Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

оружия, он просто продолжал идти по тропинке прямо на Ротанова с какой-то
жуткой неотвратимостью, не делая ни малейшей попытки спастись. С каждым
его шагом все ниже опускался ствол пульсатора, потому что не было ничего
нелепее, чем стоять со вскинутым оружием навстречу идущему к тебе
безоружному человеку, даже в том случае, если он и не был человеком...
Синглит остановился, когда осталось всего шагов пять, пульсатор
болтался у Ротанова на ремне стволом вниз, но это ничего не значило. Он
успел бы его вскинуть и выстрелить, даже в том случае, если противник
попытается неожиданным рывком преодолеть эти оставшиеся пять метров. Но
его противник ничего не пытался, ничего не хотел, просто стоял и
усмехался, и в его ухмылке Ротанов с ужасом находил что-то знакомое.
- Здравствуй, пилот. Мы, кажется, на этот раз поменялись ролями?
Помнишь склад?
На секунду все поплыло у Ротанова перед глазами; ночной лес,
полыхающий куст и эта жуткая ухмылка.
- Я ведь чуть было не убил тебя, Филин.
- Ну и зря не убил, потому что никакой я не Филин, а самый
обыкновенный синглит. Был Филин, да весь вышел. Но раз уж все-таки не
убил, то, может, побеседуем?
И Ротанов сразу же поверил ему, потому что не мог Филин пройти ночью
через лес и остаться Филином, и раз он стоит здесь, то все так и есть. Не
Филин это, а синглит. И странно, это соображение ровным счетом ничего не
меняло. Потому что это был все-таки Филин, с его рыжей всклокоченной
бородой, с его жуткой ухмылкой, с неровными, изъеденными кариесом
зубами... И это лицо всю оставшуюся жизнь стояло бы потом у него перед
глазами, если бы он не удержался, нажал спуск секунду назад.
- Ну что же... Рассказывай. Рассказывай, где пропадал...
Странная это была беседа у костра, место которого занял догорающий
куст. Филин рассказывал обстоятельно, не спеша, словно все эти долгие дни
копил в себе желание высказаться, и вот теперь нашел наконец достойного
слушателя. Он рассказывал об огромном городе-доме, о своей тоске, о том,
как бежал к реке, и о том, как постепенно, с каждым днем все больше
переставал быть человеком. Он рассказывал о своей мечте отомстить тем, кто
изуродовал его жизнь, отнял друзей, будущее, цель... И о том, как
постепенно тускнела эта мечта, потому что они сумели предложить взамен
других друзей, другое будущее, другую чуждую и по-своему прекрасную жизнь,
которую он все же не хотел принимать, как часто не хотят люди принимать
фальшивки даже в том случае, когда мастерство подделки превосходит
натуральный образец по красоте и правдоподобию, просто за то, что это
подделка...
Он давно кончил свой рассказ, и оба они молчали, глядя на догорающий
куст. Словно время остановилось, застыло, словно все только что
рассказанное одним из них и услышанное другим было всего лишь злой
сказкой, дурным сном, у которого нет продолжения. Вот сейчас они
проснутся, взойдет солнце, туман рассеется... Но солнце все не всходило,
только куст догорел, с шипеньем погасли последние красноватые глаза углей,
не стало видно лиц, и лишь тогда Ротанов нарушил наконец молчание.
- И что же дальше? Зачем ты меня искал?
- А вот этого я и сам как следует не знаю... Поверил наставнику, что
ты можешь что-то изменить, исправить... Как будто это возможно... Ну да
ладно. Я обещал проводить тебя на поляну, на ту самую, где проходит
цикличный переход. Пойдем.
И Ротанов почувствовал острый, болезненный укол совести, как будто
был виноват в том, что ничего не сумел придумать, обманул его надежды, как
будто был виноват в том, что сам все еще оставался человеком, в то время
как Филин перестал им быть и никогда уже не сможет стать снова.
Он с трудом заставил себя подняться и шагнуть в сгустившийся туман за
этой светлой, почти нереальной в темноте фигурой, месяц назад бывшей
здоровенным парнем по имени Филин, а теперь вот ставшей синглитом, почти
призраком, фантомом из страшной сказки... И он, инспектор Ротанов,
каким-то образом был за это ответственным, потому что вовремя не
разобрался в ситуации, не принял мер, ни черта не сумел исправить и даже
понять на этой планете, и вот теперь бредет в потемках неизвестно куда...
И думает о том, что право быть человеком остается за каждым, кто им
рождается, до самой смерти, и никто не смеет посягнуть на это право, но
вот все-таки посягнули... И раз так, его задача как инспектора предельно
очевидна - он должен раз и навсегда сделать это невозможным, а не забивать
себе голову сложными проблемами. От этого простого решения стало немного
легче.
Тропинка вывела их на вершину холма. Кусты раздвинулись, и оттого,
что ветер сносил с вершины туман, здесь было немного светлее. На несколько
секунд в разрыве облаков показались звезды. Снизу, оттуда, где они недавно
сидели у горящих кустов, тянуло промозглым холодом и не было видно ни
малейшего огонька. Сырость притушила все следы пожара. Филин замедлил
шаги, дождался, когда Ротанов догнал его, и пошел рядом.


- Мы уже пришли. Это где-то здесь. Я чувствую что-то. Кружится
голова. И еще мне страшно. Побудь со мной рядом, это скоро начнется...
Ротанов ни о чем не спросил и только подумал, каким же должен был
быть его ужас перед предстоящим, если такой человек, как Филин, признался
в своем страхе. Ротанов крепче стиснул пульсатор. Под ногами хрустела
галька и прибитая холодом, но все еще колючая и упругая, как стальная
щетина, трава. Теперь они шли медленно, молча, почти торжественно, словно
приглашенные на какую-то церемонию, таинственную мистерию этой сумасшедшей
планеты. До вершины, на которой уже угадывалось широкое открытое
пространство, оставалось всего несколько десятков шагов, и Ротанов
почувствовал, что Филин незаметно подвинулся ближе к нему, словно во всем
этом враждебном и холодном мире он остался для него единственной защитой.
- Может быть, тебе лучше не ходить дальше?
- Я уже не могу вернуться. Меня ноги не слушаются, тянет как магнит.
Не хочу идти, а все равно иду...
- Что же ты раньше молчал? - Он схватил его за плечо, пытаясь
остановить.
Филин отрицательно печально покачал головой.
- Это тоже не поможет. Уже поздно. Мы давно попали в зону. Да и что
мне остается? Я ведь теперь синглит и должен жить как они. И не поймешь ты
ничего без меня. Пойдем. Я и так задержался. Внутри смертельный холод, все
словно застыло... Мы не можем жить без солнца так долго...
Вдруг Ротанов представил, что совсем недавно по этой самой тропинке,
может быть сдерживая такой же леденящий, рвущийся наружу страх, прошла и
она тоже... Кажется, он начинал понимать, почему она попросила не
провожать ее в этот последний путь... Где-то он читал, в глубокой
древности была такая дорога... Дорога на эшафот... Чтобы понять, что могли
означать эти пустые для человека двадцать третьего века слова, нужно было
побывать на этой тропинке. Скоро это кончится. Он никому не позволит
больше испытывать здесь такой вот смертельный ужас.
В сером жемчужном сумраке они видели довольно далеко вокруг. Здесь
никогда не бывает такой полной ночи, как на Земле. Виноваты крупные
близкие звезды, и только облака да рваные полотнища тумана мешали
рассмотреть, что там делалось впереди на огромной пологой поляне,
покрывшей всю вершину холма. Кусты кончились, и оба остановились. Они уже
стояли на краю поляны. На время Ротанов забыл о Филине, пораженный
открывшимся ему зрелищем.
Всю поляну до самого края заполняли какие-то слабо светящиеся
голубоватым светом предметы. Их было так много, что поляна походила на
ночное небо, сплошь забитое странными холодными звездами. Ближайшие
светящиеся предметы лежали у самых ног, и, присмотревшись, он понял, что
это такое... Свет был слабым, мерцающим, и все же его хватало, чтобы
высветить травинки вокруг, влажные ветви кустов... Округлые изогнутые бока
предметов, словно вылепленные неведомым скульптором, странным образом
закручивались, смыкались друг с другом своей утонченной частью. Если
смотреть слишком пристально, нельзя было уловить форму предмета.
Сколько их здесь, тысячи? Десятки тысяч? Кто и зачем принес их все
сюда? Вдруг он вздрогнул, потому что рядом с ним что-то произошло. Он
резко обернулся. На том месте, где только что стоял Филин, клубилось
плотное бесформенное облако тумана. Оно постепенно расплывалось, меняло
форму, вытягивалось вверх грибообразным султаном, наконец оторвалось от
земли и медленно, словно нехотя, потянулось вверх.
У самого подножия этого туманного столба Ротанов увидел еще один
светящийся предмет. Он мог бы поклясться, что минуту назад его там не
было... Он задрал голову, стараясь рассмотреть, куда уходит туманный
хвост, только что бывший Филином. Не так уж высоко над поляной висела
плотная туча. Облако втянулось в нее, словно всосалось внутрь, послышался
слабый чавкающий звук. Вся туча чуть заметно колыхалась. По ней шли от
края до края световые волны, слабое мерцание на грани видимости
сопровождало волны зеленоватых, розовых, голубых тонов, они шли друг за
другом и неслышно исчезали, высвеченные по краям роем искорок.
Пожалуй, это было красиво. И еще он чувствовал странную отрешенность,
потому что все происходящее было настолько чуждо, нечеловечно, что
утратило тот первозданный оттенок ужаса, который сопровождал его до самой
поляны. Он уже не испытывал ни гнева, ни страха. Только горечь да еще
легкую грусть, какую всегда испытывает человек, случайно попавший на
кладбище, потому что во всех этих гнилушках, рассыпанных по поляне, было
что-то от кладбища...
"Ну вот ты и добрался до сгнившего сердца этой проклятой планеты", -
сказал он себе и не испытал ни радости, ни удовлетворения. В нем появилась
странная двойственность, словно внутри проснулся какой-то новый,
неизвестный ему человек и чуть насмешливо и грустно наблюдал теперь за тем
прежним Ротановым, который пришел на эту поляну, сжимая в руках оружие,
собираясь кому-то мстить, творить суд и расправу, не имея ни малейшего
права ни на то, ни на другое, потому что все происшедшее вообще оказалось


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 [ 53 ] 54
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Мужчинам не понять, или Танцующая в одиночестве
Шилова Юлия
Мужчинам не понять, или Танцующая в одиночестве


Сапковский Анджей - Свет вечный
Сапковский Анджей
Свет вечный


Скальци Джон - Последняя колония
Скальци Джон
Последняя колония


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека