джек, у белых если что случится, так сразу -
негры виноваты.
- А это все потому, что среди нашего брата еще немало таких, как Биггер
Томас. А такой, как Биггер Томас, всегда рад заварить кашу.
- Но, Джек, сейчас-то кто заварил кашу? В газетах пишут, что по всему
городу негров бьют. Им ведь все равно, какой негр, лишь бы негр. Мы все
для них хуже собаки. Нет, нельзя молчать, надо бороться с ними.
- И получить пулю в лоб? Ну нет! У меня семья. У меня жена, ребята. Я
на рожон не полезу. Толку мало вступаться за убийцу...
- Говорят тебе, для них мы все - убийцы!
- Слушай, Джим. Я лениться не привык. День-деньской я мету и убираю
улицы, была бы только работа. А сегодня хозяин позвал меня и говорит: раз
уж белые до того разъярились, нельзя тебе показываться на улице... еще
убьют. А потому - получай расчет. И вот из-за этого треклятого Биггера
Томаса я остался без работы... Из-за него белые люди думают, что мы все
такие!
- Но я ведь объяснял тебе, Джек, они и раньше так думали. Ты вот
хороший человек, не убийца, а все-таки они и к тебе придут. Не понимаешь,
что ли? Для них - раз ты черный, значит, и дола твои черные, вот и все.
- Можешь беситься, сколько тебе угодно, Джим, а только надо смотреть на
все, как оно есть. Из-за этого парня я потерял работу. С какой стати?
Есть-то мне надо? Ох, знал бы я, где этот сукин сын запрятался, я бы сам
полиции дорогу показал.
- Ну а я не показал бы. Лучше умереть!
- Ну и дурак! Тебе, верно, ни дома, ни жены, ни детей - ничего не надо.
Что толку в этой борьбе? Все равно их больше, чем нас. Они нас всех
перебить могут. Ты лучше поучись ладить с людьми.
- Кто меня ненавидит, с тем я не хочу ладить.
- А есть-то надо! Жить-то надо!


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 [ 54 ] 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Каменистый Артем - Сердце мира
Каменистый Артем
Сердце мира


Посняков Андрей - Месяц Седых трав
Посняков Андрей
Месяц Седых трав


Посняков Андрей - Рулиарий
Посняков Андрей
Рулиарий


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека