Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

потребовать еще большего самопожертвования. Поставят перед светлые
адмиральские очи и скажут: "Гвардии капитан-лейтенант Шубин! Отныне ты уже
не гвардии капитан-лейтенант! Уходишь в отставку или в запас". Работа,
конечно, найдется. Буду штурманить на каком-нибудь лесовозе, китобое,
танкере. В Советском Союзе кораблей хватит. А не хватит, еще построят. На
бережку припухать не собираюсь.
- Я и не представляю тебя на берегу. Но почему ты вспомнил об этом?
- Начал было задремывать, и вдруг померещился верещагинский "Апофеоз
войны". Только пирамида была сложена не из черепов, а из военных кораблей.
Очень быстро прошло перед глазами, как бывает, когда засыпаешь. С тобой
бывает так?
- Да. Мы вчера с тобой рассматривали альбом. Там есть Верещагин.
- Я и стал вертеть в уме эту пирамиду, прилаживая ее то к одному, то к
другому морю. Наступит же, думал я, время, когда военные корабли не
понадобятся больше людям. Мир! Всюду мир! Тогда, в назначенный день и час,
двинутся к какой-нибудь заранее выбранной банке военные флоты всех
государств, берега которых омывает это море. Сойдутся вместе, отдадут друг
другу воинские почести, приспустят флаги и... Банка - нечто вроде
фундамента, понимаешь? Сначала на нее лягут линкоры, крейсера, авианосцы.
Вторым слоем - корабли поменьше. И вот в море появился новый железный остров
- память о прошлых войнах!
- Выходит, как бы свалка, мусорные кучи, так я поняла?
- Нет! Не свалка. Памятник! Ведь на кораблях сражались и умирали люди.
Многие из них были, конечно, обмануты, сражались за высокие прибыли для
разных виккерсов и круппов. Но они жизнью заплатили за свою доверчивость.
Это, скорей, могила неизвестному моряку,
- Торговые и пассажирские корабли, проходя мимо железного острова, будут
давать гудки - в память погибших?
- Правильно. Теперь ты поняла. В темноте лиц не видно. Но по голосу
Виктории можно догадаться, что она улыбается:
- Неужели и твои торпедные катера топить?
- Катера?..
В растерянности Шубин забормотал:
- Топить?.. А если приспособить их для мирных целей?.. Например,
доставлять в порты срочную корреспонденцию... Скорость уж очень...
Пауза.
- Нет! И мои катера тоже! - решительно сказал он. Но тут же поспешил
добавить: - Зато их, как самые легкие, на вершину пирамиды!..
3
В марте 1945 года почти вся бригада торпедных катеров сосредоточилась в
районе Клайпеды. Только катера Шубина оставались еще в Ленинграде. Им
предстояло догнать бригаду по железной дороге, на платформах.
Сам Шубин вместе с инженер-механиком должен был прибыть в Клайпеду
заблаговременно, чтобы подготовиться для выгрузки своих торпедных катеров и
спуска их на воду.
Настал день отъезда.
Пока Шубин укладывал чемодан, Виктория ходила по комнате, трогала
безделушки на этажерке, бесцельно переставляла их.
- Что с тобэй?
- Волнуюсь.
- Но почему? Ты не первый раз провожаешь меня.
- Да. И с каждым разом волнуюсь все больше. Шубин порылся в чемодане,
достал оттуда маленький осколок и, будто взвешивая, подбросил его на ладони.
- Лови! Когда станешь бояться за меня, вынь, посмотри - и пройдет!
Осколок имел свою коротенькую историю. В одном морском бою Шубин нагнулся
к тахометру, чтобы проверить число оборотов. Выпрямляясь, он зацепился за
что-то карманом. Оглянулся - в верхней части борта зияет только что
появившаяся рваная дыра! Это за спиной промахнули осколки снаряда. Не
нагнись Шубин к тахометру...
По возвращении на базу боцман отыскал в рубке один из осколков.
- Видишь? На море ни снаряды, ни пули не берут! А на суше я не воюю.
- И ты совсем не боишься? Никогда?
- Ну, так лишь дураки не боятся. Просто я очень занят в бою. Некогда
бояться... Нет, вот где я страху-то натерпелся! В госпитале прошлым летом!
- Почему?
- На больничной койке очень боялся помереть. Склянки эти, банки,
духота!.. Помирать - так уж красиво, с музыкой! Под стук пулеметов, мчась
вперед на своей предельной скорости! У нас так в сорок втором году один
офицер умер: как стоял в рубке, так мертвый и остался стоять. Склонился
головой на штурвал и... - Он спохватился: - Да что это я? Тут победа на
носу, а я о смерти завелся!
Виктория, присев на стул, задумчиво смотрела на Шубина. Маленький осколок
лежал, уютно спрятавшись, между ее ладонями.
- Он был теплым?
- Даже горячим.


- Хорошо. Я буду беречь его, как ты велишь. Перед отъездом она поднесла
Шубину цветы, букетик цветов. В поисках их обегала весь город. И наконец
нашла в оранжерее на улице Добролюбова. Там во время блокады высаживали
редис и лук. Теперь снова занялись цветами.
Победа! Близкая победа! Весной 1945 года вс" в Ленинграде дышало
ожиданием победы.
- О! - с раскаянием сказал Шубин. - А я ни разу не подарил тебе цветы!
Эх, я! И были же у нас на Лавенсари красивые, высокие, надменные, как ты.
Ведь ты когда-то была надменная! Я даже боялся тебя немного. До сих пор в
ушах звучит: "Мы не на танцах, товарищ старший лейтенант!"
Шубин шутил, улыбался, говорил без умолку, а сам с беспокойством и
жалостью заглядывал в лицо Виктории. Она была бледна, губы ее вздрагивали.
На перроне, у вагона, инженер-механик деликатно
оставил их вдвоем.
Она прижалась к его груди, опустив голову, стараясь унять нервную дрожь.
- Ничего не говори, - шепнула она. Минуту или две Шубин и Виктория молча
стояли так, не размыкая объятий.
- По ваго-на-ам! - протяжно крикнул, будто пропел, начальник эшелона.
Мельком, из-за шубинского плеча, Виктория увидела круглые вокзальные
часы, которые показывали семнадцать двадцать.
Она откинула голову. Неотрывно и жадно всматривалась в длинный
улыбающийся рот, ямочку на подбородке, две резкие вертикальные складки у
рта.
Потом быстро поцеловала их по очереди, будто поцелуем перекрестила на
прощанье...
Глава четвертая. ПЕРЕХВАЧЕННЫЙ ГОНЕЦ.
1
Колдовские пейзажи мелькали за окном.
Возникало озерцо с аспидно-черной водой и черным камнем посредине. На
таком камне полагалось сидеть царевне-лягушке, величественно-неподвижной,
задумчивой.
Горизонт волнистой чертой перечеркивал ели, над которыми в такт колесам
покачивался месяц.
Шубин не отходил от окна.
Соседи по купе устраивались играть в домино. Стоймя утвердили чемодан, на
него положили другой. Столик у окна занимать было нельзя: на столике стояли
цветы. Инженер-механик с достоинством давал пояснения:
- Самые ранние! Жена гвардии капитан-лейтенанта в оранжерее купила.
Как же! Открылись уже и оранжереи в Ленинграде!
Вокруг цветов завязывался робкий роман между проводницей и молоденьким
лейтенантом-сапером, видимо только что выпущенным из училища.
Весь вагон проявил большое участие к цветам. Лейтенант первым произнес
слово "складчина". Кто-то посоветовал для подкормки пирамидон, но общим
решением утвердили сахар. Тотчас лейтенант обошел соседние купе и притащил
полстакана песку и немного кускового.
- Будем подсыпать систематически, - объявил он сияя, - и доставим букет
совершенно свежим!
Проводница с особым старанием, чуть ли не каждый час, меняла воду в
банке. При этом косила карим глазом в сторону лейтенанта и многозначительно
вздыхала:
"Вот она, любовь-то, какая бывает!"
А на станциях и полустанках у окна с букетом собиралась толпа. Местные
девушки с соломенного цвета волосами и в пестрых косыночках замирали на
перроне, благоговейно подняв лица к ранним, невиданно ярким цветам.
"Хорошие люди, - думал Шубин, стоя в проходе. - Очень хорошие. И
лейтенант хороший, и проводница, и эти светленькие девушки-латышки. А против
них поднялась со дна нечисть, выходцы из могил! Тянутся своими щупальцами,
хотят задушить, обездолить. Но - не выйдет! Я не дам!"
Соседи звали его "забить козла" - он отговорился неумением. Заиграли
песню - не подтянул. Дружно пригубили чарочку, но и после этого Шубин не
развеселился. Поговорил о том о сем и убрался в сторонку.
В купе было темно. Между разнообразными, плотно утрамбованными вагонными
запахами бочком протискивался аромат цветов.
Было жаль Викторию. Шубин еще никогда не видел ее. такой растерянной,
беспомощной, заплаканной.
Зато теперь все стало на свое место: он воюет, она волнуется. Прошлой
весной, в начале их знакомства, было наоборот. Шубину было очень неловко от
этого.
Но мысли о Викторин перебивались другими, будничными мыслями: о мерах
предосторожности, которые надо принять, перебрасывая катера с вокзала в
порт, о спорах со скупой шхиперской частью, не желавшей отпускать брезент, и
так далее.
Шубин не знал, не мог знать, что гонец с "Летучего Голландца" уже
снаряжается в путь...
2


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 [ 54 ] 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Херберт Фрэнк - Муравейник Хеллстрома
Херберт Фрэнк
Муравейник Хеллстрома


Посняков Андрей - Черный престол
Посняков Андрей
Черный престол


Контровский Владимир - Последний оргазм эльфийского короля
Контровский Владимир
Последний оргазм эльфийского короля


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека